+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Григорий Кочур – автор переводоведческой рецензии

Григорий Кочур – автор переводоведческой рецензии

Автор: Шмигер Тарас Владимирович, доцент кафедры переводоведения и контрастивной лингвистики имени Григория Кочура, Львовский национальный университет им. И. Франко

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Многие аспекты творческой и научной деятельности выдающего украинского переводчика, переводоведа, литературоведа, культуролога Григория Кочура (1908-1994) к настоящему времени уже исследованы. И среди них наиболее хорошо освещен его вклад в переводческое дело, историю и теорию перевода. Особое внимание исследователи уделяли его эпистолярию. Проблема «Григорий Кочур как критик» менее изучена. Рассмотрению данной проблемы наиболее способствует двухтомный сборник литературно-критических работ Мастера, куда вошли рецензии, опубликованные ранее в периодике, а также внутренние издательские рецензии, хранящиеся в архивах Литературного музея Григория Кочура.

К настоящему времени обнародованы 33 рецензии Г. Кочура (по материалам изданного двухтомника [1]), которые можно разделить на три жанра: внутренняя издательская рецензия на перевод, печатная рецензия на перевод и рецензия на переводоведческую (научную) работу. Такой подход углубляет понимание «переводоведческой рецензии» (термин предложен в работе [2, с. 208]). Суть компонента «переводоведческий» в терминосочетании «переводоведческая рецензия» заключалась в том, чтобы подчеркнуть обязательность сопоставления перевода с оригиналом. Переводоведческое наследие Г. Кочура требует пересмотра сути этого термина, поскольку не была учтена «науковедческая рецензия» как жанр научно-критического письма. Одним из возможных решений такого положения является рассмотрение «науковедческих» жанров в разделе переводоведческой историографии, а за «переводоведческой рецензией» закрепить разбор текста перевода сквозь призму оригинала и т.д.

Этого взгляда мы и будем придерживаться в данном исследовании, исключая лишь работы Г. Кочура о научных трудах других исследователей.

Структура рецензий значительно варьировалась, поэтому сложно реконструировать классический образец, которого исследователь строго придерживался. Например, если у Владимира Державина такая структура проступает четче [2, с. 210], то у Г. Кочура главная идея преимущественно была двойственной: направленной на улучшение предлагаемого перевода (издательская рецензия) или же на информирование читателя о напечатанном издании (печатная рецензия). Именно это и является главным разграничением двух жанров переводоведческой рецензии, написанных Г. Кочуром. Понятно, что издательская рецензия местами была похожа на регистр ошибок, ведь еще можно было внести поправки в текст. Поэтому издательские рецензии были направлены на улучшение стилистической стороны переводов. Напротив, печатная рецензия – это пример научной речи. В связи с этим объем этих двух жанров рецензий был различным. Издательская рецензия – обычно более пространная, а печатная могла быть очень краткой, ведь и цель могла быть скромнее – представить переводное издание. Однако разграничить критическую и историческую публикацию иногда сложно.

Говоря о терминологическом инструментарии рецензий Г. Кочура, необходимо определить суть и принципы того, как критик устанавливал критерии оценки перевода. В центре рассмотрения Г. Кочура – «качество перевода» [1, с. 159, 265]. Именно этот термин имеет выразительную лингвистическую основу, ведь речь идет не об аморфной, субъективно воображаемой принадлежности к некоей литературно-поэтической традиции. Отсюда базовый, но комплексный критерий для оценки перевода – это «точность» [1, с. 87], декларируемая в таких суждениях: «добросовестный и точный перевод» [1, с. 622], «переводчик добросовестно и точно воспроизвел содержание стихов» [1, с. 254], «перевел во всяком случае точнее своего предшественника» [1, с. 439]. Точность включает в себя следующие компоненты: богатство лексики и стилистическая гибкость [1, с. 87], информативность («относительно содержательных компонентов, то в основном точность их передачи достаточно значительная» [1, с. 440]). Кое-где критерий точности размытый или очень неопределенный: «добросовестный и доброкачественный перевод» [1, с. 89], «[переводы] звучат непринужденно» [1, с. 155], «в переводах есть и энергия выражения, и техническая изобретательность» [1, с. 540]. Некоторые суждения трудно назвать объективными, но таковыми они были в духе того времени, и на самом деле – это лишь фасад аналитической работы, мотивации которой не видно, а именно: «перевод не идеален, переводчику не всегда хватает сил в борьбе с оригиналом» [1, с. 238]. Присутствие оригинала также играет большую роль в аксиологических формулировках: «отошел от оригинала» [1, с. 88], «начинается свободная вариация» [1, с. 266]. Встречается также применение сугубо информационного критерия для оценки перевода, очевидно, не самого лучшего качества: «мысль оригинала в переводе все же сохранена» [1, с. 239].

Среди аналитических операций, которые использует Г. Кочур, – обратный перевод [1, с. 221-225, 234, 259-260, 442-443]. Это средство наиболее весомо для читателей, не владеющих языком оригинала; такие переводы помогают вызывать нужные эмоции и переживания, что способствует лучшему освещению успехов или неудач переводчика.

Вопросы, обсуждаемые в рецензиях Г. Кочура, также имеют определенную типологию. Среди главных вопросов из областей теории и истории перевода можно назвать следующие:

1) отбор произведений и представленность литературы или автора в переводном издании [1, с. 159, 254, 256, 262 – 263, 442 – 443];

2) пропагандирование украинской идеи: популяризация бразильской поэтессы украинского происхождения – Галины Колодий [1, с. 159 – 160]; эзоповская традиция в украинской литературе [1, с. 624];

3) внимание к информационной наполненности предисловия с точки зрения иностранного читателя [1, с. 232 – 233, 252, 258, 442, 509 – 510];

4) внимание к достаточной информационной наполненности примечаний [1, с. 235, 442, 647, 659];

5) целесообразность перевода стихотворений прозой [1, с. 234, 244];

6) публикация двуязычных изданий [1, с. 155, 260];

7) национальная литературная традиция, в частности драматическая [1, с. 508];

8) растянутость переводов по сравнению с оригиналом [1, с. 837].

Данный перечень как бы формирует канонический ряд вопросов, которые критик обязан рассмотреть в своей рецензии.

Проследить образ читателя на основе рецензий Г. Кочура достаточно сложно. По всей видимости, Мастер писал для широкой общественности, а его замечания имели образовательную, популяризаторскую, научную направленность. Через призму этих замечаний Г. Кочур вырисовывается как педагог, защитник Украинского Слова, литературовед, переводчик и учитель для переводчиков. Его типичные замечания можно классифицировать по касающимся вопросам:

- правописание (в частности, библейские имена);

- языковые (диалектизмы, языковый регистр, русизмы, жаргонизмы, синтаксические конструкции, чрезмерно модернизированная лексика, звательный падеж, стилистические погрешности, ударение). Культура речи [1, с. 140]. Сравнение французского и украинского языков: украинский – короче [1, с. 245];

- лексико-семантические: нарушение значения слова, невнимательность к категории оценки в некоторых значениях;

- стихосложение (рифма, версификация, эвфония определенной литературной традиции);

- интерпретационные недоразумения, ляпсусы;

- литературные – жанровые – вопросы (либретто [1, с. 154], сонет [1, с. 702]).

Замечания нескольких категорий встречаются в каждой рецензии.

Тематика истории перевода красной нитью проходит в рецензиях Г. Кочура, что в конечном итоге является одним из необходимых компонентов переводоведческой рецензии. Критик часто ссылается на ранние переводы [1, с. 88, 553], сравнивает новые явления с предшествующими фактами литературы [1, с. 233, 243, 258, 626].

Характеристика переводчика не очень богата в переводоведческих рецензиях Г. Кочура. Встречается, в частности, позитивная оценка – например, «обнаружил много изобретательности» [1, с. 89], что подчеркивает субъективно-процессуальную сторону перевода. Особое внимание, которое Г. Кочур обращал на биографические факторы, повлиявшие на перевод (об И. Франко) [1, с. 89], свидетельствуют о том, что он держал в поле зрения «языковую биографию» переводчика. В то же время как творческая личность переводчик мог вести себя творчески: «Переводчик имеет право экспериментировать» [1, с. 235].

Встречаем в работах Г. Кочура и определенные замечания по теории критики [1, с. 138 – 139]. Так от автора рецензии требуется «сопоставительный стилистический анализ текста оригинала и перевода», обосновывающий ценность данного перевода [1, с. 138]. Современные переводоведческие рецензии – это «айсберги», поскольку из-за нехватки места их печатают усеченными без самого анализа, а только аксиологические выводы [1, с. 138]. Следовательно, делает он вывод, назрела необходимость специализированного журнала, где можно было бы печатать развернутые переводоведческие рецензии [1, с. 138].

Традиционная тематика рецензий времени Г. Кочура включала оценку выбора текста для перевода, установление смыслового соответствия исходного и производного текстов, рассмотрение целесообразности использовать художественные методы и др. Он предлагал также дополнить ее теоретическим вопросом, а именно рассмотрением «взаимосвязи детали и целости» в обоих текстах [1, с. 139]. Кроме того, исследователь обращал особое внимание на выработку лингвистических принципов перевода [1, с. 139], что, с точки зрения современного развития языкознания – особенно семантики (и лексической, и грамматической), – особенно актуально, ведь семантические теории языка могут предложить немало сценариев критического разбора текста.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Кочур, Г. Література та переклад: Дослідження. Рецензії. Літ. портрети. Інтерв’ю: у 2 т. / К. Кочур; упоряд. А. і М. Кочури. – Київ: Смолоскип, 2008. – 1171 с.

2. Шмігер, Т. Володимир Державин: теорія і критика перекладу / Т. Шмігер // Збірник Харків. іст.-філол. т-ва / Харків. нац. пед. ун-т ім. Г. С. Сковороди; Харків. іст.-філол. т-во. – 2005. – Т. 11. – С. 205 – 214.