+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Роль и функции слов-реалий мексиканской культуры в романах Л. Эскивель «Malinche» и «Como agua para chocolate»

Роль и функции слов-реалий мексиканской культуры в романах Л. Эскивель «Malinche» и «Como agua para chocolate»

Гурова Дарья Владимировна – магистрант кафедры романской филологии, Южный федеральный университет, г. Ростов-на-Дону, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

 

Данная статья посвящена рассмотрению роли и функций мексиканских слов-реалий в произведениях мексиканской писательницы Л. Эскивель «Malinche» и «Como agua para chocolate». Проблема изучения культурно-специфической лексики уже долгое время привлекает внимание ученых. В отечественной науке широкое распространение получил термин реалия. Он встречается в работах таких авторов, как С. Влахов и С. Флорин (1986), Г.Д. Томахин (1986), Н.А Фененко и А.А. Кретов (1999), В.С. Виноградов (2001), О.А. Корнилов (2002), Э.А. Левина (2006) и др. Представляется возможным выделить слова-реалии и предметы-реалии. Если предмет-реалия обозначает непосредственно объект действительности, то слова-реалии указывают на название этого предмета в действительности. Следует отметить, что отличительной чертой слова-реалии является характер её предметного содержания, то есть, особая связь обозначаемого словом-реалией предмета или явления с определенным народом или страной и с историческим отрезком времени. Таким образом слова-реалии могут выражать национальный (местный) и исторический колориты [10, с. 24]. В данной статье мы придерживаемся широкого понимания термина слово-реалия и, опираясь на определение Э.А. Левиной, под ним понимаем слова и словосочетания, которые обозначают предметы и явления материальной и духовной культуры одного народа, отражают национальный, исторический и временной колорит и не имеют соответствий в культуре другого народа [8, с. 26]. К данному понятию нами также относятся регионализмы (мексиканизмы, аргентинизмы и другие), индихенизмы (заимствования из индейских языков) и др., поскольку их употребление маркирует национальную принадлежность говорящего или пишущего [6, с. 48].

В анализируемых романах Л. Эскивель использует слова-реалии для выполнения ряда функций. Так, слова-реалии являются одним из средств создания различных типов колоритов, поскольку на читателя оказывает воздействие не только сами описываемые в романе исторические события, но и то, где (местный, локальный, географический колориты) и когда (временной колорит) они происходят. Под колоритом нами понимается окрашенность слова, которая появляется у него в связи с тем, что его значение отсылает к определенному народу, стране, местности или исторической эпохе [6, с. 50].

Так, основываясь на концепции С.И. Маниной, которая исследует прагматические функции иноязычных вкраплений [9, с. 95-98], представляется возможным выделить следующие функции слов-реалий романа:

1.  Создание темпорального колорита за счет использования ряда принадлежащих к определенной исторической эпохе реалий-персоналий. Например, в романе не раз упоминаются такие широко известные персоналии, как:

1)  Malinalli первая переводчица с местных языков на испанский:

  A partir de hoy serás llamada Malinalli, ese nombre será tu sino, el que por nacimiento te corresponde. [2, с. 7]

  С этого дня нарекаю тебя именем Малиналли, и да будет это имя твоим, ибо полагается тебе по рождению. [10, с. 4]

2)  Hernán Cortés испанский конкистадор, возглавивший завоевательный поход в Латинскую Америку:

Por tres días Cortés, se debatió entre la vida y la muerte. [2, с. 9]

Трое суток жизнь Кортеса висела на волоске. [10, с. 7]

3)  Moctezuma последний император ацтеков и правитель Теночтитлана:

  Moctezuma vio cómo esos niños fueron ahogados en un ojo de agua y cómo sus cuerpos flotaban. [2, с. 19]

Моктесума видел, как дети один за другим падают в разлом ледника, заполненный водой. [10. с. 22]

4)  Pancho Villa – глава партизан во время Мексиканской революции:

… a Pancho Villa le llevaban los corazones sangrantes de sus enemigos para que se los comiera … [1, с. 28]

… в которой Панчо Вилье доставляют окровавленные сердца врагов, а он их съедает … [11, с. 22]

  Кроме того особую роль при создании темпорального колорита играют прагматические пресуппозиции, основан­ные на фоновых знаниях читателей и их информированности [7, с. 15], то есть совокупность знаний о мире и культуре, создающих условия для успешной коммуникации:

Jaramillo disparó su arcabuz contra él y lo mató [2, с. 59].

Харамильо выстрелил из аркебузы, и напавший на девушку индеец рухнул на землю с пулей в груди [10, с. 74].

В слове-реалии Jaramillo присутствует национально-культурный компонент, который помогает читателю связать данного персонажа с определенной исторической эпохой (XVI в. время испанского завоевания Латинской Америки). Так, Харамильо является реальной исторической личностью, капитаном Кортеса и законным мужем главной героини романа Малиналли. Однако, у читателей (особенно у читателей оригинальных и переводных текстов) объем фоновых знаний различен, тем самым «глубина» знаний может привести к расхождению или не пониманию текста, поскольку слова-реалии относятся скорее к категории фоновых знаний с различными понятийными оттенками, которые основываются в том числе на различии картин мира. Поэтому присутствие в романе слова-реалии Jaramillo может способствовать как достижению прагматического эффекта (узнавание героя в романе), так и не достижению прагматического эффекта (в том случае если у читателя недостаточно фоновых знаний).

Благодаря использованию в тексте реалий-персоналий автор добивается эффекта исторической достоверности.

2.  Национальный (культурный) колорит создается за счет упоминания названий традиций и обычаев, мифологических персонажей и единиц фольклора (llorona, Quetzaltoatl, temascal, camote, Popol Vuh etc.) и др.

Так, в романе Л. Эскивель «Como agua para chocolate» встречается популярный персонаж мексиканского фольклора llorona, которая оплакивает своих погибших детей во время испанского завоевания. Кроме того упоминаются персонажи, которыми детей пугают в детстве (ведьма, пугало и др):

 Como ella ya no era la niña que se asustaba con las historias de la llorona, la bruja que chupaba a los niños, el coco y demás horrores [1, с. 27].

… так как Тита давно уже не была маленькой девочкой, которая ужасалась разным историям о Хныкалыцице, о Ведьме, высасывающей кровь у детей, о Буке и о других ужасах … [11, с. 22].

В романе Л. Эскивель «Maliche» перед нами предстает ацтекский пантеон богов. Одним из главных богов является Quetzalcoatl. Этот бог изображался в виде змеи, покpытой зелёными пеpьями. В мифологии индейцев Центpальной Амеpики он является одним из тpёх главных божеств, богом-твоpцом миpа, создателем человека и кyльтypы, владыкой стихий, богом yтpенней звезды, пpавителем столицы тольтеков – Толлана:

Quetzalcóatl nos reunió, nos formó, él nos hizo [2, с. 39].

Кетцалькоатль собрал нас, придал нам форму, вложил в нас жизнь и душу [10, с. 48].

Кроме того писательница использует лексему temascal, которая согласно Словарю Мексиканизмов [3] обозначает паровую баню, сложенную из камней и нагреваемую горящими углями. Для индейцев существовал целый священный ритуал омовения в темаскале, который был важной частью их культуры. Так, в одной из глав, главная героиня Малиналли предлагает Э. Кортесу очиститься в бане-темаскале:

… para que la limpieza de la sangre suceda es necesario que todos los poros del cuerpo se expandan, se abran y, al hacerlo, permitan que el vapor, esa otra imagen del agua, ese espíritu del agua purifique al cuerpo en cuatro tiempos, que significan los cuatro puntos cardinales, las cuatro estaciones, los cuatro elementos [2, с. 36].

Чтобы очистить кровь … должны открыться все поры на коже человека, и через них проникает пар — этот дух воды, душа драгоценной жидкости. Священный пар должен четырежды очистить тело. Четырехкратное посещение темаскаля символизировало четыре стороны света, четыре состояния вещества, четыре стихии природы [10, с. 45].

Таким образом, национальный (культурный) колорит создается при помощи слов-реалий, которые маркируют определенную нацию на культурном уровне (традиции, мифология, фольклор).

3.  Создание географического (местного, локального) колорита. Данную функцию в основном выполняют топонимы (Cholula, Anáhuac, Painala, Cintla, Quiahuiztlan, Otlaquiztlan, Tlapacoyan, Iztacamaxtitlan, Popocatépetl, Chapultepec etc). В романах Л. Эскивель создается эффект достоверного представления о реальных событиях XVI века, времени завоевания Латинской Америки, благодаря использованию исторических (индейских) названий городов и других географических объектов. Так, события романа «Malinche» происходят в столице империи ацтеков в долине Анауак, в городе Tenochtitlan. В середине XVI века, после завоевания, испанцы переименовали город в Мехико. Однако в романе, Л. Эскивель использует его первоначальное название.

  … quien por las noches recorría los canales de la gran Tenochtitlan llorando por sus hijos [2, с. 9].

  … которая по ночам проплывала по всем каналам великого города Теночтитлана, оплакивая судьбу своих детей [10, с. 19].

Malinalli también era el símbolo del pueblo, así como de la ciudad bruja de Malinalco … [2, с. 20].

Так слово «малиналли» обретало еще один, символический смысл: малиналли это люди, народ и город, тот самый заколдованный город Малиналько [10, с. 24].

Слово-реалия Malinalco обозначает город в Мексике. Согласно легенде, Малиналько является магическим местом, поскольку там жила богиня змей, скорпионов и насекомых Малиналксочиль (Malinalxóchil).

Действие в романе Л. Эскивель «Como agua para chocolate» разворачивается в древнем городе майя Piedras Negras:

… cuando lo vio entrar por la calle principal de Piedras Negras, venía al frente de todos [1, с. 22].

… когда увидела, как он въезжает на одну из площадей города Пьедрас Неграс [11, с. 16].

Как мы видим, писательница активно использует для реализации этой функции слова-реалии.

4.  Дескриптивная функция. Л. Эскивель подробно описывает повседневную жизнь индейцев, особенно их национальную одежду. Так, основной наряд главной героини – huipil, который она вышивает и украшает для самого главного события ее жизни – для рождение ее первого ребенка и др.:

La niña estaba ataviada con un huipil y unas alhajas pequeñas [2, с. 6].

Девочку нарядили в заранее сшитую для нее первую в жизни рубашку-гуипильи даже надели на тоненькую шейку несколько ниток бус [10, с. 3].

Согласно Словарю Мексиканизмов, слово-реалия huipil означает вид женской одежды, украшенный вышивками [3]. Покрой юбки, и вышивка могла многое сказать о том, кто ее выполнял. Проанализируемый фактологический материал подтверждает данное положение:

Los huipiles hablaban. Decían muchas cosas de las mujeres que los habían tejido. Hablaban de su tiempo, de su condición social, de su estado civil, de su conexión con el cosmos [2, с. 19].

Вышивка на ткани говорила о том времени, когда она была создана, о том, богатой была семья вышивальщицы или бедной, о том, какое место женщина занимала в семье, роду и племени, была ли молодой девушкой, замужней женщиной или вдовой [10, с. 23].

В произведении много слов-реалий, обозначающих национальные блюда и напитки:

Inmediatamente después fue invitado a beber pulque, bebida que lo embriagó y lo desquició [2, с. 40].

Потрясенный, он согласился выпить пульке — пьянящий напиток, который предложил ему брат [10, с. 49].

Кроме того, Л. Эскивель употребляет слово-реалию nopal, что согласно словарю мексиканизмов кактус, дающий съедобные плоды [5]:

Jugaba con la cebolla, el ajo, el cilantro, con la albahaca, con el perejil, con el jitomate, con los nopales … [2, с. 73]

Она словно играла со вкусами с луком, чесноком, базиликом и петрушкой, помидорами разных сортов и нопалем … [10, с. 90]

  Дескриптивную функцию могут выполнять слова-реалии, обозначающие национальные блюда, напитки, одежду и др.

Таким образом можно выделить в анализируемых романах четыре основные функции слов-реалий мексиканской культуры в романе Л. Эскивель «Malinche»: создание темпорального колорита, создание национального (культурного колорита), создание географического (местного, локального) колорита и дескриптивная функция. В заключение надо отметить, что слова-реалии могут передавать различные типы колорита как напрямую (слово-реалия обозначает непосредственно название уникального предмета или явления определенной культуры), так и косвенно [4, с. 5]. Например, реалии-регионализмы (lindo, carro-coche) не обозначают уникальные предметы или явления мексиканской культуры, но позволяют идентифицировать национально-коммуникативный стиль автора как мексиканца.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.  Esquivel, L. Como agua para chocolate – Barcelona: Debolsillo, 2012.

2.  Esquivel, L. Malinche – Bogotá: Punto de lectura, 2005.

3.  Silva, G. Diccionario breve de mexicanismosMéxico: Academia Mexicana - Fondo de Cultura Económica, 2001.

4.  Абкадырова, И.Р. Средства создания мексиканского национального колорита в романе А.-П. Реверте «La reina del sur» // Международная научно-практическая интернет-конференция «Испания и Россия: диалог культур в свете современной цивилизационной парадигмы», сборник материалов [Электронный ресурс]. – Красноярск: Сибирский федеральный ун-т, 2011. 

5.  Брандес, М.П. Стилистика текста. Теоретический курс. – Москва: Прогресс-Традиция, 2004.

6.  Виноградов, В.С. Введение в переводоведение (общие и лексические вопросы). М.: Издательство института общего среднего образования РАО, 2001.

7.  Влахов, С., Флорин, С. Непереводимое в переводе. М.: Международные отношения, 1986.

8.  Гурова, Д.В. Слова-реалии, как средство передачи колорита в романе Л. Эскивель «Malinche». Культура и цивилизация Испании и латинской Америки, материалы XII Международной студенческой конференции. – Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2014.

9.  Карповская, Н.В. Прагматический потенциал языковых единиц в свете детерминации переводческих решений (на материале испанского языка): монография/Н.В. Карповская. – Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2009.

10.  Корнилов, О.А. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов. – М., 2002.

11.  Левина, Э.А. Языковые реалии в прагма- и социолингвистическом аспекте (на материале русских и немецких романов первой половины XX века и их переводов): дис. канд. филолог. наук / Э.А. Левина – Рн/Д, 2006.

12.  Манина, С.И. Прагматические функции иноязычных вкраплений // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 2: Филология и искусствоведение, 2010.

13.  Томахин, Г.Д. Лингвистические аспекты лингвострановедения // Вопросы языкознания. – М., 1986.

14.  Фененко, Н.А., Кретов, А.А. Перевод как канал взаимодействия культур и языков (к проблеме языкового освоения "чужой" действительности) // Социокультурные проблемы перевода. - Воронеж: ВГУ, 1999. -Вып. 3.

15.  Эскивель, Л. Малинче / Пер. с исп. – СПб: Амфора, 2006.

16.  Эскивель, Л. Шоколад на крутом кипятке / Пер. с исп. – СПб: Амфора, 2004.