+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Неоднозначность глагольной природы причастия 2

Неоднозначность глагольной природы причастия 2

Автор: Казначеева Татьяна Владимировна, студентка Курского государственного университета, г. Курск, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Еще В. Гумбольдт заметил, что «человек является человеком только благодаря языку ... язык с необходимостью возникает из человека ... язык следует рассматривать ... как непосредственно заложенный в человеке». Язык есть часть человека [1, с. 313 – 314].

Опираясь на данное высказывание, можно сделать вывод, что человеческий фактор в системе языка играет одну из важнейших ролей. На сегодняшний день благодаря структурным методикам разработано множество классификаций, позволяющих упорядочить языковую систему, однако ни в одной из них не учтен этот самый человеческий фактор. А между тем именно он помогает вникнуть в суть самых сложных явлений и понять всю комплексность языковых структур и ярусов.

Влияние человека на язык повлекло за собой множество последствий, одним из которых стало упрощение определенных систем с одной стороны и их же усложнение с другой, что привело к неоднозначности и противоречивости понимании тех или иных вопросов.

К подобной ситуации можно отнести случай с причастием 2 в английском языке. До некоторых пор всеми было принято, что причастие 2 образуется от глагола, относится к прошедшему времени и имеет пассивное значение. Таким образом, его нередко называют еще причастием прошедшего времени или пассивным причастием. Далее будут рассмотрены более подробные доказательства противоположной позиции, а также опровергнуты вышеуказанные названия с предложением введения в грамматику определенных универсалий, касающихся причастия 2 английского языка.

Структура причастия 2 является противоречивой, так как само по себе оно обладает признаками нескольких частей речи, что и обуславливает подобную проблематику.

Существует несколько доводов, подкрепляющих вышеизложенное высказывание. Какое-то время назад среди крупнейших лингвистов существовало мнение, что причастие есть прежде всего прилагательное. В.В. Виноградов рассматривал причастие как особую «категорию гибридных глагольно-прилагательных форм», а в Грамматике русского языка АН СССР (1970) причастия включаются в число глагольных форм. В Русской грамматике АН СССР (1980) причастие трактуется как «атрибутивная форма глагола». В современной грамматике английского языка причастие 2 расценивается как форма глагола, однако обычно допускается оговорка о кардинальном отличии ее от остальных неличных форм. Имеется точка зрения, что причастие 2 стоит на периферии системы глагола.

Причастие 2 в самой своей сути связано с глаголом, оно имеет глагольную основу, входит в качестве полнозначного лексического компонента в состав двух наиболее важных аналитических глагольных форм – перфекта и страдательного залога (have taken, is taken); подобно прочим глагольным формам причастие 2 может определяться наречием (successfully taken). Кроме того, в отличие от русского языка, причастие 2 в английском языке неизменяемо, полностью лишено морфологических характеристик прилагательного, то есть рода, числа, падежа, что, казалось бы, сближает его с глагольной системой. Однако большинство грамматистов отказываются признать причастие 2 полноправной глагольной формой, а некоторые даже исключают ее из системы форм этой части речи.

Для того чтобы понять всю сложность структуры причастия 2, необходимо рассмотреть следующие факты. Так А.А. Потебня считал, что причастие не является словом, образованным от глагола, оно не происходит от глагола, а появляется одновременно с ним. Также ученый многократно заострял внимание на том, что ни в одном случае причастие не стоит вместо личной формы глагола.

Причастия, в отличие от глаголов, которые выражают непосредственно сам процесс, выражают лишь влияние, результат воздействия данного процесса на тот или иной предмет. Таким образом, причастие связано с предметом в качестве следствия того действия, которое было оказано на него, что естественно ставит под сомнение вопрос о принадлежности причастий к глагольным формам и автоматически относит их к некоей периферии глагольной системы.

Необходимо также сказать и о неизменяемости причастия как факторе, который позволяет усомниться в его относимости к глаголу. Известно, что именно глаголы наиболее богаты формами словоизменения, а это в очередной раз подчеркивает несоответствие в сопоставлении причастия 2 и глагольной системы.

Не выражая само по себе никаких временных, видовых или залоговых значений, причастие 2 обладает необыкновенной гибкостью в плане лексического содержания и грамматического значения. Раскрывая смысл вышесказанного, необходимо отметить, что, несмотря на то, что иногда причастие 2 называют the Past Participle, такое название неправомерно, так как причастие не является личной формой глагола, что лишает ее возможности выражать какое-либо отношение к времени. Поэтому возможно использование причастия в абсолютно любом временном контексте без опасения потери смысла или основной идеи. Например:

Spoken in a loud voice the phrase seems powerful.

Spoken in a loud voice the phrase seemed powerful.

Spoken in a loud voice the phrase will seem powerful.

В вышеприведенных примерах форма причастия осталась неизменной, однако временное отношение глаголов менялось по желанию говорящего. Но как видно, смысл и основная идея были переданы грамотно и без ошибок благодаря предикативной форме глагола, с которой в свою очередь и соотносится причастие для опосредованного соотнесения с действительностью. Хотя причастие 2 и называют причастием прошедшего времени, оно таковым являться не может, так как использование его оправдано и в контексте настоящего и будущего времени, что снова доказывает его особое место среди прочих неличных форм.

Причастие 2 нередко именуют причастием «пассивным», снова забывая о том, что оно неизменяемо, а значит и никакой определенной направленности на субъект или объект не несет. Следует заметить, что причастие 2 выражает в английском языке не только пассивное значение. Еще Г. Фаулер указывал на то, что причастие 2 может быть образовано также от глаголов непереходных, и таким образом иметь «активное» значение. Например: fallen leaves, the risen sun, a vanished hand, past times, the deceased lady, etc. Наблюдения Г. Фаулера подтвердились и другими исследованиями.

Из всего этого можно сделать вывод, что при определенном лексическом наполнении причастие 2 может иметь значение завершенности, что противопоставляет его причастию 1 тех же глаголов, а значит, они образуют оппозицию по линии вида: завершенность – незавершенность.

Например:

She would sit watching the fallen leaves of last year, as she had watched the falling ashes at home [2].

Причастие 2 называют также перфектным, эта мысль в свое время была высказана А.И. Смирницким. Под перфектностью им понималось указание на осуществление соответствующего процесса до того времени, которое имеется в виду или о котором идет речь. Сама форма причастия 2 рассматривалась как наиболее простая форма перфекта.

Однако в настоящее время широко распространяется процесс «деперфектизации» причастия 2, его перфектность становится менее определенной и устойчивой под влиянием его применения в аналитических формах пассива.

Между перфектом и причастием имеются свои сходства: в данном случае отмечается их общая релятивность, относительность значений; а также свои различия. Использование перфекта подразумевает под собой объемное восприятие информации, домысливание каких-либо деталей ситуации, умение найти подоплеку, суметь восстановить определенные события в прошлом. Перфект несет в себе множество важной информации, именно событий, связанных с данным моментом речи, имеет побудительные интенции. Причастие 2 всего этого не выражает. Оно коротко и ясно в большинстве случаев передает состояние, возникшее или возникающее как результат определенной деятельности, действия, выраженного в процессе. Причастие лишь подразумевает, что ему предшествовало, но не имеет никаких побуждений представить и домыслить ситуацию.

Иными словами, состояние, которое выражается при помощи причастия 2, является вторичным по отношению к соответствующему процессу, как бы его зеркальным отражением. Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что причастие не может быть образовано от любой основы глагола. А перфект, в свою очередь, обладает таким свойством. Причастию же необходим глагол, выражающий процесс, который имеет возможность породить новое состояние предмета. Причастие нельзя образовать от глаголов «быть» (to be), «лежать» (to lie), «сидеть» (to sit) и т.п. Поэтому формы been, lain, set, etc. часто имеют названия «псевдо-причастий».

Таким образом, причастие 2 не может быть названо ни причастием «прошедшего времени», ни «пассивным причастием»; черты, роднящие его с перфектом, также не делают его тождественным последнему. Все вышеперечисленное стало причиной, по которой лингвисты отказались от упомянутых наименований, применив более нейтральный термин «причастие 2». Кроме того, существует еще одно название подобного причастия, которое можно найти в Грамматике современного английского языка, созданной четырьмя авторами (Квирк, Гринбаум, Лич, Свартвик). По сути данное название не является термином, а скорее чисто формальным описанием этой формы: the –ed participle form [3].

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гумбольдт, В. Избранные труды по языкознанию. Языки мира. М.: Прогресс, 1984. – С. 313 – 314.

2. Штелинг, Д.А. Грамматическая семантика английского языка. М: Прогресс, 2006. – 127 с.

3. Штелинг, Д.А. Грамматическая семантика английского языка. М: Прогресс, 1996. –  165 с.