+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Прагматически обусловленная лексическая замена

Прагматически обусловленная лексическая замена

Автор: Караневич Марьяна Игоревна, аспирант Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, г. Киев, Украина

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

 

При переводе художественной литературы переводчик сталкивается не только с трудностями, которые возникают из-за разницы языковых систем, а также с необходимостью воссоздать прагматический потенциал оригинала в переводе. Кроме того, такие учëные как Ф.С. Бацевич [2], Т.Б. Радбиль [14], И.П. Сусов [16] в своих работах утверждают, что речь отображает особенности мировосприятия говорящего. Поэтому, чтобы избежать межъязыковой интерференции и буквализма при переводе, которые препятствуют достижению равноценного коммуникативного эффекта исходного и целевого текстов, необходимо принимать во внимание то, что в восприятии мира носителями разных языков существуют некоторые отличия.

Когда при переводе используют слово с другим набором сем, а не- выраженные компоненты значения компенсируются, тогда речь идет о лексической замене [1, c. 163]. Таким образом, соответствием слова или словосочетания становится лексическая единица языка перевода, которая не является его словарным значением, и подобрана с учетом контекстуального значения, языковых норм и узуса целевого языка [11, с. 7].

В результате проведëнного сравнительного анализа текстов оригинала и перевода было обнаружено значительное количество примеров использования трансформации замены, вызванное различием языковых картин мира носителей английского и украинского языков.

Рассмотрим, к примеру, выражения, которые содержат лексемы, обозначающие части человеческого тела: So, here is the message that slipped, unconstrued, through the fingers of curious officials <…> [20, c. 16]. – Ось та телеграма, що прибула перед Гудвінові очі, пройшовши нерозтлумаченою через руки цікавих поштово-телеграфних урядовців [5, c. 13]. Как видно, одну и ту же ситуацию англоязычные и украиноязычные коммуниканты привыкли описывать по-разному, что и привело к использованию в переводе трансформации замены. Равноценный прагматический эффект исходного и целевого высказываний обеспечивается благодаря применению лексической замены и в нижеприведенных примерах:

1) для обозначения ограниченности в действиях: Now I am worried; tied neck and heels; and everybody touches me for money [23, c. 71]. – А тепер немає мені спокою, зв’язаний по руках і по ногах, і всяк вимагає у мене грошей [17, c. 43].;

2) для выражения безразличия: I will not turn a hair [23, c. 71]. – Я і оком не змигну [17, c. 43].;

3) для описания внешнего вида: Is it not enough that you are one of those whose passions made this cap, and force me through whole trains of years to wear it low upon my brow [19, c. 43]! – Тобі мало того, що ти – один з тих, чиї пагубні пристрасті створили цей вогнегасник і змусили мене рік за роком носити його, насунувши на самісінькі очі [8, c. 17]!; Little beads of moisture crept out all over Billy Keogh’s brow [20, c. 274]. – У Кйо на лобі дрібними краплинами виступив піт [5, c. 171].;

4) для обозначения возраста: She learnt it at her mother’s knee [23, c. 27]. – Вона всмоктала його з материнським молоком [17, c. 17].;

5) для выражения душевного состояния человека, а именно чувства страха: My stomach dropped … [21, c. 185]. – Моя душа в п'яти пішла [12, с. 127].; покоя и беспокойства: Cecily, you have lifted a load from my mind [24, c. 43]. – Ви, Сесілі, зняли тягар з моєї душі <…> [3, c. 58].; I felt time passing. And my heart was sad [22, c. 149]. – Я відчував, як минає час, і в мою душу закрався смуток [15, c. 84]. Как видно из вышеуказанных примеров, английским словам, которые обозначают органы тела, в украинском переводе соответствует лексема “душа”. Такие же отличия наблюдаются при обозначении нерешительности носителями исходного и целевого языков: I haven’t the nerve [23, c. 72]. – Мені не стає духу [17, c. 43].;

6) разные языки дают различные возможности для словесного выражения непоколебимости убеждений говорящего: He’s a dictator clear down to his finger-ends [20, c. 272]. – Хоч диктатор до самих кісток [5, c. 169].

Таким образом, в тексте перевода учтены различия в мироощущении носителей английского и украинского языков, в следствие чего одно значение имеет разные традиционные формы выражения.

Лексическую замену применяют также при переводе сравнений. Это вызвано тем, что последние в каждом языке отличаются особенностями, которые зависят от исторического и культурного развития народа, быта, образа жизни и специфики восприятия окружающего мира [9, c. 51]. Кроме того, для прагматики перевода весомо то, что сравнения усиливают эмоционально-экспрессивное влияние на читателя [9, c. 52]. В результате проведенного исследования была выявлена замена образов при переводе сравнений в следующих случаях:

а) для выражения скорости в английском и украинском языках: The boy was off like a shot. He must have had a steady hand at a trigger who could have got a shot off half so fast [19, c. 136]. – Хлопчик помчав стрілою і, певно, вправна рука пустила цю стрілу з тятиви, бо вона не втратила марно ні секунди [8, c. 55].;

б) для обозначения способа проезда в транспорте: Сlancy, you better go as a stow-away [20, c. 199]. – Знаєш, Кленсі, тобі краще їхати зайцем [5, c. 124].;

в) для указания на черты характера человека: I never knew such a strange creature, yet harmless, mind you, as the babe unborn [7, c. 72]. – Я ж кажу, що другого такого дивака не бачив. А лагідний був – і мухи б ніколи не скривдив [7, c. 73].;

г) для воспроизведения чувств персонажа: Julia felt weightless in Charlie's arms, like an angel [21, c. 132]. - В обіймах Чарлі Джулія почувалася невагомою, як пушинка [12, с. 92].

При этом следует отметить, что часто краеведческая информация, которая содержится в оригинале, не воспроизводится во вторичном тексте. К примеру, известно, что из-за высокой цены только богатые лорды могли себе позволить употреблять алкоголь, в результате чего возникло такое сравнение как: They’re drunk as lords [18, c. 36]. – Вони там п’яні як чопики [6, c. 166].

Особого внимания переводчика заслуживают метафорические выражения, так как они не только обогащают текст художественного произведения, но и подчеркивают индивидуальность стиля писателя, добавляют оттенки в восприятии прочитанного реципиентом. Поэтому их обязательно следует воспроизводить в переводе, используя те языковые средства, которые адекватно передают значение сообщения и обеспечивают естественность высказывания на целевом языке: The wheels of politics revolved; and Johnny was appointed consul to Coralio [20, c. 94]. – Політичні пружини були натиснені, і Джонні призначили на консула в Кораліо [5, c. 60].; Kim McDaniels's abduction was a flash fire, a white-hot tale with an unknown shelf life [21, c. 5]. – Викрадення Кім Макденіелс було як несподівана пожежа, як свіжоспечений гарячущий пиріг із невідомим терміном придатності [12, с. 9].

Переводчики применяют прагматически обусловленную лексическую замену даже при переводе собственных названий, руководствуясь при этом привычным наименованием объекта носителями исходного и целевого языков. Это необходимо для обеспечения правильного толкования высказывания читателем перевода: <...> he had tickets to the Ferris wheel [21, c. 261]. <...> має два квитки на чортове колесо [12, с. 171]. Как видим, в англоязычном тексте название аттракциона происходит от фамилии его разработчика, а в украинском переводе номинация вероятно связана с опасностью колеса. В следующем примере изменения вызванные тем, что одна и та же клавиша мобильного телефона может выполнять две функции: отправлять сообщения и принимать звонки. Поэтому в английском и украинском языке для обозначения одного объекта используют лексемы с различным значением: Kim pushed the Send button, pressed the phone to her ear <…> [21, c. 15]. – Кім натиснула кнопку “Відповідь”, піднесла телефон до вуха <...> [12, с. 15]. Использование переводчиком прагматически обусловленной замены ярко иллюстрирует следующий пример, где автор, как будто испытывая ностальгию по детству, перечисляет персонажей популярных детских книг. Учитывая то, что целевой аудиторией книги «Чарлі та шоколадна фабрика» являются украинские подростки, переводчик В. Морозов использовал имена героев, которые знакомы им с малых лет: The younger ones had Beatrix Potter, with Mr Tod, the dirty rotter, and Squirrel Nutkin, Pigling Bland, and Mrs Tiggy-Winkle and – Just How the Camel Got His Hump, and How the Monkey Lost His Rump, and Mr Toad, and bless my soul, there’s Mr Rat and Mr Mole – оh, books, what books they used to know, those children living long ago [18, c. 47]! – Аж перехоплювало дух від тих книжок… Ось Вінні-Пух, он Білосніжка йде до лісу… Ось Гулівер веде Алісу у Дивосвіт, і прямо тут до них підходить ліліпут. Ген королева виглядає, чи знайде Герда свого Кая. Таке, готуючись до сну, читали діти в давнину [6, с. 216]! Таким образом, переводчикам часто приходится применять замены, обусловленные культурно-исторической спецификой реципиентов оригинала и перевода. К тому же, несмотря на вышеуказанные изменения, переводчику удалось воспроизвести рифму, которая способствует достижению равноценного коммуникативного эффекта исходного и целевого текстов.

Еще одной весомой причиной изменений во вторичном тексте являются также отличия в английской и украинской религиозной лексике. Поэтому переводчику необходимо учитывать:

1) вероятность распознавания реципиентом перевода библейских аллюзий: He made mention of the conflict out in Southeast Asia, made us think – how much the Prince of Peace was needed in a World at War [22, c. 152]. – Він згадав конфлікт у Південній Азії і просив нас подумати на різдвяні свята, як дуже потрібен Христос тому світові, що воює [15, c. 86].;

2) отличия в традиционной для носителей разных языков номинации библейских персонажей: If the good Saint Dunstan had but nipped the Evil Spirit’s nose with a touch of such weather as that, instead of using his familiar weapons <…> [19, c. 18].Якби святий Дунстан замість розпечених щипців ухопив сатану за ніс отаким морозиськом, <…> [8, c. 6]! Вышесказанное касается также названий религиозных праздников: <…> until they left a children’s Twelfth Night party [19, c. 103]. – <…> залишивши дитяче свято, влаштоване на водохресний вечір <…> [8, c. 41].

Ориентируясь на целевую аудиторию, переводчик учитывает также отличие популярных среди носителей разных языков продуктов питания. Таким образом, в следующем примере один вид итальянской пасты заменили другим, который более известен потребителям в Украине: Meanwhile I requested fettuchini <…> [22, c. 47]. – Тим часом я замовив спагеті <…> [15, c. 26]. На выбор способа перевода лексической единицы влияет состояние развития целевого языка. Проиллюстрируем это следующим примером: Well, I can’t eat muffins in an agitated manner. The butter would probably get on my cuffs [24, c. 49]. – Але ж я не можу їсти оладки у збудженому стані! Я б вимазав маслом манжети [3, c. 65]. Сегодня достаточно было бы транскодировать название блюда, так как маффины уже вошли в рацион украинцев, и значение этой лексемы для многих понятны.

При переводе обязательно необходимо помнить об отличии в счете этажей зданий. К примеру, для обозначения первого этажа носители английского языка используют словосочетание “ground floor”. А то, что англичане понимают под сочетанием слов “the first floor”, соответствует в украинском языке второму этажу: It is a room on the first floor, looking on the street, and was meant for the drawing-room [23, c. 12]. – Це кімната на другому поверсі, будована як вітальня; вікна її виходять на вулицю [17, c. 8]. Таким образом, если в оригинале указан четвëртый этаж, его следует переводить пятым: The house was a four-story one, with garrets (mansardes) [13, c. 64]. – Будинок п’ятиповерховий, з мансардами [13, c. 65].

Прагматически обусловленную лексическую замену необходимо использовать в связи с разницей в традиционном для носителей английского и украинского языков цветообозначении, поскольку, как отмечает А. Капуш, каждый этнос имеет свою, так называемую, «цветную картину мира» [10, c. 160]. Т. Венкель предполагает, что разница в цветообозначении является отображением национальных и исторически-культурных отличий между народами [4, c. 54]. Поэтому мы обнаружили прагматически обусловленную замену в следующих примерах, которые выражают эмоциональное состояние человека: Harris was nearly black in the face [7, c. 108]. – Гарріс зовсім посинів на виду [7, c. 108].; Everything went white in front of my eyes [21, c. 351]. – В очах у мене потемніло [12, с. 227]. Замену следует использовать также при передаче в переводе цвета кожы людей разных рас: On the beach I found a little brown nigger-man <…> [20, c. 196]. – На березі стояв човен, і в ньому сидів невеличкий на зріст чорношкірий негр [5, c. 123]. При этом, с точки зрения политкорректности, нижеуказанный вариант перевода является более удачным: A brown chap was lying asleep under a cocoanut tree <…> [20, c. 335]. – <…> під кокосовим деревом спить якийсь темношкірий тип <…> [5, c. 209].

О повышении требований к соблюдению политической корректности, предполагающей избегать использования лексики, которая может дискриминировать личность по половому признаку, свидетельствует пример, в котором зафиксирована лексическая замена: I’m not fit to handle these man’s-size schemes any longer [20, c. 272]. – Де там мені братися за такі серйозні справи [5, c. 169].

Для того, чтобы обеспечить прагматически адекватный перевод, необходимо владеть знаниями истории и быта носителей исходного и целевого языков: <…> they could sleep for days at a time without hearin’ a seven o’clock whistle or the footsteps of the rent man upon the stairs [20, c. 189]. – Адже їх не розбудить ні фабричний гудок, ані кроки агента, що збирає платню за квартири [5, c. 118]. При дословном переводе предлагаемого примера недостаточный объем фоновых знаний вторичных реципиентов художественного произведения непременно приведет к неравноценному коммуникативному воздействию переведенного высказывания на целевую аудиторию, что, в свою очередь, снижает качество текста.

Таким образом, отличие языковых картин мира англоязычных и украиноязычных читателей, их культурно-исторические и религиозные особенности вынуждают переводчика применять прагматически обусловленную лексическую замену с целью обеспечения адекватности перевода, его понятности вторичному реципиенту. При попытке достижения естественности языкового оформления мыслей на украинском языке, выраженных в англоязычном оригинале, необходимо помнить об одном из важнейших принципов перевода, а именно, принципе верности оригиналу. В другом случае применение замены следует считать неоправданным.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексеева, И.С. Введение в переводоведение: Учеб. пособие для студ. филол. и лингв. фак. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ; М.: Издательский центр «Академия», 2004. – 352 с.

2. Бацевич, Ф.С. Нариси з лінгвістичної прагматики: Монографія. – Львів: ПАІС, 2010. – 336 с.

3. Вайлд, О. Як важливо бути поважним. – http//www.scribd.com/doc.

4. Венкель, Т. Особливості асоціативної номінації колірного простору в українській та англійській мовах // Наукові записки. – Вип. 26. – Серія: Філологічні науки (мовознавство). – Кіровоград: РВЦ КДПУ ім. В. Винниченка, 2000. – С. 50-54.

5. Генрі, О. Королі і капуста. – Харків: Фоліо, 2008. – 315 с.

6. Дал, Р. Чарлі і шоколадна фабрика. – К.: А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА, 2006. – 240 с.

7. Джером, К. Джером Троє в одному човні (як не рахувати собаки) = Three Men in a Boat (to Say Nothing of the Dog): Вибрані розділи. – Харків: Фоліо, 2009. – 219 c.

8. Дікенз, Ч. Різдвяна пісня в прозі. – http://ae-lib.org.ua/texts/dickens_a_christmas_carol_in_prose_ua.htm#05.

9. Дудченко, М.М., Чернюк, Н.І. До питання про відтворення образних порівнянь у художньому перекладі // Теория и практика перевода. – Вып. 5. – К.: Выща школа, 1981. – С. 51–55.

10. Капуш, А. Лінгвокультурні та соціокультурні аспекти перекладу у сфері фахової комунікації // Наукові записки. – Вип. 81(4). – Серія: Філологічні науки. – С. 158-161.

11. Науменко, Л.П., Гордєєва, А.Й. Практичний курс перекладу з англійської мови на українську=Practical Course of Translation from English into Ukrainian: навч. посіб. – Вінниця: Нова Книга, 2011. – 136 с.

12. Паттерсон, Дж., Паетро, М. Бікіні. – Харків: Книжковий Клуб «Клуб сімейного дозвілля», 2010. – 256 с.

13. По, Е.А. Викрадений лист = The Purloined Letter. – Харків: Фоліо, 2008. – 191 с.

14. Радбиль, Т.Б. Основы изучения языкового менталитета: учеб. пособие / Т.Б. Радбиль. – 2-е изд., стереотип. – М.: ФЛИНТА: Наука, 2012. – 328 с.

15. Сігел, Е. Оліверова історія // Всесвіт. – 1998. – №5-6. – С. 3–102.

16. Сусов, И.П. Лингвистическая прагматика. – Винница: Нова Кныга, 2009. – 272 с.

17. Шоу, Дж. Б. Пігмаліон. – Режим доступу : http://ae-lib.org.ua/texts/shaw__pygmalion__ua.htm

18. Dahl, R. Charlie and the Chocolate Factory. – http://www.fictionbook.ru/author/dahl_roald/charlie_1_charlie_and_the_chocolate_factory.

19. Dickens, Ch. A Christmas Carol in Prose, Being a Ghost Story of Christmas. – К.: Знання; М.: Рыбари, 2010. – 143 с.

20. Henry, O. Cabbages and Kings. – СПб.: КАРО, 2008. – 352 с.

21. Patterson, J., Paetro M. Swimsuit. – Century London: the Random House Group Limited, 2009. – 407 p.

22. Segal, E. Oliver’s Story. – London; Toronto; Sydney; New York: Granada Publishing in Hart-Davis, MacGibbon Ltd, 1977. – 202 p.

23. Shaw, G.B. Pygmalion. – Режим доступу : http://books.google.com.ua/books?id

24. Wilde, O. The Importance of Being Earnest. –http://books.google.com.ua.