+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Особенности вербальной недостаточности в двуязычной коммуникации

Особенности вербальной недостаточности в двуязычной коммуникации

Автор: Филиппова Ирина Николаевна, к.филол.н., доцент кафедры переводоведения и когнитивной лингвистики Московского государственного областного университета, г. Москва

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

В настоящей статье представлены результаты исследования, посвященного поиску оптимального перевода недостаточности (выбору генерального подхода, стратегии, отдельных приемов) в немецко-русской и русско-немецкой комбинациях. Статья посвящена анализу проблем эффективного функционирования вербальной недостаточности в двуязычной коммуникации, опосредованной переводом. Актуальность темы определяется несколькими обстоятельствами: отсутствием алгоритма перевода недостаточности и расхождением в трактовке степени ее значимости в двуязычии; нерешенностью вопросов гармонизации недостаточности с языковой и экстралингвистической точек зрения; потребностью оптимизации межъязыковой и межкультурной коммуникации и снижения энергозатрат на перевод.

Недостаточность традиционно рассматривается с двух сторон: как неполнота языкового кода и как нулевая или мизерная презентация экстралингвистической информации, составляющей предмет коммуникации. В настоящем исследовании предлагается комплексный подход к недостаточности, интегрирующий названные полярные точки зрения, апеллирующий к сопряжению лингвистической и экстралингвистической недостаточности. Взаимопроникновение и взаимозависимость недостаточности, заданной в системе языка, и недостаточности, заданной в предметной ситуации и условиях коммуникации, являются одним из факторов, осложняющих изучение этого многогранного феномена. При комплексном подходе расширяются границы объекта анализа, дифференцируются его отдельные манифестации, детализируется классификация. Отход от линейного синкретичного рассмотрения недостаточности позволяет раскрыть ее свойства и на этой основе оптимизировать переводческую деятельность, достигнуть адекватного перевода и таким образом содействовать эффективной коммуникации.

Теоретической базой настоящего анализа служат фундаментальные положения об интерпретативной природе перевода (представленные в трудах Т.И. Бодровой-Гоженмос, Л. Виссон, Э.-А. Гута, М. Ледерер, Ю. Найды, Д. Селескович), о трансформационных закономерностях перевода (воплощенные в работах Л.К. Бархударова, Д. Кетфорда, В.Н. Коммисарова, Я.И. Рецкера), о трансцендентальном характере перевода (имплицитно присутствующие в многочисленных работах З.Д. Львовской, Р.К. Миньяра-Белоручева, Г.Э. Мирама, Ю. Найды, Л.Л. Нелюбина). Значимыми для настоящей работы явились исследования синергетической сущности перевода (представленные в публикациях Л.М. Алексеевой, Н.Н. Белозеровой, Л.В. Енбаевой. С.П. Курдюмова, Л.В. Кушниной, Г.Г. Малинецкого, Г.Г. Москальчук, Г. Хакена, М. Хакен-Крелль) и исследования стратегий перевода (нашедшие отражение в работах М. Бейкер, И. Блоха, В. Виллса, Б. Димитровой, К.А. Ельцова, Д. Жиля, В.М. Илюхина, К. Клауди, Ф. Кенигс, Р.К. Кошкина, Х.-П. Крингса, М. Снелл-Хорнби, Г. Тури, З.Р. Хайрутдинова, Б. Хорн-Хельф, А.Д. Швейцера, М. Шлезингер, Р. Штольце). При работе с фактическим материалом использованы положения о коммуникативной природе недостаточности (получившие освещение в работах О.С. Ахмановой, Е.В. Грудевой, Г.С. Ждановой, В.Б. Касевича, Л.Л. Нелюбина, Р.Г. Пиотровского, Г. Почепцова, А.М. Яглома, И.М. Яглома). Материалом анализа служат аутентичные тексты и их фрагменты на конфронтируемых языках: русском и немецком, – и их переводы, полученные в лингводидактической практике.

В основу анализа положена комплексная классификация недостаточности, выработанная в рамках проводимого автором исследования. В ходе анализа онтологии вербальной недостаточности выявлены следующие ее дистинктивные свойства: субстанциональная и ситуативная детерминированность, большой семантический потенциал (нулевая презентация сегментов или полного объема информации, однотипность или одномерность, обязательность или факультативность), большой прагматический запас (обеспечение качественно-количественных характеристик коммуникации в нормативных и ненормативных условиях). В соответствии с ними основания классификации составляют: детерминированность языковой ситуацией; обусловленность языковыми или внеязыковыми факторами; языковая манифестация; взаимодействие с системой и нормой языка; коммуникативная облигаторность; коммуникативный эффект; потенциальность или реализуемость. Таким образом, на базе дистинктивных признаков недостаточности по невзаимоисключающим основаниям построена 4-уровневая полидифференциальная стратификация, которая предусматривает высокую детализацию недостаточности и позволяет точно дифференцировать языковые факты, вычленяя 26 различных форм недостаточности [7; 8, с. 30].

Следует отметить, что в пределах настоящей статьи рассмотрены не все (а только наиболее яркие и интересные в сопоставительном аспекте) типы соотношения недостаточности в ИЯ и ПЯ. Это обстоятельство обусловливает в нескольких примерах обращение не к полным ИТ и ПТ, а к их фрагментам.

Отказываясь от жесткой дихотомии трансформационного и интерпретативного подходов, мы предлагаем комплементарный холистический подход [5; 6; 8, с. 32-38], который позволяет динамически сочетать преимущества и нивелировать недостатки названных предшествующих теорий перевода (в их изолированном применении). Для демонстрации адекватности холизма в практике перевода следует рассмотреть представленные ниже примеры фактического материала.

В ИТ обнаруживается недостаточность на сверхфразовом уровне, выраженная частичной презентацией формально-необходимой языковой информации. In höheren Führungspositionen sind sie mit knapp vier Prozent kaum vertreten. Dafür umso häufiger in den so genannten Niedriglohn-Gruppen, aus denen sie auch kaum wieder heraus kommen [11]. Отсутствие подлежащего и глагола во втором предложении возможно только при контекстной целостности двух последовательных предложений, составляющих логическое развитие одной мысли (или распространение рематической группы первого предложения). Формальная «реставрация» неполноты подтверждает возможность компрессии глагола и подлежащего во избежание прямой тавтологии и в целях экономии языковых средств: In höheren Führungspositionen sind sie mit knapp vier Prozent kaum vertreten. Dafür umso häufiger sind sie in den so genannten Niedriglohn-Gruppen vertreten, aus denen sie auch kaum wieder heraus kommen. Это распространенная модель компрессии, т.к. «глагол может хорошо предсказываться сохраненными в высказывании актантами» [2, с. 5]. В данном случае недостаточность следует классифицировать как внутриязыковую недостаточность означающего, конституированную конвенциональной неполнотой части нерелевантной информации. Таким образом достигается смысловое уплотнение за счет «вынесения за скобки некоторой легко восстанавливаемой информации» [2, с. 3] Изоморфно переданный ПТ ‘Они занимают менее 4% руководящих постов. Зато часто – низкооплачиваемые должности, из которых они не могут выбраться <и продвинуться по службе>’ противоречит языковой и речевой нормам русского языка и предопределяет необходимость отступления от субституции и обращение к холистическим принципам перевода. В ПТ ‘Они занимают менее 4% руководящих постов. Зато часто оказываются на низкооплачиваемых должностях без перспективы карьерного роста’ предприняты в рамках холистического подхода следующие преобразования:

1) компенсация выявленной в ИТ недостаточности, требующая дальнейших трансформаций;

2) лексико-семантической замены предполагаемо компрессированного фрагмента, замещение тавтологии скрытым повтором через синонимический глагол занимают – оказываются;

3) морфологическая трансформация in Niedriglohn-Gruppen – на низкооплачиваемых должностях;

4) интерпретация aus denen sie auch kaum wieder heraus kommen – без перспективы карьерного роста в русле микростратегии нормализации с преобразованием сложноподчиненного комплекса в простое предложение и соответствующим изменением актуального членения.

Очевидно, что существенное перефразирование вызвано компенсацией недостаточности ИТ вследствие невозможности перевода при помощи изоморфных структур в ПТ и соблюдением норм ПЯ.

Недостаточность в следующем ИТ манифестируется кумулятивно: нулевой презентацией информации (отсутствием сообщения о первой диктатуре в предшествующем контексте) и частичной презентацией информации (в форме реалии): Am 9. November 1989 fiel die Berliner Mauer. Doch der 9. November, der als einer der wichtigsten Tage der deutschen Geschichte gilt, erinnert auch an Schreckliches – die Verbrechen der Nationalsozialisten.‎‎ Der Fall der Berliner Mauer war ein Ereignis, das am 9. November 1989 die Welt veränderte. Ein Jahr später wurden Ost- und Westdeutschland nach 41 Jahren der Teilung wiedervereinigt. Mit dem Verschwinden der zweiten Diktatur auf deutschem Boden, mit dem Ende der DDR, war der Ost-West-Konflikt beendet [10]. Полная непредставленность этой информации вызвана ее принадлежностью к фоновым знаниям носителей ИЯ. Однако для носителей ПЯ требуется обращение к историко-культурному контексту для освоения семантической недостаточности. При некритичной субститутивной передаче создается ситуация, близкая к коммуникативной неудаче: 9 ноября пала Берлинская стена. Однако 9 ноября, один из знаменательных дней истории Германии, связан и с ужасными событиями – преступлениями национал-социалистов. Падение Берлинской стены было событием, которое 9 ноября 1989 года изменило мир. Год спустя Западная и Восточная Германия воссоединились, через 41 год после разделения. После падения второй диктатуры на немецкой земле, после распада ГДР, конфликт между Западной и Восточной Германий исчерпался. При такой передаче ИТ адресаты ПТ будут испытывать неполноту собственного информационного запаса, не компенсируемого контекстом. Их внимание рассредоточится и осложнит адекватное восприятие текста, может спровоцировать коммуникативный провал. Избежать этого позволяет специальная переводческая стратегия и комплексное применение трансформационизма и интерпретационизма: 9 ноября пала Берлинская стена. Однако 9 ноября, один из знаменательных дней истории Германии, связан и с ужасными преступлениями национал-социалистов. Падение Берлинской стены 9 ноября 1989 года изменило мир. Год спустя Германия воссоединилась, через 41 год после разделения на Западную и Восточную Германию, конфликт между которыми исчерпался после краха диктатуры в ГДР. При передаче этого фрагмента в соответствии с принципами холизма предприняты следующие преобразования ИТ:

1) изъятие недостаточности (der zweiten Diktatur auf deutschem Boden) в русле симплификации при учете прогноза когнитивного уровня адресата;

2) компенсация недостаточности (Ost-West-Konflikt) как результат эксплицитации;

3) множественные лексические и синтаксические трансформации;

4) множественные трансформации коммуникативной структуры;

5) интерпретативная перегруппировка информации в пределах контекста.

Следует подчеркнуть, что симплификация при передаче недостаточности детерминирована стремлением избежать коммуникативного шума, «хаоса впечатлений» [1], и большей коммуникативной плотностью. Закономерность такой передачи подтверждает исследование М. Бейкер, которая отмечает, что «переводные тексты менее вариативны, более однородны, чем «спонтанные». Переводы тяготеют к центру всякого континуума, избегают крайностей» [9]. Таким образом создается радикально перефразированный ПТ, соответствующий коммуникативному заданию ИТ, полно удовлетворяющий требованиям к переводу [3].

ИТ не всегда может демонстрировать признаки недостаточности, ее обнаружение возможно при детальном лингвистическом анализе и отчетливо проявляется при попытке субститутивного перевода: Уважаемые профессора! Дорогие студенты! ПТ: Hochgeherte Professoren! Liebe Studenten! провоцирует коммуникативную неудачу и свидетельствует о низкой переводческой компетенции языкового посредника. Очевидно, в академической аудитории лиц как мужского, так и женского пола. И переводчику следует учесть больший андроцентризм русскоязычного общества и бóльшую гендерную политкорректность немецкоязычного социума, эксплицируя вербально скрытую информацию: Hochgeherte Professorinnen und Professoren! Liebe Studentinnen und Studenten! Данный пример ярко иллюстрирует тесную связь эксплицитации и нормализации, т.к. приведение ПТ в соответствие с нормами ПЯ допускает большее прецизирование вербализации ПТ и обусловливает компенсацию элементов смысла, имеющих нулевую манифестацию в ИТ, таким образом реализуя переводческую интерпретацию ИТ как «видение его глазами носителя другого языка и другой культуры» [4, с. 149].

Анализ фактического материала позволяет обнаружить статус недостаточности как объективной переводческой задачи [4, с. 54] и выявить разнообразие трансформационных приемов, необходимых при ее переводе, и ее детерминированность расхождением языковой и речевой норм ИЯ и ПЯ, различием социально-исторического и культурологического опыта носителей ИЯ и ПЯ. В эмпирическом материале 62% трансформаций представляют комплексные приемы (радикальное перефразирование), подчеркивая особую роль компенсации недостаточности (в различных модификациях) как самостоятельной переводческой трансформации.

В условиях двуязычия недостаточность, представляющая переводческую проблему, требует особого внимания языкового посредника как к лингвистическим аспектам, так и к экстралингвистическим. Для успешного решения коммуникативной задачи нередко необходим учет лингвокультурологических особенностей ИЯ и ПЯ, детерминирующих наличие или отсутствие определенных форм недостаточности в ИТ и ПТ, что определяет недостаточность изолированного применения субститутивно-трансформационной и интерпретативной моделей перевода. Такой подход к переводу создает ситуацию коммуникативной неудачи, затмевая инвариантный смысл сообщения. Преимущественной моделью перевода в текстах, содержащих комплексы различных форм недостаточности, следует признать холизм с принципом комплементарности интерпретационизма и трансформационизма, поливариантным использованием специфических стратегий (эксплицитации, симплификации, нормализации), с учетом пропозиции автора и экстралингвистических социокультурных детерминант ИЯ и ПЯ.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1.         Геллен, А. Философия избыточности? – URL: www.krugosvet.ru/articles/108/1010845/1010845a1.htm (последнее обращение 25.10.07).

2.         Грудева Е.В. Избыточность текста, редукция и эллипсис. – URL: http://vak.ed.gov.ru/ru/dissertation/index.php?THESIS52=%C8%E7%E1%FB%F2%EE%F7%ED%EE%F1%F2%FC+%F2%E5%EA%F1%F2%E0+%F0%E5%E4%F3%EA%F6%E8%FF+%FD%EB%EB%E8%EF%F1%E8%F1&TITLE52=%C3%F0%F3%E4%E5%E2%E0+%C5+%C2&SPECIALTY_CODE52=&BRANCH_SCIENCE52=18&CODE_DISSERTATION_COUNCIL52=&NAME_ORGANIZATION52=&DATE_PUBLICATION_afrom52=15.08.2006&DATE_PUBLICATION_ato52=27.04.2012&ESTIMATED_DATE_DISSERTATION_afrom52=18.09.2006&ESTIMATED_DATE_DISSERTATION_ato52=22.06.2012&form52=1 (последнее обращение 07.08.2012)

3.         Нелюбин, Л.Л. Введение в технику перевода (когнитивный теоретико-прагматический аспект). – Изд. 2-е. – М.: Флинта: Наука, 2009. – 216 с.

4.         Нелюбин, Л.Л. Толковый переводоведческий словарь. – 3-е изд., перераб. – М.: Флинта: Наука, 2003. – 320 с.

5.      Филиппова, И.Н. Вербальная недостаточность в русле интерпретационизма // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – Сборник статей. №4 (15). – Тамбов: Изд-во “Грамота”, 2012. – С. 101–104.

6.      Филиппова, И.Н. Вербальная недостаточность и переводческие стратегии // Lingua mobilis.Научный журнал. №5(38) 2012. – Челябинск: Изд-во ЧелГУ, ООО «Энциклопедия». – С. 134–141.

7.      Филиппова, И.Н. Классификация вербальной недостаточности в одноязычии и двуязычии // Вопросы образования и науки: теоретический и методический аспекты: сборник научных трудов по материалам Международной заочной научно-практической конференции 30 апреля 2012 г.: в 7 частях. Часть 3. Тамбов: Изд-во ТРОО «Бизнес-Наука-Общество», 2012. – С. 137–138.

8.      Филиппова, И.Н. Перспективы холизма в переводе избыточности и недостаточности // Отечественная и зарубежная литература в контексте изучения проблем языкознания. Книга 8. Монография. – Краснодар: АНО «Центр социально-политических исследований», 2012. – С. 26–41.

9.         Baker M. Corpus-Based Translation Studies: The Challenges That Lie Ahead. – Amsterdam, 1996. – 183 р.

10.    Der Schicksalstag der Deutschen. – URL: http://www.dw-world.de/dw/article/0,,6220421,00.html (последнее обращение 16.01.2013).

11.     Deutsche Firmen setzen auf Familie. – URL: http://www.dw.de/deutsche-firmen-setzen-auf-familie/a-1168100 (последнее обращение 16.01.2013).