Переводческие ошибки при передаче редупликативных образований (на материале английского языка)

Автор: Шульга Наталья Владимировна, магистр педагогических наук, аспирант кафедры общего и русского языкознания Белорусского государственного педагогического университета имени М. Танка, г. Минск
Научный руководитель: Стариченок Василий Денисович, декан факультета русской филологии Белорусского государственного педагогического университета имени М. Танка, доктор филологических наук, профессор
Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

 

Как известно, совершенные, идеальные переводы попадаются крайне редко. Считается, что хороший перевод (помимо полной передачи всех особенностей смысла, структуры и стиля подлинника) должен обладать безупречностью языка и служить полноценной заменой оригинала, создавая у читателя полную иллюзию того, что текст изначально создан на языке перевода.

На сегодняшний день проблема качества перевода носит всеохватывающий характер. Она рассматривается переводчиками и специалистами в области переводоведения всех стран мира. Тем не менее, почти каждый перевод содержит какие-либо погрешности, ошибки, недочеты.

Применительно ко всем явлениям окружающей нас действительности, ошибка определяется как «несоответствие между объектом или явлением, принятым за эталон, и объектом/явлением, сопоставленным первому» [6]. В переводоведении ошибка рассматривается как отступление от содержательного соответствия перевода оригиналу (А.Д. Швейцер), как мера несоответствия перевода оригиналу (Р.К. Миньяр-Белоручев) и как мера дезинформирующего воздействия на читателя (В.Н. Комиссаров) [5; с. 49].

Наиболее существенными классификациями переводческих ошибок, представляются классификации, предложенные Л.К. Латышевым [4] (выделяет четыре типа ошибок: 1) ошибки в трансляции исходного содержания; 2) искажения; 3) неточности и 4) неясности), В.Н. Комисаровым [3] (выделяет ошибки: 1) представляющие собой грубое искажение содержания оригинала; 2) приводящие к неточной передаче смысла оригинала, но не искажающие его полностью; 3) не нарушающие общего смысла оригинала, но снижающие качество текста перевода вследствие отклонения от стилистических норм ПЯ; 4) не влияющие на эквивалентность перевода, но свидетельствующие о недостаточном владении переводчиком языком или его неумении преодолеть влияние языка оригинала), И.А. Цатуровой и Н.А. Кашириной [8; с. 171] (выделяют следующие виды ошибок: 1) функционально-содержательные, 2) функционально-нормативные и 3) культурологические ошибки), А.Б. Шевниным [9] (подразделяет все ошибки на агнонимы (ошибки импрессивного типа) и паранормативы (ошибки экспрессивного типа)), Д.М. Бузаджи [2] (предлагает классификацию логических ошибок, выделяя ошибки, нарушающие предметную и понятийную логичность).

Мы будем рассматривать ошибку как необоснованное отступление от нормативного требования эквивалентности, приводящее к несоответствию содержания перевода оригиналу, принимая во внимание все недочеты, погрешности и шероховатости, допущенные переводчиком при передаче редупликативных образований с одного языка на другой.

Таким образом, цель настоящей статьи состоит в том, чтобы при помощи метода сопоставительного анализа обнаружить различные виды несоответствий между текстом оригинала и перевода с точки зрения передачи редупликативных образований английского языка на русский язык, а также предложить возможные варианты решения рассматриваемых переводческих недочетов.

Все представленные переводческие ошибки были выведены на основе сопоставления оригиналов художественных текстов с текстами переводов, выполненных в течение последних двух десятилетий, когда, по нашему мнению, требования издательств к качеству переводной литературы заметно снизились.

Под редупликативными образованиями (от лат. reduplicatio ‘удвоение’) мы понимаем слова, имеющие определенную фонетическую и словообразовательную структуру. Вслед за зарубежными лингвистами (Н. Таном, Х. Марчандом, К. Хансеном) мы выделяем три типа редупликативных образований: 1) полные редупликативы – включают в свой состав компоненты без фонетических изменений (рус. тю-тю; англ. tick-tick); 2) аблаутивные – состоят из компонентов с чередующейся гласной в корне (рус. пиф-паф; англ. zig-zag); 3) рифмованные – состоят из компонентов с чередующимися начальными согласными (рус. тары-бары; англ. nimsy-mimsy).

Проведенное нами исследование показывает, что среди редупликативных образований, встречающихся на страницах художественных произведений, основная часть представляет собой эмоционально-оценочные наименования предметов повседневного быта, а именно стилевые синонимы, имеющихся в языке нейтральных обозначений этих предметов (ср. в рус. шуры-муры и любовь, роман, интрижка; в англ. hanky-panky и love, affair, flirtation). Основным же назначением большинства редупликативов обоих языков является выражение отрицательной оценки.

Таким образом, при анализе переводов редупликативных образований мы исходили из того, что задачей переводчика является не только обеспечение опосредованной двуязычной коммуникации, но и выражение коммуникативной интенции автора переводимого текста и оказание на получателя перевода воздействия, максимально приближенного по своему характеру к тому, на которое рассчитывает автор оригинала.

При передаче редупликативных образований английского языка на русский язык нами были выявлены следующие переводческие ошибки (в целом, появление переводческих ошибок обусловлено двумя факторами: компетенцией переводчика и сложностью переводимого текста):

1)      Буквальный перевод редупликативных образований.

10:30 a.m. Jude just called and we spent twenty minutes growling, 'Fawaw, that Mr. Darcy.' I love the way he talks, sort of as if he can't be bothered. Ding-dong! Then we had a long discussion about the comparative merits of Mr. Darcy and Mark Darcy, both agreeing that Mr. Darcy was more attractive because he was ruder but that being imaginary was a disadvantage that could not be overlooked (H. Fielding “Bridget Jones's Diary”).

10:30. Только что звонила Джуд и мы двадцать минут подряд наперебой мурлыкали: "Ох, какой же он красавчик, этот Мистер Дарси!" Я обожаю его манеру разговаривать, словно его ничего не колышит. Динг-донг! Потом мы долго сравнивали достоинства Мистера Дарси и Марка Дарси и пришли к выводу, что Мистер Дарси, все-таки, более привлекателен, но вымышленность его образа дает Марку Дарси определенное преимущество (Х. Филдинг «Дневник Бриджит Джонс». Пер. Г. Багдасарян).

Очевидно, что дословный перевод аблаутивного редупликата ding-dong при помощи транслитерации не соответствует норме и узусу русского языка (ср. в рус. динь-дон). К тому же ding-dong является аллюзией насвадебные колокола, то есть при мысли о потенциальном женихе у девушки в голове звучит марш Мендельсона. Отсюда и возможный вариант перевода: «Прямо замуж захотелось».

2)      Неправомерное опущение редупликативного образования.

It must have been a game day, because she had on her cheerleader uniform, a green-and-white pleated miniskirt and a tight white sweater with a giant A across the front of it. I think she stuffs her pom-poms down her bra when she isn’t using them. Otherwise, I don’t see how her chest could stick out so much. / “Nice hair, Amelia,” she said in her snotty voice. / “Who are you supposed to be? Tank Girl?” (M. Cabot “The Princess Diaries”).

Наверное, в этот день была игра, потому что Лана была в форме болельщицы – в мини‑юбке в зеленую и белую клеточку и обтягивающем белом свитере с огромной буквой А на груди. / – Милые волосики, Амелия, – сказала она своим противным голоском, – кого ты хочешь изобразить, девочку Танкистку? (М. Кэбот «Дневники принцессы». Пер. Е.К. Денякиной).

Как видно из данного примера, опущение переводчиком полного редупликата pom-poms искажает коммуникативное намерения автора, смысл, вкладываемый автором в текст как в инструмент воздействия на получателя. Можно предложить следующий вариант перевода данного предложения: «Подозреваю, что когда она не пользуется своими помпонами, она запихивает их на хранение в лифчик. Иначе, с чего бы её грудям так выпирать». Помимо этого, видится неудачным использование переводчиком буквального перевода фразы Tank Girl (девочка Танкистка). Tank girl – вымышленная героиня британских комиксов с характерной панковской прической (подробнее см. [11]). Лана говорит о волосах, значит, сравнивая Амелию с Tank girl, она попросту хочет сказать, что у той на голове всклокоченные, грязные, слипшиеся волосы. Отсюда и возможный вариант перевода: «Красота-то какая на голове!, – сказала она своим гнусавым голосом. – Неужели это прическа а-ля «я у мамы вместо швабры»?

В целом, применительно к данному примеру уместно следующее замечание: когда переводчик сталкивается с тем, что ему не до конца понятно, он либо переводит это дословно (что при возникновении претензий позволит ему невозмутимо ответить, что «так написано в оригинале»), либо генерализирует или вовсе пропускает непонятную фразу, вместо того, чтобы попытаться восстановить смысл на основании логики контекста и дать читателю полноценный перевод.

3)      Неправильный выбор конкретного значения редупликатива-полисеманта.

I was just standing in the shop trying to keep all the change separate with the shopkeeper when this bloke walked in obviously in a real hurry and said. 'Could you let me have a box of Quality Street?' as if I wasn't there. The poor shopkeeper looked at me as if not sure what to do. / 'Excuse me, does the word 'queue' mean anything to you?' I said in a hoity-toity voice, turning around to look at him. I made a weird noise. It was Mark Darcy all dressed up in his barrister outfit. (H. Fielding “Bridget Jones's Diary”).

В магазине я только хотела попросить продавщицу не смешивать всю сдачу в одну кучку, как дверь распахнулась и какой-то высокий мужик стремительно шагнул к прилавку. Не обращая внимания на то, что продавщица занята со мной, он потребовал: / – Пачку "Столичной Улицы", – продавщица – беспомощно уставилась на меня. / – Простите, вы знаете, что такое очередь? – величественно произнесла я, обернулась и тут же приглушенно пискнула. Передо мной стоял Марк Дарси, невероятно представительный в своей адвокатской мантии (Х. Филдинг «Дневник Бриджит Джонс». Пер. Г. Багдасарян).

Рифмованный редупликат hoity-toity в электронном словаре Мультиран переводится как надменный; высокомерный; обидчивый; раздражительный; ветреный; игривый; легкомысленный; презрительный; снобистский. Из контекста видно, что героиня явно возмущена и раздражена бестактным покупателем. Поэтому, вариант «Простите, вы знаете, что такое очередь? – возмутилась я и обернулась» видится нам в данном контексте более приемлемым. К тому же в данном отрывке переводчик допустил грубую смысловую ошибку: a box of Quality Street – это не пачка сигарет (даже если бы это и было название сигарет, то следовало бы передать его при помощи транскрипции), а коробка шоколадных конфет, производимая компанией «Нестле» (подробнее см. [10]).

4)      Узуальные нарушения.

Ah. Telephone. / "Oh, hello, darling, it's Mummy here." / Mummy! Anyone would think I was about to do a poo-poo in her hand. / "Where are you, Mother?" I said. (Helen Fielding “Bridget Jones: The Edge of Reason”).

Ах, телефон. / – О, привет, дорогая, это мамочка! / «Мамочка»! Можно подумать, что я ещё какаю ей в ладошку. / – Где ты, мама? (Х. Филдинг «Бриджит Джонс: грани разумного».Пер. А.Н. Москвичевой).

Очевидно, что вариант «какаю ей в ладошку» неприемлем. Гораздо более эстетичным видится вариант: «Можно подумать я маленькая девочка!»

В результате проведенного сравнительного анализа текстов оригиналов и их русских переводов на наличие смысловых ошибок, неточностей единиц перевода, немотивированных опущений и стилистических недочетов, мы выделяем две основные причины появления ошибок при передаче редупликативных образований:

1)      Пробелы в знаниях (недостаточное владение иностранным языком, нехватка экстралингвистических знаний).

Denise Thorne looked very sad. Her long, straight hair was the color of raw honey. She was wearing a paisley miniskirt with a buckskin vest, the fringe longer than her dress. She was wearing white go-go boots and held a bouquet of flowers in her hands (N. Collins “Sunglasses after dark”).

У Дениз Торн был очень грустный вид. Длинные прямые волосы цвета густого меда. На ней была пестрая мини‑юбка и замшевая куртка с бахромой ниже юбки. На ногах у нее были белые модные сапожки в пол‑икры, а в руках букет цветов. (Н. Коллинз «Ночью в темных очках». Пер. М.Б. Левина).

Без сомнения, обширные фоновые знания – гарант наиболее адекватного, полного перевода, соответствующего прагматической направленности исходного материала (благо, на сегодняшний день на помощь переводчику приходят различного вида поисковые системы всемирной сети Интернет). Так, используя информационно-поисковую систему Гугл и энциклопедию Википедия узнаем, что paisley miniskirt – не просто пестрая мини-юбка, а юбка с узором «турецкий огурец», buckskin vest – кожаный или замшевый жилет, а не куртка, и наконец, go-go boots – это никак не сапожки в пол‑икры, а наоборот – любая разновидность женских сапог на низком каблуке, доходящих до колена (признаком сексуальности является ношение таких сапог (надетых на босу ногу, на носки, на гольфы) в сочетании с мини-юбкой, мини-платьем, или короткими шортами) [7].

2)      Небрежное отношение к процессу и результату переводческой деятельности.

Wexler's testicles tried to crawl up into his belly, and his face twisted itself into a grotesque parody of a leer. The effect was devastating, transforming one of the country's leading popular psychologists into the stereotypical dirty old man wink-wink, nudge-nudge. He'd have to lay low, anyway, until the facial tics went away. He doubted he'd sell many books looking like a refugee from an old Batman comic, even on Donahue (N. Collins “Sunglasses after dark”).

Вдруг у него поджало мошонку, яички попытались вползти в живот, лицо перекосило в жутком подобии усмешки. Эффект был потрясающий – один из ведущих популярных психологов страны превратился в типичного старого похабника – подмигивающего, подталкивающего локтем. Да, надо будет залечь на дно, пока не пройдет лицевой тик. С такой рожей ему ни одной книжки не продать (Н. Коллинз «Ночью в темных очках». Пер. М.Б. Левина).

Очевидно, что переводчик, не обладая достаточным количеством фоновых знаний и желанием эти знания «раздобыть», решил пойти по пути наименьшего сопротивления и перевел редупликативное образование wink-wink, nudge-nudgeбуквально, допустив при этом грубую смысловую ошибку. Дело в том, что выражение wink-wink, nudge-nudge являетсяаллюзией на ставший классикой скетч «Понял, да?» английской комик-труппы «Монти Пайтон». Один из персонажей данного скетча подсаживается в пабе к незнакомому человеку – серьезному женатому англичанину в котелке (Сквайеру) и, желая узнать об интимной стороне отношений между полами, пристает к нему с вопросами, имеющими эротический подтекст (полный текст данного скетча, а также его перевод на русский язык можно найти в статье Д.М. Бузаджи и В.К. Ланчикова [1]). Комизм происходящего в том, что «серьезный англичанин в котелке» намеков не понимает, сам ни на что не намекает, а все сказанное незнакомым мужчиной трактует в невинном дословном смысле. То есть незнакомец изо всех сил старается намекать, но его намеки разбиваются об неповоротливый мозг Сквайра, а Сквайр говорит исключительно невинные вещи, но они трактуются незнакомцем как самые фривольные намеки. Отсюда и значение, закрепившееся за редупликативным выражением nudge-nudge, wink-wink‘used, heavy-handedly, to make a sexual or otherwise dubious innuendo’. Следовательно, более адекватным вариантом, соответствующим содержанию оригинала, видится следующий перевод: «Эффект был потрясающий – один из ведущих популярных психологов страны превратился в типичного старого похабника, любителя клубнички».

В заключении следует отметить, что критический разбор чужих ошибок является крайне эффективным средством обучения переводу и повышения его качества. Мы считаем, что учиться лучше на чужих ошибках, допуская меньше своих. Ведь «основная задача – научить переводчиков не как переводить, а как не переводить» [9; c. 181].

Мы твердо убеждены в том, что наряду с раскрытием семантического компонента, при межъязыковой трансляции необходимо добиваться сходного эмотивного и прагматического эффекта в переводимом языке, а также по возможности сохранять форму исходной единицы. Правильное прочтение оригинала, свободное владение всем богатством речевых средств языка перевода, их умелое использование обеспечат адекватность и эквивалентность перевода.

Удачным переводом редупликативных образований, на наш взгляд, является такой, в котором сохранены форма, семантика исходного слова, а также все функции, выполняемые подобными сложными единицами в тексте.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.      Бузаджи, Д.М. Ланчиков, В.К. По расчету и без брака : о разработке переводческой стратегии // Мосты. 2007. № 2. С. 11–24.

2.      Бузаджи, Д.М., Гусев, В.В., Ланчиков, В.К., Псурцев, Д.В. Новый взгляд на классификацию переводческих ошибок. М.: ВЦП. 2009. – 118 c.

3.      Комисаров, В.Н. Современное переводоведение. М.: ЭТС. 2001. 424 с.

4.      Латышев, Л.К. Технология перевода. М.: Академия. 2008. – 317 с.

5.      Максютина, О.В. Переводческая ошибка в методике обучения переводу // Вестник ТГПУ. 2010. Выпуск 1 (91). С. 49–52.

6.      Ошибка [Электронный ресурс] // Википедия, свободная энциклопедия [2010]. URL: http://ru.wikipedia.org/?oldid=27869708 (дата обращения: 28.09.2010).

7.      Сапоги для танцев [Электронный ресурс] // Википедия, свободная энциклопедия [2010]. URL: http://ru.wikipedia.org/?oldid=26030536 (дата обращения: 27.09.2010).

8.      Цатурова, И.А., Каширина, Н.А. Переводческий анализ текста. СПб.: Перспектива, Изд-во "Союз". 2008. – 296 с.

9.      Шевнин, А.Б. Эрратология. Екатеринбург: УрГИ. 2004. – 216 с.

10.    Quality Street [Электронный ресурс] // Википедия, свободная энциклопедия [2010]. URL: http://en.wikipedia.org/wiki/Quality_Street_

(confection) (дата обращения: 28.09.2010).

11.     Tank Girl [Электронный ресурс] // Википедия, свободная энциклопедия [2010]. URL: http://en.wikipedia.org/ w/index.php?title = Tank_Girl&oldid = 387452286 (дата обращения: 28.09.2010).