+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Сравнительно-сопоставительный анализ семантики квантитативных лексем неопределенно большого количества в белорусских и английских паремиях

Сравнительно-сопоставительный анализ семантики квантитативных лексем неопределенно большого количества в белорусских и английских паремиях

Автор: Маюк Елена Павловна, аспирант кафедры белорусского языка и литературы УО «Минский государственный лингвистический университет», г.Минск, Республика Беларусь

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Все виды и формы материи характеризуются количественной определённостью. Познание количественного аспекта предмета своеобразно отображается в категориях и понятиях. Понятийная категория квантитативности получает выражение в семантике языка, объективируясь средствами различных уровней языка. Языковые средства вербализации квантитативных представлений демонстрируют особенности восприятия количества определенным этносом под влиянием экстра-  и внутрилингвистических факторов. В белорусской лингвистике и литературоведении языковые средства выражения категории квантитативности анализируются в работах П.В. Верхова, М.А. Жидовича, А.И. Наркевича, А.Е. Супруна, А.И. Чабярук [1, 2, 3, 4, 5]. Однако категория квантитативности в белорусском языке в сопоставлении с неблизкородственными языками пока не стала отдельным предметом исследования ученых.

Настоящая статья посвящена контрастивному исследованию белорусских и английских квантитативных единиц, реализующих значение неопределенно большого количества в паремиях разноструктурных языков. Оценка неопределенно большого количества предметов и явлений действительности представлена лексическими средствами первичной номинации. Семантический анализ паремиологических текстов (136 белорусских и 299 английских пословиц) выделил 6 белорусских и 9 английских квантитативных единиц, реализующих эксплицитное значение неопределенно большого количества. Результаты исследования представлены в таблице 1.

 

Таблица 1 – Белорусские и английские компоненты со смысловой нагрузкой неопределенно большого количества

Номинация

Группы компонентов

Белорусские компоненты, частотность

Английские компоненты, частотность

Первичная номинация

квантификаторы

многа (99), шмат (16), багата (12)

many ‘многие, многочисленные; много’ (140), much ‘много’ (113), mickle ‘большое количество’ (18), great ‘большой, значительный, многочисленный’ (11), plenty ‘изобилие; достаток; большое количество, много’ (12), a (great) deal of ‘большое количество, масса, куча, ворох’ (2)

лексемы и фразы с семой ‘число’, не осложненной коннотациями

не адзін (5) , не раз (3), ліку не мае (1)

multitude ‘множество, большое число; масса’ (1), number ‘число, количество’ (1), myriad ‘несметное число, мириады’ (1)

 

Лексические средства первичной номинации неопределенно большого количества в белорусских и английских паремиях представлены: 1) квантификаторами (3 белорусских и 6 английских); 2) лексемами и фразами, содержащими сему ‘число’, не осложненную коннотациями (3 белорусских и 3 английских).

1.                Под квантификаторами, или кванторными словами, или кванторами мы понимаем слова и фразы, используемые для передачи количественного значения чего-либо. Языковые единицы белорус.  болей, больш и англ. more ‘более многочисленный, значительный’, most ‘наибольшее количество; большая часть’ рассматриваются нами как варианты лексем белорус. многа и англ. many ‘многие, многочисленные; много’ / much ‘много’. Анализ фактического материала (127 белорусских и 296 английских паремий) выявил следующие характеристики квантификаторов, реализующих неопределенно большое количество:

а) положительная оценка неопределенно большого количества в случаях, когда определяемое ими количество приносит пользу, является выгодным: Шмат снегу – шмат хлеба [6, с. 55]. На дзяды многа яды [6, c. 170].  Не саромся пытаць: болей спытаеш – болей спазнаеш [6, c. 532]. Багата вясна кветкамі, а восень палеткамі [6, c. 77].  Many hands make light work – буквально ‘Много рук делают работу легкой’ – ‘о важности оказания помощи’ [7, c. 204].  Much travel is needed to ripen a man’s rawness – буквально ‘Большое количество путешествий делает человека зрелым, опытным’  – ‘путешествия расширяют кругозор человека’ [8, с. 265]. The more the merrier  –  буквально ‘Чем больше людей, тем веселее’ [9, c. 216]. Busiest men find the most leisure time – буквально ‘Самые занятые люди находят больше всего свободного времени’  –  ‘о результатах усердия человека’[9, c. 69]. Moyen does mickle, but money does more  – буквально ‘Интерес делает много, а деньги – больше’ – ‘о могуществе денег’ [9, c. 549]. Great gain makes work easy – буквально ‘Большой доход делает работу легкой’ – ‘о ценности прибыли,  дохода’  [8, с. 109]. If you rock the cradle empty then you shall have babies plenty – буквально ‘Если качаешь пустую колыбель, то будешь иметь много детей’ – ‘народная примета; заговор’ [8, с. 255].

б) отрицательная оценка неопределенно большого количества, когда наличие или проявление неопределенно большое количества чего-либо рассматривается как нежелательное явление: Хто языком штурмуе, не шмат наваюе  [10, с. 568].  Лепш крыху (крышку) зрабіць, чым багата нагаварыць  [10, с. 299].  Хто многа гаворыць, той прагаворыцца да ліхога канца  [6, c. 386]. Больш немачы, як помачы [6, c. 372]. Many frosts and many thowes make many rotten yowes – буквально ‘Большое количество морозов и оттепели приведут к большому количеству испорченных овец’ – ‘народная примета о погоде’ [9, c. 509].  Much meat,  much malady  (many maladies)  – буквально ‘Много мяса, много болезни (болезней)’ – ‘о привычках здорового питания’ [9, c. 549]. Who more than he is worth does spend, he makes a rope his life to end – буквально ‘Кто тратит больше, чем он сам стоит, укорачивает веревку своей жизни’ – ‘о вреде непомерных трат’  [8, с. 249].  He that does most at once, does least – буквально ‘Тот, кто делает большое количество работы за один раз, выполняет меньше всего работы’ – ‘о вреде слишком большого усердия в работе’ [8, с. 70]. Mickle ado, and little help – буквально ‘Много суеты и мало помощи’ [9, c. 530]. There’s no great loss without some gain – буквально ‘Не бывает большой потери без какой-либо прибыли’ – ‘из неудачной ситуации человек может извлечь пользу’ [7, c. 195]. Plenty breeds pride – буквально ‘Изобилие порождает надменность’ – ‘о причине возникновения гордыни’ [8, с. 214].  A little fire burns up a great deal of corn – буквально ‘Маленький огонь сжигает большое количество зерна’ – ‘о возможной опасности незначительных вещей’ [9, c. 469].

Семантический анализ показал, что в белорусских пословицах в отличие от английских неопределенно большое количество, реализуемое квантификаторами, чаще оценивается отрицательно, нежели положительно. Результаты исследования представлены в таблице 2.

 

Таблица 2 – Употребимость квантификаторов неопределенно большого количества с положительной и отрицательной коннотациями в белорусских и английских паремиях

Коннотация

Квантификаторы

Белорусский язык

(частотность)

Английский язык

(частотность)

Положительная

47 / 37,3%

166 / 56,1%

Отрицательная

79 / 62,4%

130 / 43,9%

 

Данные, приведенные в таблице, свидетельствуют о том, что специфическим для белорусов является неодобрительное отношение к большому количеству чего-либо: человек должен довольствоваться малым и знать меру в реализации своих желаний. В английских же паремиях, наоборот, наблюдается преобладание положительной оценки кванторных слов неопределенно большого количества над негативной их оценкой. Следовательно, для англичан – чем больше, тем лучше.

Значение, реализуемое белорус. шмат и англ. many ‘много’ (с исчисляемыми существительными) и much ‘много’ (с неисчисляемыми существительными), усиливается словом вельмі и too ‘слишком’, несущим отрицательную оценку названного количества, поскольку подразумевается чрезмерное превышение некоторого принятого эталона количества для данного объекта. Выход же за рамки нормы, как правило, воспринимается негативно: Не думай вельмі шмат [6, c. 234].  Too many cooks spoil the broth  –  буквально ‘Слишком много поваров портят бульон’ – ‘говорится о несогласованности действий людей или тогда, когда, надеясь друг на друга, каждый относится безответственно к чему-либо’ [8, с. 133]. Too much knowledge makes the head bald – буквально ‘От чрезмерного количества знаний голова лысеет’ – ‘много будешь знать – скоро состаришься’ [11, с. 9].

Компоненты белорус. болей (больш) и англ. more ‘более многочисленный, значительный’ предполагают некоторое сравнение в сторону увеличения с уже названным или подразумеваемым количеством: Чым далей у лес, тым болей (больш) дроў  [10, с. 591]. There are more men threatened than stricken – буквально ‘Больше людей, которым угрожают, чем которых избивают’ – ‘о пустых угрозах’ [8, с. 257].  Обращают на себя внимание конструкции, описывающие параллельное изменение количества двух сравниваемых объектов (9 белорусских и 12 английских паремий): Дзе больш прыходу, там больш расходу [6, c. 478]. The more you get, themore you want – буквально ‘Чем больше имеешь, тем больше хочется’ – ‘о жадности людей’ [7, c. 216].

Английская лексема many сочетается с именами, называющими некоторые дискретные сущности. Характерное для пословиц сочетание типа many a man (one): Many a man sings that a wife home brings; wist he want be brought, weep he might – буквально ‘Многие поют о том, какую жену в дом привели; если бы они знали, что в дом принесли, заплакали бы’ – ‘о нежелательности брака’ [9, c. 508]. Many a one says well that thinks ill – буквально ‘Многие говорят хорошо о чем-либо, хотя думают плохо’ – ‘о лицемерных людях’ [9, c. 508],  где many согласуется с существительным в единственном числе, подчеркивает идею множественности единичных объектов, каждый из которых в отдельности обладает определенным свойством, указанном в паремии.

Выражая в основном понятие неопределенно большого количества, компонент many ‘много’ в пословицах может дополнительно передавать значение обобщения, приближаясь по смыслу к таким словам как all ‘все’, every ‘каждый’, и им подобным. Это особенно заметно, когда many ‘много’ расположено в начале высказывания и не является членом оппозиции, определяющей основной смысл паремии, как, например, в пословицах Many a man serves a thankless master – ‘Много людей служат неблагодарному хозяину’ – ‘про плохих хозяев’ [9, c. 508]. Many a good cow has a bad calf – ‘У многих коров есть плохой теленок’ – ‘о наследственных чертах человека’ [8, с. 27].

Параллельно с many ‘много’ в английских паремиях широко употребляется компонент much, также соотносящийся с понятием неопределенно большого количества и определяющий недискретные сущности: A little labour, much health – буквально ‘Немного труда, много здоровья’ – ‘о важности такого качества как усердие’ [8, с. 68].

Употребление англ.  most  ‘наибольшее количество; большая часть’  указывает на максимальное проявление количества или качества описываемых объектов: The busiest man finds the most leisure – ‘Самый занятой человек находит больше всего свободного времени’ – ‘кто хорошо работает, у того и досуг приятнее’ [12].

Первичную номинативную функцию, значение ‘неопределенно большое количество’, в 9 белорусских и 3 английских паремиях несут также лексические средства, в которых эксплицитно или имплицитно присутствует сема ‘число’, не осложненная коннотациями (белорус. не адзін, не раз, ліку не мае; англ. multitude ‘множество, большое число; масса’, number ‘число, количество’, myriad ‘несметное число, мириады’): Гулі не аднаго ў лапці абулі [10, с. 147]. З вялікай любосці не раз кій паламаець косці [6, c. 51]. Багаты абы-што хапае, бо свайго ліку не мае [6, c. 423]. Charity covers a multitude of sins – буквально ‘Подаяние скрывает многие грехи’ – ‘о способе загладить свои грехи’ [7, c. 50]. There is safety in numbers  – ‘Безопасность в количестве’ – ‘безопаснее действовать сообща’ [9, c. 276]. Of the myriad vices lust is the worst – буквально ‘Из несметного количества пороков, вожделение – самый худший’ – ‘о вреде похоти’ [8, с. 167].

Сопоставительное исследование лексических способов эксплицитной репрезентации неопределенно большого количества в паремиологических текстах двух структурно разнотипных языков выявило наличие типологически общих и национально-специфических черт. Общим для белорусских и английских пословиц является положительная оценка неопределенно большого количества в случаях, когда определяемое ими количество приносит пользу. Как в белорусских, так и в английских паремиях неопределенно большое количество может рассматриваться как нежелательное явление и в этом случае получает отрицательную оценку со стороны говорящего. Значение, реализуемое белорус. шмат и англ.  many ‘много’ (с исчисляемыми существительными) и much ‘много’ (с неисчисляемыми существительными), усиливается словом вельмі и too ‘слишком’, несущим отрицательную оценку названного количества, поскольку подразумевается чрезмерное превышение некоторого принятого эталона количества для данного объекта. Кроме того, компоненты белорус. болей (больш) и англ. more ‘более многочисленный, значительный’ предполагают некоторое сравнение в сторону увеличения с уже названным или подразумеваемым количеством. Первичную номинативную функцию, значение ‘неопределенно большое количество’, в белорусских и английских паремиях несут также лексические средства, в которых эксплицитно или имплицитно присутствует сема ‘число’, не осложненная коннотациями

Национально-специфическим для белорусских паремий является неодобрительное отношение к большому количеству чего-либо: человек должен довольствоваться малым и знать меру в реализации своих желаний.

Особенностью английского языка является преобладание положительной оценки кванторных слов неопределенно большого количества над негативной их оценкой. Помимо этого, английская лексема many, согласуясь с существительным в единственном числе, подчеркивает идею множественности единичных объектов, каждый из которых в отдельности обладает определенным свойством, указанном в паремии.

В перспективе результаты компаративного исследования лексических средств объективации неопределенно большого количества на материале белорусских и английских паремий предоставят важный материал для выявления механизмов образного освоения количества в наивной картине мира белорусов и англичан.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.                 Вярхоў, П.В. Лічэбнік у беларускай мове: Параўнальна з рус. і укр. Мовамі / П. В. Вярхоў. - Мн.: Выд-ва БДУ, 1961. – 36 с.

2.                 Жыдовіч, М.А. Назоўнік у беларускай мове: [у 2 ч.] / М.А. Жыдовіч. - Мінск: Выд-ва БДУ, 1969. – Ч. 1: Адзіночны лік. – 229 с.

3.                 Наркевіч, А.І. Назоўнік: Граматычныя катэгорыі і формы / А.І. Наркевіч. - Мн.: Выд-ва БДУ ім.У.І. Леніна, 1976. – 248 с.

4.                 Супрун, А.Е. Общая характеристика семантики количества // Теория функциональной грамматики. Качественность. Количественность / Под ред. A. B. Бондарко. СПб.: Наука, 1996. – С. 162-170.

5.                 Чабярук, А.І.  Лічэбнік у беларускіх гаворках / А.І. Чабярук. - Мінск: Навука і тэхніка, 1977. – 104 с.

6.                 Прыказкі і прымаўкі ў дзвюх кнігах. Рэд. А.С. Фядосік. - Мн.: “Навука і тэхніка”, 1976. – Кн. 1. - 560 с.; Кн. 2. – 616 с.

7.                 The Oxford Dictionary of Proverbs / Jennifer Speake. – 5th ed. – Oxford: Oxford University Press, 2008. – 388 p.

8.                 The Penguin Dictionary of Proverbs / Jonathan Law. – 2nd ed. – London: Penguin Books Ltd, 2000. - 365 p.

9.                 The Oxford dictionary of English proverbs / P.F. Wilson. – 3rd edition. – Oxford: The Clarendon Press, 1992. – 950 p.

10.            Лепешаў, І.Я. Тлумачальны слоўнік прыказак / І. Я. Лепешаў, М.А. Якалцэвіч. – Гродна: ГрДУ, 2011. – 695 с.

11.            Кусковская, С.Ф. Сборник английских пословиц и поговорок / С.Ф. Кусовская. – Мн.: Высш. шк., 1987. – 253 с.

12.            1000 English Proverbs and Sayings [Electronic resource]. - UL.to, 2008. – Mode of access: - Date of access: 2.05.2013.