+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Специфика перевода фразеологизмов

Специфика перевода фразеологизмов

Автор: Джуманова Дилбар Рахимовна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры русского языка и литературы, Узбекский государственный университет мировых языков, г. Ташкент, Узбекистан

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Одной из важных проблем исследования фразеологических единиц является осуществление их перевода, что связано с такими направлениями языкознания, как лингвокультурология, межкультурная коммуникация, когнитивная лингвистика, а также с методическими аспектами. С одной стороны, чтобы в совершенстве владеть русским языком, необходимо понимать русские фразеологизмы, языковую картину мира, с другой стороны, знание и понимание фразеологизмов является своего рода критерием степени владения русским языком.

По мнению переводоведов, фразеологизмы занимают едва ли не первое место в шкале «непереводимости» или «труднопереводимости». «Непереводимость» или «труднопереводимость» отмечают все лингвисты как одно из характерных свойств идиом; на нее ссылаются сторонники «теории непереводимости»; с трудностью перевода идиом сталкиваются и переводчики-практики.

Чтобы в теоретическом плане говорить о приемах перевода фразеологизмов, необходимо всю фразеологию русского языка расклассифицировать по какому-то обоснованному критерию на группы, в границах которых наблюдался бы как преобладающий тот или иной прием, тот или иной подход к передаче русского фразеологизма на узбекский язык. Многие теоретики перевода в качестве исходной точки берут лингвистические классификации, построенные в основном на критериях неразложимости фразеологизма, слитности его компонентов, мотивировки значения, метафоричности, в зависимости от которых определяется место фразеологизмов в одном из следующих разделов: сращения, или идиомы, единства, сочетания и выражения.

Такая классификация используется А.В. Фёдоровым для определения приемов перевода фразеологизмов. В частности, он отмечает отсутствие четких границ между отдельными рубриками, разную степень мотивированности фразеологизмов, прозрачности внутренней формы и национальную специфичность единств, которая может потребовать от переводчика приблизительно такого же подхода, как и сращения [3].

Исследователи отмечают, что только по отношению к фразеологическим единствам и фразеологическим сращениям следует применять различные приемы перевода, причем перевод единств должен быть по возможности образным, а перевод сращений может осуществляться преимущественно посредством приема целостной трансформации.

Подобный подход к классификации приемов перевода фразеологизмов вполне оправдан и правомерен, поскольку от степени слитности компонентов зависит как возможность полноценного перевода, так и выбор наиболее удачных приемов. Однако ведущие теоретики перевода, опираясь на лингвистические схемы, насыщают их своим содержанием, делают ряд модификаций и оговорок, вводят дополнительно деление на образные и безобразные единицы, на фразеологизмы пословичного и непословичного типа, перевод с учетом стиля, национального колорита, языка.

Устойчивые сочетания традиционно переводят либо посредством фразеологического перевода, либо посредством нефразеологического перевода.

Фразеологический перевод предполагает использование в тексте перевода идиом различной степени близости между единицей исходного языка и соответствующей единицей языка перевода – от полного эквивалента до приблизительно фразеологического соответствия.

Эквивалент представляет собой фразеологизм, в нашем случае на узбекском языке, по всем показателям равноценный переводимой идиоме. Как правило, эквивалент вне зависимости от контекста должен обладать теми же денотативными и коннотативными значениями, т. е. между соотносительными фразеологическими оборотами не должно быть различий в отношении смыслового содержания, стилистической отнесенности, метафоричности, эмоционально-экспрессивной окраски.

Фразеологические эквиваленты должны иметь приблизительно одинаковый компонентный состав, обладать рядом одинаковых лексико-грамматических показателей, например, сочетаемостью, принадлежностью к одной грамматической категории, употребительностью, связью с контекстными словами-спутниками, отсутствием национального колорита.

Неполные эквиваленты могут отличаться от исходного фразеологизма синонимическими компонентами, небольшими изменениями формы, изменением синтаксического построения, иной сочетаемостью, иной морфологической отнесенностью: задирать (задрать) нос в значении «зазнаваться, важничать, чваниться» [4, c. 163] – бурнини (осмонга) кўтармоқ [1, c. 30], букв.: поднять нос (на небо). Однако общий смысл сохраняется.

Часто образы двух фразеологизмов – исходного языка и языка перевода – могут не иметь между собой ничего общего как образы, однако общий смысл может остаться эквивалентным. Возможность передавать фразеологизмы аналогами с образностью, не имеющей точек соприкосновения в исходном языке и языке перевода, можно объяснить тем обстоятельством, что в большинстве случаев это стертые или полустертые метафоры, не воспринимающиеся совсем или воспринимающиеся подсознательно носителем языка. Так в обороте остаться с носом носитель русского языка не замечает никакого «носа». Этот фразеологизм в значении «остаться без того, на что рассчитывал» имеет в узбекском языке аналог икки қўлини бурнига тиқибқолмоқ, т. е остаться с двумя засунутыми в нос руками.

Надоел как горькая редька – так говорят в русском языке, а в узбекском языке аналогичное выражение – Кўнгилга зиғир ёғдек тегмоқ, что буквально означает «надоел как зигирное масло» [1, c. 74].

Фразеологизму изо всех сил соответствует аналог зур бериб [2, c. 115].

Как сыр в масле катается пичоғи мой устида [2, c. 219], букв.: «его нож наверху масла».

Куда Макар телят не гонял в значении «где-то очень далеко, на краю земли» в узбекском языке соответствует эквиваленту бир тупканинг тагида, что буквально переводится «под каким-то деревом» [1, c. 24].

Как осиновый лист дрожит (трясется) – обычно в такое состояние человек приходит от сильного волнения, страха. Дрожать как осиновый лист – зир титрамоқ [3, c. 114]. Отметим, что осина не растет в Узбекистане, зир от слова зирилламок – побаиваться [5, c. 170], букв.: дрожать, побаиваясь.

Обо всем, что очень просто или дешево в разговорной речи, говорят проще пареной репы или дешевле пареной репы. В узбекском языке в последнем случае говорят: сув текин [1, c. 116], букв.: вода бесплатна.

Глупого, бестолкового человека в просторечии называют головой еловой, в узбекском языке – қовоқ калла, букв.: тыквенная голова [1, c. 163].

Наобещать с три короба. Этот фразеологизм соответствует узбекскому: Пуч ёнғоқ билан кўйнини тўлдирмоқ, что буквально означает наполнять пазуху пустыми орехами, то есть много наобещать [1, c. 109].

Как снег на голову – в узбекском языке используется эквивалент: Тарвузи култигидан тушди, что буквально переводится: у него арбуз упал из-под мышки, то есть человек огорошен, у него вдруг опустились руки [1, c. 121].

Похожих как две половинки людей в узбекском языке сравнивают с двумя половинками одного яблока: Бир олманинг икки палласи(дай) [1, c. 23].

Божий одуванчик – слабый человек. В узбекском языке соответствует выражение: Пуф деса (Бухорога) учиб кетади – так говорят о слабом, бессильном человеке [1, c. 109], букв.: дунешь – улетит (в Бухару).

Не успеет глазом моргнуть – Ана-мана дегунча, кампир шафтолини данагидан айириб егунча – Не успеет старушка персик прожевать [1, c. 13], букв.: пока скажет тот, этот, пока старушка отделит персик от косточки и съест. 

Нефразеологический перевод передает то или иное фразеологическое выражение при помощи лексических средств языка перевода. Здесь можно выделить лексический перевод, калькирование, а также описательный перевод.

Обычно лексическим приемом пользуются в тех случаях, когда нет фразеологического эквивалента или аналога, который можно применить. При таком переводе теряется образность, экспрессивность или коннотативные значения, поэтому к такому типу перевода обращаются очень редко.

Строго лексический перевод применим в тех случаях, когда то или иное понятие в одном языке обозначено фразеологизмом, а в другом – словом. Часто такому переводу поддаются фразеологизмы, имеющие в исходном языке синонимы-слова, иногда смысловое содержание может быть передано переменным словосочетанием. Подобные переводы, как правило, указывают точное семантическое значение фразеологизма, но в контексте любое соответствие должно приобрести «фразеологический вид» или хотя бы стилистическую окраску и экспрессивность, близкие к идиомам исходного языка.

Так, интересно сравнение по цвету в узбекском языке с айвой. После изнурительной болезни обычно говорят о перенесшем болезнь человеке: Бехидек сарғайиб, ипакдек ингичка тортиб қолибди – он стал желтым, как айва, и тонким, как шелковая нить [1, c. 20].

В узбекском языке есть поговорка: Шаф-шаф дегунча, шафтоли деган яхшироқ (Шоп-шоп дегунча, шафтоли дея қол), что буквально переводится – Чем повторять «шаф-шаф», скажи один раз «шафтоли» (персик) [1, c. 145]. В объяснении этого выражения существует такая история. У одного бедняка заболел сын, мальчику очень захотелось поесть персиков, и он стал просить отца достать их. Кишлаком правил в те времена бай по имени Толи. Каждый раз, когда бедняк приходил к баю, он говорил «шаф», а другую половину слова не осмеливался произнести, боясь разгневить бая. Однажды старик начал было снова «шаф», но бай, не выдержав, набросился на него со словами: «Чем повторять «шаф-шаф», скажи один раз «шафтоли».

Описательный перевод сводится к переводу не самого фразеологизма, а его толкования. Это могут быть различного рода объяснения, сравнения, описания, толкования – все те средства, которые передают в максимально ясной и доступной форме содержание фразеологизма все с тем же стремлением к фразеологизации.

Отанг ким – носковоқ, онанг ким – ошқовоқ. Буквальный перевод: Кто твой отец – тыквенная горлянка, кто твоя мать – мускатная тыква (то есть человек обычный, заурядный, неотесанный).

Калькирование предпочитают в тех случаях, когда невозможно передать фразеологизм в целостности ее семантико-стилистического и экспрессивно-эмоционального значения, а нужно и желательно передать образную основу фразеологизма. Так калькировать можно фразеологические единства, которые сохранили свою метафоричность, не обладают подтекстом, калькировать можно и некоторые устойчивые сравнения. К калькированию прибегают и в тех случаях, когда семантический эквивалент отличается от исходного оборота по колориту или при оживлении образа:

Қўли эгри – на руку нечист. Как без рук – икки қўлсиз каби.

В некоторых случаях используется полукалькирование: Шагать в ногу со временем – замон билан бирга қадам ташламоқ, т. е. бросать шаг вместе со временем. Вариться в собственном соку – ўз қозонида қовурилмоқ, букв.: жариться в собственном казане.

При переводе фразеологизмов следует принимать во внимание наличие или отсутствие национальной окраски. В большинстве своем фразеологизмы, кроме некоторых заимствованных, имеют национальный колорит, который может быть обусловлен, во-первых, специфической окраской отдельного компонента (реалия, имя собственное) и, во-вторых, характером самой единицы, связанной с национальными особенностями народа.

При переводе с одного языка на другой, как правило, искажается специфика образных компонентов, на которых по существу и держится вся семантика и обобщенная мысль фразеологизма. В принципе, приведенные выше фразеологизмы коннотативны, каждый из них связан с определенным историческим и культурным фоном, известным только носителям языка.

Итак, фразеологизмы составляют особую категорию языка, их перевод также отличается своеобразием и требует творческого подхода. В русском и узбекском языках имеются одинаковые фразеологизмы, совпадающие не только семантически и образно, но и в лексико-грамматической характеристике. Основу формирования образности в этой группе оборотов составляют наиболее типичные явления окружающей действительности, которые представляют общее мировоззрение, общую языковую образность, совпадающую во многих языках. Особый интерес представляют собой фразеологизмы, сугубо национальные и культурно насыщенные, что делает их непереводимыми, поэтому к ним подбираются эквиваленты или аналоги, которые позволяют передать семантическое значение фразеологизма.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абдурахимов, М. Краткий узбекско-русский фразеологический словарь. – Т.: Ўқитувчи, 1980. – 183 с.

2. Садыкова, М. Русско-узбекский фразеологический словарь. – Т., 1972.

3. Фёдоров, А.В. Основы общей теории перевода. – М.: Высшая школа, 1983. – 303 с.

4. Фразеологический словарь русского языка / Под ред. А.И. Молоткова. – М.: Русский язык, 1978. – 543 с.

5. Ўзбекча-русча луғат / проф. Т.Н. Қори-Ниёзи ва проф. А.К. Боровковнинг умумий таҳрири остида. – Т., 1941. – 736 б.