+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Перефразирование как инструмент эффективной переводческой адаптации

Перефразирование как инструмент эффективной переводческой адаптации

Автор: Поддубнова Анна Андреевна, аспирант кафедры теории и практики перевода Волгоградского государственного университета, г. Волгоград

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

 

Роль переводчика в эпоху глобализации неустанно растет. Постоянно расширяющееся взаимодействие культур разных народов увеличивает значение эффективной межкультурной и межъязыковой коммуникации. Всё более очевидным представляется тот факт, что перевод стал неотъемлемой частью нашей жизни, открыв перспективы многоязычного обмена информацией.

Одна из главных задач переводчика заключается в максимально полной передаче содержания оригинала, так как специфика перевода, которая отличает его от других видов языкового посредничества, заключается в том, что перевод предназначен для полноправной замены оригинала. Получатель текста перевода воспринимает его полностью тождественным тексту оригинала. Достижение абсолютной тождественности текста перевода тексту оригинала не всегда возможно, однако это не препятствует осуществлению межъязыковой коммуникации.

Профессиональный переводчик, сталкиваясь с переведенными текстами, невольно или осознанно обращает внимание на то, как были переведены те или иные выражения, задумывается над тем, каким был текст оригинала, и какие переводческие трансформации были использованы для достижения адекватности перевода. Различие закономерностей построения сообщений часто делает структуру сообщения в одном языке «алогичной» с точки зрения носителей другого языка [2 c. 61], это приводит к необходимости семантического перефразирования при переводе. Перефразирование представляет собой «продукт лингвокреативной деятельности человека в процессе переосмысления им предмета или явления окружающего мира» [3]. Процесс перефразирования обладает целенаправленным характером. Это свидетельствует о стратегической направленности перефразирования на создание функционального эквивалента исходного речевого произведения, и исследование данного приёма перевода не утрачивает своей актуальности. Одним из самых удачных примеров современной прозы является перевод романа “Eat, pray, love” («Есть, молиться, любить») на русский язык американской писательницы Элизабет Гилберт, выполненный Ю.Ю. Змеевой [1]. Перефразирование выступает в данном переводе одним из весьма эффективных переводческих решений.

Обратимся к примерам:

(Здесь и далее в левой колонке текст оригинала, в правой – текст перевода.)

 Let’s cross over! Let’s cross over! I’m constantly dragging her back and forth across the crazy traffic of Rome. I’m going to get us both killed with this word.

Давай перейдем улицу! Давай перейдем улицу! Я постоянно таскаю ее туда-сюда через улицы с римскими водилами-камикадзе. В один прекрасный день это слово может стоить нам жизни.

При переводе словосочетание the crazy traffic было перефразировано и переведено как улицы с водилами-камикадзе. Прием перефразирования также применен при передаче смысла предложения I’m going to get us both killed with this word.

 The first time Giovanni said it to me, we were walking near the Colosseum. I suddenly heard him speak that beautiful word, and I stopped dead, demanding, “What does that mean? What did you just say?”

Когда Джованни впервые его произнес – мы тогда шли мимо Колизея, – я вдруг услышала это прекрасное слово и замерла как вкопанная, а потом спросила:
– Что это значит? Что ты сейчас сказал?

Английское прилагательное dead, которое имеет значения: 1) мертвый; 2) онемевший, нечувствительный; 3) неживой; 4) неподвижный, оцепенелый [4, c. 193]; – было перефразировано и переведено как вкопанная, такой прием перевода позволил сохранить как смысл высказывания, так и его эмоциональную окраску.

При переводе часто невозможно полностью сохранить специфичность оригинала, в этом случае применяется локализация. Локализация представляет собой подвид адаптивного транскодирования, который определяется, как «вид языкового посредничества, при котором происходит не только транскодирование (перенос) информации с одного языка на другой (что имеет место и при переводе), но и ее преобразование (адаптация) с целью изложить ее в иной форме, определяемой не организацией этой информации в оригинале, а особой задачей межъязыковой коммуникации» [2, c. 48]. Локализация представляет собой языковую и культурную адаптацию текста к условиям того социума, где предполагается его функционирование. Применение при переводе приема перефразирования, как инструмента локализации, позволяет произвести максимально полную культурную адаптацию текста. Использование при переводе пословиц и поговорок, широко бытующих в речи реципиентов, помогает локализовать текст оригинала. Например, в следующем примере английское выражение all this and more было перефразировано и передано при переводе посредством поговорки все это и полкоролевства в придачу:

I will give you the sun and the rain, and if they are not available, I will give you a sun check and a rain check. I will give you all this and more, until I get so exhausted and depleted that the only way I can recover my energy is by becoming infatuated with someone else.

Ради него я способна вызвать солнце и дождь, и если сразу не выйдет, то в следующий раз уж точно. Отдав другому все это и полкоролевства в придачу, я, в конце концов, почувствую себя полностью истощенной и измученной, и лишь одно будет способно восстановить мои силы – слепая влюбленность в следующего.

Подобное перефразирование позволяет решать проблему культурной адаптации текста. Перефразирование широко используется в переводе фразеологизмов, трудность перевода проистекает при этом из того, что большая часть слов и значений слов ограничены в своих связях внутренними, семантическими отношениями самой языковой системы. Поэтому при переводе приходится отступать от формально-дословной точности не только в выборе лексики, но и в грамматическом оформлении. Задача состоит в том, чтобы дать в переводе текст бесспорный с точки зрения фразеологической сочетаемости компонентов фразеологической единицы в соответствии с нормами русского языка. Применение приема перефразирования при переводе фразеологических словосочетаний является одним из наиболее часто употребляемых средств.

Например, при переводе фразеологизма to be in grave trouble в анализируемом тексте был применен прием перефразирования, в результате чего переосмысленное переводчиком выражение обрело новую форму, сохранив при этом собственное содержание:

Still, during the last few years of my life, there was no question that I was in grave trouble and that this trouble was not lifting quickly.

И все же в последние несколько лет моей жизни никто не сомневался, что у меня серьезные проблемы, и они никуда сами по себе не денутся.

Перефразирование с применением аналогичных языковых структур, прежде всего образных средств, позволяет наиболее эффективно осуществлять культурную адаптацию текста оригинала, так как они являются источниками общественно значимых сведений и содержат языковые значения, которые отражают, фиксируют и передают от поколения к поколению особенности менталитета людей.

Героиня романа “Eat, pray, love” использует при описании своих отношений с мужем существительное drama, которое было переведено переводчиком как катавасия, что значит «беспорядок, суматоха» [5, c. 263]. Существительное drama имеет значение «something unusual or exciting that happens» [7, c. 420]. Таким образом переводчик сохранил смысл высказывания и удачно локализовал текст для русской лингвокультуры:

1) As my marriage dissolved and my drama with David evolved, I’d come to have all the symptoms of a major depression – loss of sleep, appetite and libido, uncontrollable weeping, chronic backaches and stomachaches, alienation and despair, trouble concentrating on work, inability to even get upset that the Republicans had just stolen a presidential election … it went on and on.

Когда развалился мой брак, и началась катавасия с Дэвидом, меня настигли все симптомы глубокой депрессии – бессонница, потеря аппетита и либидо, беспричинные слезы, хроническая боль в спине и желудке, отчуждение и отчаяние, неспособность сосредоточиться на работе. Даже победа республиканцев на президентских выборах оставила меня равнодушной, и всему этому не было ни конца, ни края.

2) I bet if we turn the corner we’ll find … yes! … see, they did use the original Roman monoliths as supporting beams, probably because they didn’t have the manpower to move them ... yes, I quite like the jumble-sale quality of this basilica … .

Спорим, стоит завернуть за угол, и … ну что я тебе говорила? Они действительно оставили исходные римские монолиты в качестве балок! Наверняка потому, что человеческих сил недостаточно, чтобы сдвинуть их с места. Не базилика, а сборная солянка какая-то … .

Во втором примере существительное jumble-sale имеет значение «дешевая распродажа вещей на благотворительном базаре». Поэтому словосочетание jumble-sale quality может быть переведено, как «низкое качество вещи, приобретенной на дешевой распродаже». Применение приема перефразирования при переводе предложения I quite like the jumble-sale quality of this basilica позволило сохранить его смысл и эмоциональною окраску, а также осуществить локализацию выражения, адаптируя его к русской культуре посредством использования в переводе образного выражения сборная солянка, которое употребляется при описании разнообразной и неоднородной смеси чего-либо.

Перефразирование с использованием образных единиц языка позволяет добиться максимально эффективной культурной адаптации текста, как например, продемонстрировано в следующем примере:

She strides across Rome on her long legs (we used to call her “Catherine-of-the-Three-Foot-Long-Femurs”) and I hasten after her, as I have since toddlerhood, taking two eager steps to her every one.

Она мерит римские улицы длинными шагами (в детстве мы говорили: «А у Кэтрин ноги из шеи растут»), а я семеню ей вслед, как семенила всегда, с самого младенчества, каждый ее шаг как два моих.

Семантическое содержание выражения ноги из шеи растут соответствует содержанию составного существительного three-Foot-Long-Femurs. Учитывая тот факт, что именно дети дразнили таким прозвищем девушку, в переводе представляется важным сохранить ироничность выражения, что и было достигнуто благодаря перефразированию данного выражения.

Перефразирование также позволяет смягчать при переводе грубые выражения, ругательства, например:

So we find each other there in Venice, and Linda frowns at our map of the city, turns it upside down, locates our hotel, orients herself and announces with characteristic humility: “We are the mayors of this town’s ass.”

И вот мы в Венеции. Линда разглядывает карту города, нахмурив брови, потом переворачивает ее вверх ногами и находит наш отель, а сориентировавшись, объявляет со свойственной ей скромностью: «Этот городишко у нас в кармане!»

Речь молодой американки “We are the mayors of this town’s ass” была перефразирована при переводе «Этот городишко у нас в кармане!», в результате чего был полностью передан смысл содержания оригинала и сохранена его эмоциональная окраска. Кроме того, употребление при переводе фразеологизма «иметь что-либо в кармане», которое значит «владеть чем-либо», позволило успешно адаптировать выражение к русской лингвокультуре.

Таким образом, можно констатировать тот факт, что переводческое перефразирование выступает релевантным инструментом локализации, который помогает транслировать интенцииональное содержание текста оригинала. Данный приём выступает надежным инструментом для достижения максимального адекватного соответствия текста перевода цели коммуникации и позволяет обеспечить полиаспектную эквивалентность перевода.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

1.                Гилберт, Э. Есть, молиться, любить = Eat, Pray, Love; [пер. с англ. Ю.Ю. Змеевой] / Э. Гилберт. – М.: РИПОЛ классик, 2011. – 368 с. – (Бестселлер "The New York Times").

2.                Комиссаров, В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты): учебник для студ. ин-тов и фак-тов иностр. языков / В.Н. Комиссаров. – М.: Высш. шк., 1990. – 253 с.

3.                Муртазина, Н.Ф. Морфотемная организация перефразирования сложных словообразовательных и атрибутивных конструкций немецкого языка: автореф. дис. ... канд. филол. наук / Н.Ф. Муртазина, науч. рук. А.И. Фефилов. – Самара: Ин-т междунар. отношений УГУ, 2005. – 26 с.

4.                Мюллер, В.К. Новый англо-русский словарь / В. К. Мюллер. – М.: Рус. яз. – Медиа, 2005. – 945 с.

5.                Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка: 72500 слов и 7500 фразеологических выражений / С.И. Ожегов. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: АЗЪ, 1995. – 928 с.

6.                Gilbert, E. Eat, Pray, Love: One Woman's Search for Everything Across Italy, India and Indonesia / Е. Gilbert, Penguin (USA), New York, 2006. – 352 p.

7.                Macmillan English Dictionary for Advanced Learners. International student edition. 2002. – 1692 c.