+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Институт присяжных переводчиков: зарубежный опыт и перспективы введения в России

Институт присяжных переводчиков: зарубежный опыт и перспективы введения в России

Автор: Ларин Александр Александрович, кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и административного права юридического факультета ГОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского».

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

 

Институт присяжных (судебных) переводчиков существует во многих зарубежных странах для осуществления официального перевода юридических документов на территории юрисдикции конкретного суда. Присяжный переводчик, также как и, например, нотариусы или арбитражные управляющие в России, осуществляет публично-правовую функцию, удостоверяя точность и правильность перевода документов. При этом перевод может быть выполнен как самим присяжным переводчиков, так и иным лицом.

Отношения присяжного переводчика и обратившегося к нему лица носят не договорную, а публично-правовую основу. Несмотря на то, что присяжный переводчик работает в режиме самофинансирования и самостоятельно организует свою работу, его деятельность подотчетна и подконтрольна государственным органам (как правило, Министерству юстиции). Основные условия работы присяжного переводчика определяются законом. Получение статуса присяжного переводчика, как правило, связано с рядом формальностей: сдачей экзамена, наличием гражданства государства,  получением высшего профессионального образования, прохождением периодической аттестации, принесением должностной присяги. Удостоверенные присяжным переводчиком документы имеют доказательную силу в суде, а сам такой переводчик действует от имени государства. В силу этого присяжный переводчик не вправе уклониться от удостоверения перевода и обязан оказать услугу любому лицу, которое к нему обратилось.

Присяжные переводчики являются частью юридической системы государства. Непосредственное организационное руководство системой присяжных переводчиков выполняет Министерство юстиции. Дополнительный опосредованный контроль через оценку правомерности их профессиональной деятельности осуществляют суды. Исполняя удостоверительные полномочия, присяжные переводчики становятся частью системы бесспорной гражданской юрисдикции.

Институт присяжных переводчиков существует в большинстве европейских стран. Во Франции деятельность бюро переводов подлежит обязательному государственному лицензированию, а присяжные переводчики работают при апелляционных судах. В Бельгии функцию назначения и контроля за присяжными переводчиками осуществляет окружной суд, в Великобритании – саморегулируемая организация переводчиков. В Германии переводчики сдают экзамены при торгово-промышленных палатах соответствующих земель и назначаются на должность судами.

Из стран ближнего зарубежья наибольший интерес представляет опыт Эстонии, где закон о присяжных переводчиках был принят 17 января 2001 года [1]. В соответствии с этим законом присяжный переводчик – это лицо, являющееся носителем публично-правовой должности, которому государством предоставлено право свидетельствовать в пределах, указанных в квалификационном свидетельстве, верность переводов документов с одного языка на другой, выполненных им самим или каким-либо другим лицом, верность копий таких переводов и верность копий переводимых документов. Присяжного переводчика не нужно каждый раз приводить к присяге и предупреждать об ответственности за неправильный перевод в судебном заседании. Экзаменационную комиссию по присвоению квалификации присяжного переводчика образует Министр юстиции Эстонии. К сдаче экзамена на получение квалификации присяжного переводчика допускаются по личным заявлениям дееспособные граждане Эстонии, имеющие академическое высшее образование, в отношении которых не известно ни одного обстоятельства, служащего препятствием для присвоения квалификации присяжного переводчика. Лица, сдавшие экзамен, получают квалификационное свидетельство и должны принести присягу. В квалификационном свидетельстве указываются языки, в отношении перевода на которые или с которых был сдан экзамен, результаты экзамена и аттестации, а также иные необходимые сведения.

Практикующие присяжные переводчики обязаны каждые пять лет проходить аттестацию, которую принимает та же экзаменационная комиссия. Лица, не прошедшие аттестацию, освобождаются от должности и допускаются к сдаче экзамена не ранее, чем через год со дня неудачной аттестации.

На основе рекомендации экзаменационной комиссии министр юстиции может установить минимальную годовую норму служебных действий присяжного переводчика. Присяжные переводчики, у которых количество совершенных  служебных действий не достигает установленной минимальной нормы, подлежат досрочной аттестации.

Присяжный переводчик обязан вести журнал регистрации служебных действий, куда вносятся записи о свидетельствовании верности переводов и копий. На засвидетельствованных присяжным переводчиком переводах и их копиях должны быть указаны размер платы, полученной за свидетельствование, номер записи в журнале регистрации служебных действий, имя присяжного переводчика и номер его квалификационного свидетельства, подпись и оттиск печати присяжного переводчика.

Ставка оплаты за услуги присяжного переводчика утверждена законом и составляет 3,15 евро за страницу. Плата за услуги присяжного переводчика за выполнение перевода документа с одного языка на другой определяется по соглашению сторон. Министр юстиции может установить максимальный размер названной платы.

Присяжный переводчик может помимо основной служебной деятельности осуществлять предпринимательскую деятельность, выполнять иную оплачиваемую работу или состоять на публичной службе, если основным видом его деятельности либо его основной трудовой или служебной обязанностью является выполнение переводов, преподавание языка или лингвистическая деятельность или если дополнительная деятельность связана с частым использованием иностранных языков, указанных в квалификационном свидетельстве. Дополнительная деятельность не должна нарушать беспристрастность присяжного переводчика и подрывать доверие в отношении его служебной деятельности.

Присяжный переводчик несет личную ответственность за вред, причиненный нарушением своих служебных обязанностей. Государство не отвечает за вред, причиненный присяжным переводчиком.

Следует отметить, что институт присяжных переводчиков не является новым для России. Согласно Учредительному судебному уставу 1865 года, должность присяжного переводчика вводилась в некоторых окружных судах — Оренбургском, Троицком, Уфимском, Астраханском, в Прибалтийском крае, на Кавказе и при мировом съезде области войска Донского [2]. В соответствии с этим документом присяжный переводчик был обязан «по требованиям судебных и правительственных установлений и по просьбам частных лиц изготовлять и проверять переводы с иностранных языков на русский и обратно актов, документов и других бумаг, а также копии написанных на иностранных языках бумаг». Перед вступлением в должность присяжные переводчики приносили присягу. Они состояли в структуре Министерства юстиции, считались государственными служащими, хотя и не имели права на производство в чины и пенсию. Должность присяжного переводчика разрешалось совмещать только с должностью нотариуса. За переводы по заказу официальных органов переводчики получали вознаграждение по тарифу, утвержденному министром юстиции, а за работу на частных лиц – по добровольному соглашению с просителями.

Должность штатных официальных переводчиков существовала и в советском государстве. Постановлением ВЦИК «Об утверждении положения о судоустройстве РСФСР» от 19 ноября 1926 года [3] предусматривалось, что «при губернских судах, где в этом имеется потребность, состоят судебные переводчики, назначаемые председателем суда из числа лиц, не опороченных по суду, пользующихся избирательными правами и выдержавших испытания в знании иностранных и местных языков». Должность судебного переводчика можно было совмещать со службой по найму, причем не только в государственных и кооперативных учреждениях, но и у частных лиц.

В современной России институт присяжных переводчиков отсутствует, а предоставление услуг по переводу в соответствии со статьей 17 Федерального закона от 08.08.2011 №128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» [4] не относится к видам деятельности, на осуществление которых требуется лицензия. Удостоверение перевода официальных документов осуществляется нотариусами в порядке, предусмотренном статьей 81 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате [5]. Нотариус засвидетельствует верность перевода только в том случае, если сам он владеет соответствующим иностранным языком. В противном случае перевод может быть сделан переводчиком, подлинность подписи которого свидетельствует нотариус. При этом нотариус не отвечает за точность и правильность перевода и не проверяет квалификацию переводчика. Не несет в этом случае уголовную ответственность и сам переводчик. В России ответственность за заведомо неправильный перевод установлена только для участия переводчика в административном или исполнительном производстве (в соответствии со статьей 17.4 КоАП применяется административная ответственность в виде штрафа в размере от 1000 до 1500 рублей), а также в суде или при производстве предварительного расследования (уголовная ответственность по ст. 307 Уголовного кодекса РФ).

В результате, в России могут быть легализованы документы, перевод которых на русский язык невольно или умышленно является неточным. С другой стороны, требования к документам, представляемым для совершения нотариальных действий, установленные статьей 45 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, не всегда совпадают с правилами оформления аналогичных документов в зарубежных государствах. Поэтому такие документы, даже если они оформлены в строгом соответствии с законодательством выдавшего их государства, не могут быть легализованы на территории России.

В условиях интеграции России в мировое экономическое сообщество, проблема официального перевода документов перестает быть чисто лингвистической и превращается в вопрос национальной безопасности. Поскольку делопроизводство в России ведется на русском языке, любой официальный иностранный документ становится правоустанавливающим только после выполнения его нотариально заверенного перевода. Введение института присяжных переводчиков и обязательного лицензирования деятельности бюро переводов позволило бы решить поставленные выше проблемы.

Деятельность сообщества присяжных переводчиков могло бы регулироваться уже принятым Федеральным законом от 1 декабря 2007 г. N 315-Ф3 "О саморегулируемых организациях" [6]. Подобная система успешно применяется в строительной отрасли, где с 1 января 2010 года лицензирование было заменено выдачей саморегулируемыми организациями допуска к строительным работам. Указанный федеральный закон в частности предусматривает требования стандартизации профессиональной деятельности, а также обеспечения имущественной ответственности перед потребителями товаров или услуг, а также применения мер дисциплинарного воздействия в случае нарушения указанных требований. Ответственность присяжных переводчиков за ущерб, причиненный в результате совершения им должностных ошибок, может покрываться за счет компенсационного фонда саморегулируемой организации. Обязательным условием вступления в саморегулируемую организацию могла бы стать сертификация бюро переводов по международному стандарту качества услуг ISO 9001.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Закон Эстонской Республики от 17.01.2001 (ред. от 19.06.2008) "О ПРИСЯЖНЫХ ПЕРЕВОДЧИКАХ" (Объявлен Президентом ЭР 30.01.2001) // RT I. 2001. 16. 70.

2. Положение о введении в действие Судебных Уставов 20 ноября 1864, утвержденное 19 октября 1865 г.) // Российское законодательство X-XX веков. Т.8. Судебная реформа. М.: Юрид. лит.,1991. С. 8

3. Положение о судоустройстве РСФСР от 19.11.26 // СУ, 1926, № 85, Ст. 624.

4. Российская газета. №97. 06.05.2011.

5. Российская газета. №49. 13.03.1993.

6. Российская газета. №273. 06.12.2007.