+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Проблемы семантической лакунарности при переводе микроурбонимов на иностранный (французский) язык

Проблемы семантической лакунарности при переводе микроурбонимов на иностранный (французский) язык

Воронина Любовь Валентиновна – кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных и русского языков, Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище имени генерала армии В. Ф. Маргелова, г. Рязань, Россия

Конате Мохамед – младший лейтенант, курсант Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища им. Генерала армии В. Ф. Маргелова, г. Рязань, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Специфика географических названий заключается прежде всего в том, что топоним, формируемый под влиянием социальных и исторических факторов развития общества, должен одновременно и определять объект, и называть его, осуществляя таким образом связь «человек – объект». Основные тенденции в современной номинации городских объектов (в их числе отказ от канцеляризмов, развитие творческого начала, жаргонизация и вульгаризация речи, расшатывание языковых и этических норм, активное использование стилистически сниженных элементов, интенсивный процесс заимствования слов, демократизация языка) привели к тому, что ряд наименований оказались недоступными для понимания не только иностранными гражданами нашей страны, но и для самих россиян.

В данной статье попытаемся выделить проблемы восприятия современных микроурбонимов – наименований городских учреждений медицинского и оздоровительного профилей – иностранцами при их переводе на французский язык и определить причины появления данных проблем.

На начальном этапе работы нами был проведен эксперимент по первичному восприятию объектов города иностранцами, владеющими русским языком в объеме второго сертификационного уровня (профессионального модуля), имеющими опыт общения с русскими людьми и живущими в России не менее 3 лет.

Цель эксперимента заключалась в следующем: определить информативность современной городской номинации объектов лечебного и оздоровительного характера для людей, у которых русский язык не является родным. В случае если понятность названий указанных объектов окажется сомнительной, выявить, какие именно затруднения испытывают иностранцы и с чем они (затруднения) могут быть связаны.

Эксперимент проводился в несколько этапов.

1. Нами был составлен список объектов Рязани – лечебных и оздоровительных учреждений города.

2. Указанный список был проанализирован иностранцами с целью определения степени его информативности, то есть понятности, после ознакомления с названием объекта.

3. По завершении эксперимента нами были получены результаты, которые были проанализированы по многим аспектам.

Так, 41% наименований городских объектов представляется иностранному контингенту совершенно неинформативным. Люди, для которых русский язык не является родным, обнаруживают непонимание в номинациях следующих типов урбонимов:

1) микроурбонимы – имена собственные («Парацельс», «Атеон», «Астера», «Снежана», «Каролина дент»);

2) микроурбонимы – слова, состоящие из нескольких корней («Долголет»);

3) микроурбонимы, сложные в словообразовательном отношении для восприятия иностранным контингентом («Приокская»);

4) микроурбонимы, представляющие неактивный пласт русской лексики, – устаревшие слова («Лекарь»);

6) микроурбонимы, являющиеся заимствованиями из других языков и имеющие графику соответствующего (часто английского) языка («Wellness», «INVITRO») или пишущиеся по-русски («Смайл», «Эврикас», «Санация», «Аргентит», «Ватхэм-фармация», «Прайм стоматология»);

7) микроурбонимы, состоящие из двух или нескольких иноязычных слов или их элементов, а также аббревиатур («Кооп-Ремедиа», «Нео-фарм», «Дент АРТ», «Космодент»);

8) микроурбонимы, построенные на основе игры слов («НикаМед», «МЕДСИ», «Медас», Три-О-Клиник», «Профидент»).

Остановимся подробнее на анализе каждого типа.

1. Микроурбонимы, восходящие к собственным именам, вызывают затруднения в понимании как у иностранных, так и у русских людей по двум причинам:

- недостаточный уровень общей эрудиции;

- отсутствие соответствий имен в родном языке.

Так, наименование аптеки «Парацельс» оказывается неинформативным для тех, кто не знает о том, что Парацельс – это псевдоним реального человека, известного врача и алхимика немецко-швейцарского происхождения Филиппа Ауреола Теофраста Бомбаста фон Гогенгейма, жившего в XV веке. Слово парацельс означает «превзошедший Цельса» – древнеримского энциклопедиста и знатока медицины первого века до нашей эры.

Наименования «Снежана», «Фотина», «Каролина», являющиеся женскими именами славянского (Снежана), греческого (Фотина) и германского (Каролина) происхождения, не имеют соответствий в языке опрашиваемого контингента, поэтому соотнести данные имена с наименованием лечебных и оздоровительных учреждений иностранцам не просто.

Например, наименование стоматологической клиники «Снежана» мотивировано этимологией данного имени: Снежана произошло от слова снег. А греческое имя Фотина (аналог славянского имени Светлана) отсылает к истории Иисуса Христа и Фотины Самарянки, у которой он попросил воды напиться, и которая возвестила людям о его мессианских действиях. Германское имя Каролина соответствует мужскому имени Карл и означает, соответственно, королева, чем и мотивирует наименование стоматологической клиники «Каролина Дентс». Остается только перевести на русский язык вторую часть названия, чтобы понять, что же означает данное название клиники.

2. Затруднения в понимании второй и третьей групп из названных выше микроурбонимов связаны с особенностями русского словообразования.   Название аптеки «Долголет» восходит к соответствующему существительному,  образованному путем сложения от долгие лета. Иностранец в состоянии вычленить в существительном два корня -долг- и -лет-, но понять значение словосочетания ему трудно, поскольку долгие лета – это, во-первых, церковное чествование, а во-вторых, так русские желают друг другу здоровья, то есть долгие лета = многие лета – долгих лет жизни.

Трудности в восприятии названия аптеки «Приокская» связаны с выделением в производном прилагательном корня -ок-, восходящего к существительному Ока – гидрониму Рязанской области.

3. Устаревшие слова, включенные в наименования учреждений здравоохранения города Рязани,  немногочисленны. Мы обнаружили только одно – лекарь. Оно присутствует в наименованиях двух типов – в одиночном употреблении  («Лекарь») и в сочетании с прилагательным старый, которое, как очевидно, усиливает значение устаревшего лекарь. Иностранцам известны современные синонимы слова – врач и доктор. Лекарем же называли врача в России до 1917 года.

4. Группы микроурбонимов,  являющихся иноязычными заимствованиями или имеющими в своем составе иноязычные элементы, непонятны иностранцам, не владеющим соответствующими иностранными языками: английским, греческим и др.

Так, английское заимствование wellness, образованное от «to be well» – «хорошее самочувствие» или «благополучие», предполагает ассоциацию с концепцией здорового образа жизни, основанной на сочетании физического и ментального здоровья, правильного питания, разумных физических нагрузок и отказа от вредных привычек. Поскольку велнес – это философия благополучия человека во всех сферах его бытия: духовной, социальной и физической, – название служит своего рода рекламой всех направлений деятельности данного медицинского учреждения и программирует человека, обратившегося именно в этот  медицинский центр,  на удачу. Остается только понять и осмыслить название центра: ведь оно неинформативно не только для иностранцев, но и для русских людей.

В наименовании «Прайм стоматология» затруднения в понимании вызывает первое из сочетаний слов. Английское prime может быть именем существительным, прилагательным, глаголом и в каждом из названных случаев иметь иное значение. В нашем случае в сочетании с существительным стоматология, прайм является прилагательным и в переводе на русский язык означает превосходный, лучший, главный, основной.

Наименование сети медицинских лабораторий «INVITRO», на наш взгляд, ориентировано на людей, имеющих какое-либо медицинское образование, поскольку латинский термин in vitro означает «в стекле» – технология выполнения экспериментов, когда опыты проводятся «в пробирке», вне живого организма. В общем смысле этот термин противопоставляется термину in vivo – эксперимент на живом организме (на человеке или на животной модели). Люди, далекие от медицины, в принципе не понимают значения данного слова и воспринимают его как латинский термин, имеющий какое-то отношение к медицине. Необходимо отметить и тот факт, что с точки зрения орфографии (да и медицины) правильно писать термин в два слова in vitro.

Ряд других названий, восходящих к латинскому языку, также вызывают затруднения в понимании людей, не имеющих медицинского образования. Например, наименование стоматологической клиники «Санация» восходит к соответствующему имени, имеющему латинское происхождение. Термин санация не является собственно медицинским. Его используют и в политике, и в экономике. В нашем случае наименование стоматологии, конечно же, мотивировано его медицинской составляющей. Санация – лечебно-профилактические меры по оздоровлению организма, основной целью которых является удаление всего, что мешает своевременному заживлению.

В названиях нескольких стоматологических клиник зачастую присутствует слово дент: «Дент АРТ», «Дента стиль», «Денталия», «Дентис», «Тотал Дент», «Космодент». Понятно, что это слово переводится как зуб, соответственно указанные выше наименования клиник мотивированы именно этим значением. Интересно отметить, что слово дент существует, а вот такие его «формы» как дента, денти неизвестны латинскому языку, поэтому такие наименования, как «Денталия», «Дентис» совершенно неинформативны с точки зрения присутствия в них словообразовательных аффиксов.

Наименование стоматологии «Аргентит» непонятно ни русскому, ни иностранному контингенту. Видимо, только люди, имеющие какое-то отношение к химии, смогут вычленить в данном слове корень -аргент- – серебро. В словарной статье читаем: «Аргентит – (серебряный блеск, от лат. argentum – серебро) – минерал, серебросодержащая руда». Однако если посмотреть на изображение этого минерала, становится непонятно, как же минерал черного цвета с серебряным блеском может мотивировать наименование стоматологической клиники.

Греческое эврика (εὕρηκα или ηὕρηκα, букв. «нашёл!») – легендарное восклицание Архимеда по случаю открытия им гидростатического закона, ставшее общеупотребительным для выражения радости в случае разрешения трудной задачи, – мотивирует наименование медицинского диагностического центра «Эврикас». Однако  как мы видим,  в оригинальном написании никакого с на конце слова эврика нет. Видимо оно появилось для того, чтобы подчеркнуть греческий колорит наименования: буква с на конце является известной показательной чертой греческого языка.

Затруднения в понимании микроурбонимов, восходящих к иностранным заимствованиям, образованным посредством аббревиации разных типов, вызваны тем, что в сложносокращенных словах иностранцам вообще трудно вычленить их составляющие.

Так, наименования «Кооп-Ремедиа», «Профидент», «Космодент» образованы по типу слогословной аббревиации. Поэтому слова ремедиа, дент информативны для иностранцев, в то время как известные для русских людей сокращения кооп, профи, космо такой информативностью не обладают.

Итак, кооп, согласно Словарю русского языка Д.Н. Ушакова, является сокращением от кооператив – «организации, основанной на принципе объединения средств ее членов, пайщиков». Вкупе с заимствованием ремедиа, означающим «вылечивать, исправлять», мотивирует микроурбоним «Кооп-Ремедиа».

Сокращения профи и космо восходят к соответствующим прилагательным профессиональный и космический. Первое из названных прилагательных полностью поясняет наименование стоматологической клиники «Профидент», в то время как второе – космический – требует дополнительных пояснений. Космический, кроме своего отношения к космосу в физическом (или астрономическом) смысле, в философском означает «порядок, упорядоченность», что и мотивирует наименование стоматологии «Космодент».

Интересно отметить, что слова фармация, фармацевтика, фармакология достаточно информативны для иностранцев именно в таком полном виде. А сокращение фарм- оказывается для них совершенно непонятным. Наименование аптеки «Нео-фарм» становится информативным, если свести часть слова фарм- к прилагательному фармацевтический.

По тому же типу слогословесной аббревиации построен микроурбоним «НикаМед». Если вторая часть наименования (-мед-) понятна иностранцу, то первая часть, -ника-, – нет. В то время как Ника – имя древнегреческой богини победы.

Затруднения в понимании вызывают микроурбонимы, образованные слоговым способом аббревиации, например, «Медси». Можно предположить, что вторая часть наименования – -си- – является сокращением от существительного система, что не соответствует принципам сокращения слов в русском языке.

Смешанный тип аббревиации очевиден в наименовании «Дент АРТ». В состав урбонима входит известное существительное дент и аббревиатура АРТ. Расшифровать аббревиатуру не представляется возможным не только иностранцу, но и носителю русского языка. Звуковой образ написанного заглавными буквами слова АРТ ассоциативно приводит нас к арт – части слова, имеющего отношение или к артиллерии, или к искусству.

Образованные сложением слов микроурбонимы теряют свою информативность и по семантическим признакам. Например, в наименовании стоматологической клиники «Три-О-Клиник» непонятно сочетание Три-О: возможно, Три-О – это ООО – известная аббревиатура, означающая «общество с ограниченной ответственностью».

Итак, затруднения,  испытываемые иностранцами в восприятии и осознании русских наименований медицинских учреждений города Рязани, обусловлены, во-первых, субъективными факторами, важнейшими из которых является уровень владения русским языком иностранным контингентом и незнание ряда иностранных языков, слова которых использованы для наименования городских объектов, а во-вторых, объективными факторами, к числу которых отнесем следующие:

1) использование в номинации устаревших слов русского языка;

2) обращение к разным видам аббревиации при создании сложных наименований;

3) ошибки в сокращениях и неверная орфография, связанные с авторским переосмыслением известных слов в номинациях.

За рамками нашего исследования остался достаточно серьезный вопрос, связанный с прагматическим аспектом анализа семантических лакун при переводе микроурбонимов с русского на французский язык. Это может стать объектом лингвистического исследования в перспективе.