+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Проблема числительных как части речи

Проблема числительных как части речи

Автор: Дубровская Вероника Владимировна, ассистент кафедры основ английского языка факультета английского языка Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

 

Вопрос о принципах выделения частей речи относится к числу наиболее сложных и запутанных в современном языкознании. Несмотря на то, что классификация слов по частям речи восходит к античным грамматикам, актуальность исследований в этой области сохраняется по сей день.

Расхождения в классификациях частей речи касаются трех моментов: числа выделяемых частей речи; критериев и принципов, положенных в основу классификаций (семантические, синтаксические и/или морфологические критерии), целесообразности применения только одного критерия (гомогенная классификация) или нескольких критериев (гетерогенная классификация).

В конце XIX в. А.А. Потебня и Ф.Ф. Фортунатов выдвинули разные принципы классификации частей речи. Потебня на первое место поставил семантику частей речи, указав также и на их синтаксическую роль. Фортунатов построил классификацию частей речи на последовательном проведении морфологического принципа, назвав классы слов формальными классами. Л.В. Щерба предложил классифицировать слова по совокупности морфологических, синтаксических и семантических признаков.

В современном языкознании вопрос об основах классификации частей речи остается дискуссионным. Одни лингвисты определяют части речи как лексическую категорию, лексическую классификацию слов, как инвариант предметно-логического плана (Ю.М. Скребнев, А.Е. Михневич). Другие лингвисты считают, что части речи – это логические разряды слов и поэтому решающее значение при выделении частей речи имеют их морфологические признаки. Однако этот критерий непригоден для языков со слабо развитой морфологической системой. Например, в английском языке определять части речи приходится на основании двух признаков: семантического (категориального значения) и синтаксического (сочетаемости и функции в предложении).

Наконец, части речи рассматриваются как лексико-грамматические разряды слов, которые отличаются друг от друга не только рядом грамматических черт (морфологически – изменяемостью и неизменяемостью, способом изменения, парадигматикой; синтаксически – способами связи с другими словами и синтаксической функцией), но и лексически. Эта точка зрения является наиболее принятой в современном языкознании. 

Полная характеристика частей речи требует характеристики каждой части речи по всем ее признакам (морфологическим, синтаксическим и семантическим).

Статус числительных в языковых классификациях до сих пор остается дискутируемой проблемой. С одной стороны, они являют собой пример чрезвычайно монолитного в структурно-семантическом отношении участка лексики, с другой – «озадачивают» исследователя целым рядом вопросов. Общепринятые частеречные характеристики, базирующиеся на триаде «семантика – морфология / словообразование – синтаксис» в случае с числительными обнаруживают определенные противоречия. Что именуют числительные? Чем обусловлены их морфологические, словообразовательные и синтаксические свойства, в одних случаях сближающие числительные с существительными, прилагательными и местоимениями, а в других, свидетельствующие об индивидуальном своеобразии числовых наименований? Отсутствие достаточно четких ответов на эти и иные вопросы приводит в итоге к тому, что числительные, которые представляют собой универсалии и имеются практически во всех языках, становятся порой изгоями частеречных систем. Право числительных именоваться самостоятельной частью речи периодически оспаривается, вплоть до его полного отрицания. Это – парадокс, уникальный для группы лексики столь цельной и столь обширной [2, C. 6].

Отто Есперсен считал, что числительные «было бы, вероятно, правильнее рассматривать как особый подразряд внутри местоимений, с которыми они имеют несколько сходных черт» [6].

Генри Свит так же не признавал числительные в качестве самостоятельной части речи, называя их особым классом существительных и прилагательных (noun-numeral, adjective-numeral) [7, C. 37]. При этом количественные числительные могут свободно использоваться и как прилагательные, например, three men, we are seven, и как существительные – the three, all three, three of us, by twos and threes. Что касается порядковых числительных, они главным образом употребляются как прилагательные.

Неодинаковые в ряде случаев грамматические свойства, характеризующие отдельные числительные, объясняются тем, что имя числительное как особая лексико-грамматическая категория слов складывалась постепенно и на базе различных имен существительных и прилагательных. «Математическое отвлеченное мышление вторглось в общий язык и трансформировало систему числительных имен, лишив их отчетливых форм имени, оторвав их от структуры существительных и прилагательных» [1, C. 234].

Числительное – класс полнозначных слов, обозначающих число, количество, меру и связанные с числом мыслительные категории порядка при счете, кратности (повторяемости), совокупности [4, C. 582]. В соответствии с этими значениями выделяются количественные и порядковые числительные. Количественные числительные обозначают количество, число, отвлеченный результат счета; порядковые – порядковые номера, присваиваемые предметам или явлениям в процессе счета.

Выражение числительными счетно-числовых понятий целиком определяет характерное для них абстрактно-количественное значение, несвойственное другим разрядам слов. Именно это абстрактно-количественное значение и отличает прежде всего числительные от других имен.

«Категория числа (по крайней мере в пределах счета до тысячи) в западноевропейских языках освобождена от предметности. Понятие числа здесь математизировано, если можно так выразиться. Название числа является абстрактным показателем количества однородных предметов, обозначением их счета. Во многих языках, например, латинском, греческом, французском, немецком, английском, числительные имена (по крайней мере, начиная  с 4) не имеют ни форм рода и числа, ни форм падежей, а следовательно, сами по себе не определяются прилагательными» [1, C. 233]. К английскому языку это положение применимо в большей мере, чем к другим языкам, так как в нем эти особенности присущи числительным, начиная с единицы. Категория предметности может присутствовать только в числительном «million», которое может принимать форму множественного числа и требует в этом случае употребления предлога of; так, наряду с three million people возможно также three millions of people [3, C. 142].

Числительные, начиная с двух, выступают в качестве своеобразного средства точного определения того недифференцированного понятия множественности, которое свойственно во множественном числе именам существительным (ср.: There were desks in the room. – There were five desks in the room.). Этим и объясняется употребление числительных (если они не употребляются отдельно) в соединении лишь с именами существительными; последние указывают в данном случае на те однородные предметы, количество которых обозначается соответствующими числительными.

Таким образом, абстрактно-количественная семантика числительных, выражающаяся в том, что они являются чистыми количественными определителями существительных, предполагает в то же время точное и конкретное указание того или иного количества в определенных счетных единицах. Именно этим числительные резко отличаются от неопределенно-количественных слов, выражающих недифференцированное большое или малое количество. Числительные – это слова, выражающие определенное числовое количество.  

Специфическое абстрактно-количественное значение числительных является основным, но не единственным признаком, отграничивающим их от имен существительных и прилагательных.

Числительные обладают также и целым рядом морфологических и синтаксических свойств, совершенно нехарактерных для других имен.  В основе грамматической специфики числительных лежит их особое отношение к грамматическому числу: выражая понятие числа своим лексическим значением, числительные обычно не соотносятся с категорией грамматического числа; изменение числительных по числам избыточно. В одних языках (например, в русском) происходит нейтрализация грамматического числа у числительных, в других (например, в английском) с числительными координируется одно из чисел, нередко множественное, поскольку лексическое значение числительных связывается с понятием множества.

Морфологические типы числительных, выделение которых осуществлено традиционной школой и зафиксировано в нормативных грамматиках современного английского языка, включают: простые числительные one, two, three, … eleven, twelve; производные thirteen, fourteen, … nineteen; twenty, thirty, …ninety, определяемые обычно как суффиксальные дериваты, но допускающие также их рассмотрение как сложных слов; сложные слова twenty-one, ninety-nine; несколькословные наименования синтаксического типа: one hundred and sixty-seven [2, C. 31].

У числительных есть также и ряд синтаксических особенностей, среди которых необходимо прежде всего отметить возможность модификации числового имени посредством специальной группы наречий (approximately ten, about three hundred, over sixty, up to ninety-eight, etc.), выступающих в роли «нумеральных трансификаторов», которые преобразуют значение точной суммы в значение неточной суммы частей целого.  В языках с развитой морфологией существительное, сочетающееся с числительным, употребляется в родительном падеже. Кроме того следует упомянуть такие факты, как фиксированность начальной позиции числового имени в цепочке приименных определений, нехарактерность использования числительного в самостоятельной предикативной позиции и возможность согласования комплекса «числительное + существительное» с глаголом, стоящим как во множественном, так и в единственном числе [2, С. 138].

Своеобразную группу среди имен числительных представляют и с точки зрения своего словообразовательного строения. Понятие бесконечности числового ряда носит аксиоматический характер. Однако числительные обладают характерной для них строгой ограниченностью производных основ, от которых образуются все остальные слова данной части речи при помощи суффиксации и словосложения.

В области  английских числительных живых суффиксов нет. Омертвевших суффиксов всего три: -teen (OE -tiene) для образования количественных числительных от 13 до 19, -ty (OE -tig) для образования количественных числительных, выражающих десятки от 20 до 90 и -th (OE Þa) для образования порядковых числительных, начиная с 4 [3, С. 294].

В словообразовании важнейшей особенностью числительных является способность при помощи небольшого числа исходных компонентов выразить неограниченное множество чисел. Так, в русском языке при помощи компонентов один/одна/одно, два/две, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять/-десят, сорок, девяносто, сто/сот/ста/сти, тысяча, -на-, -дцать, можно образовать 999 999 числительных, а введение еще одного слова – миллион увеличивает это число до 999 999 999. Подобным образом организованы системы числительных и в других языках [4, С. 583].

Имя самого большого разряда, зафиксированного в большом словаре Уэбстера, соответствует числу 1000 21 (vigitillion). Теоретически возможные более крупные разряды при наличии их цифрового знака не проименованы словесно [2, С. 122].  

В результате частого повторения у числительных нередко происходит затемнение формы и значения некоторых составных компонентов, выражающих числовое значение. В германских языках числительные eleven, twelve были изначально сложными словами, обозначавшими буквально «один оставшийся» или «один лишний» (сверх десяти), а также «два оставшихся» или «два лишних» (сверх десяти). Структурное обособление их от числительных ряда «13 – 19» было обусловлено по-видимому пережитком счета по дюжинам.

В тексте числительные составляют около 1% слов. Эта величина стилистически обусловлена характером текста, но поскольку количество исходных числительных ограничено, на каждое основное приходится значительная частота, а потому числительные «один», «два», «пять», «десять» относятся к наиболее употребительным словам в языке.

Употребительность числительных способствует их сохранению в системе данного языка, хотя названия крупных чисел нередко заимствуются. В древнеанглийском не было числительного больше тысячи. Million, ME millioun, – это французская форма позднелатинского millio, acc. millionem, образованная от латинского mille «тысяча». Billion, trillion – более поздние образования, в которых латинские префиксы bi- и tri- заменили первый слог в слове million, так что слово billion рассматривалось как сокращение от слова *bimillion. Слово milliard (Modern French) было образовано от латинского million заменой окончания -on увеличительным окончанием -ard, таким образом это слово означает «big million». Cлово million первоначально означало «group of thousands». В современном английском слово milliard было вытеснено из употребления словом billion (ср. рус. миллион, миллиард, триллион) [7, С. 361].

В древнеанглийском числительные two, three изменялись по родам, числительные больше трех имели две формы conjoint (присоединенная)  и absolute (независимая). Первая употреблялась, когда за числительным следовало существительное, например, fīf męnn “five men”. Вторая (обычно с окончанием -е) в предложениях без существительного: heora wœron fīfe “there were five of them” [7, С. 360]. «Одиннадцать» еleven (OE ęndleofan) и  «двенадцать» twelve (OE twęlf) – лексикализованные формы. Числительные от 13 до 19 являлись сложными словами, вторым компонентом которых выступало слово tiene – десять.

One (OE ān) «один», будучи числительным, представляет собой в английском языке, как и в других языках, также неопределенное местоимение: One never knows. Для выражения понятия «первый» в современном английском употребляется форма first (др.-англ. fyrst), образованная при помощи суффикса превосходной степени  -st от наречия fore «впереди».

Two (OE masc. twēgen, neut. and fem. twā). Для выражения понятия «второй» в английском употребляется слово second, заимствованное из французского. Внутренняя форма этого слова неясна ни для английского, ни для французского языкового мышления; исторически оно восходит к латинскому secundus (первоначальное значение «следующий»), причастию от глагола sequi «следовать». В древнеанглийском употреблялось слово ōÞer, которое в современном английском означает «другой» (other). В своем первоначальном значении встречается в выражении «every other day».

Three (OE Þrīe, neut. and fem. Þrēo). Для выражения понятия «третий» употребляется форма third, связанная и для современного языкового сознания с количественным числительным three. Она восходит к древнеанглийскому Þridda, которое превратилось в Þirda, среднеанглийское thirde путем так называемой метатезы (перестановки звуков i и r) [3, С. 143].

Остальные порядковые числительные образованы от соответствующих количественных при помощи суффикса -th (OE: -Þa), причем некоторые из них подвергаются при этом незначительным фонетическим изменениям.

Слова hundred (OE: hund, hundred – a noun), thousand (OE: Þūsend – a noun) могут выступать в роли существительных, например, hundreds (thousands) of people.

Для выражения дробей лишь в двух случаях применяются особые слова ½ – half, ¼ – quarter (последнее заимствовано из французского). Остальные дроби выражаются по одному установленному типу: знаменатель выражается субстантивированными порядковыми числительными (полная субстантивизация сказывается в образовании множественного числа на -s), числитель – обыкновенными количественными. 

С категорией числительных связаны и счетные наречия, отвечающие на вопрос «сколько раз?». Их, однако, всего два: once и twice и в поэтическом языке еще thrice. Это старые формы, образованные при помощи адвербиального суффикса -s (из родительного падежа). Начиная с трех, эти понятия обычно выражаются сочетанием соответствующего количественного числительного со словом times. “At length her eyes were lifted up to mine, and she stood on tiptoe to give me, more thoughtfully than usual, that precious little kiss – once, twice, three times – and went out of the room.” [5, С. 521].

Эти же слова и сочетания употребляются в смысле «вдвое, втрое» (больше, меньше) и т.д.: twice as long, three times as long. Любопытно, что в английском нет слова для выражения понятия «в полтора раза», и оно выражается описательным способом: half as long again, half as much again и т.п. [3, С. 145].

Статус числительного как самостоятельной части речи нередко оспаривается учеными,  тем не менее, английские числительные обладают достаточным набором семантических, морфологических и синтаксических признаков, отличающих данную часть речи от других классов слов.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1)    Виноградов, В.В. Русский язык: Грамматическое учение о слове, – М.: Высшая школа, 1972. – 613 с.

2)    Жаботинская, С.А. Числительные современного английского языка. Автореферат, Киев, 1982. – 24 с.

3)    Ильиш, Б.А. Современный английский язык, – М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1948.  – 347 с.

4)    Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Сов. Энциклопедия, 1990. – 682 с.

5)    Dickens, Charles. David Copperfield. 2000. – 750 с.

6)    Jespersen, O. A Modern English Grammar on Historical Principles. Part 2. London: George Allen and Unwin Ltd, 1936.  – 512 с.

7)    Sweet, H. A New English Grammar Logical and Historical by Henry Sweet, M.A., Ph.D., LL. D. Part I Introduction, Phonology, and Accidence. Oxford. At The Clarendon Press 1955 GB. – 499 с.