+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Основные особенности перевода эстетической ономастики

Основные особенности перевода эстетической ономастики

Меркулова Надежда Вячеславовна – кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков, Воронежский государственный архитектурно-строительный университет, г. Воронеж, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

С точки зрения обыденной практики перевод имен собственных не является серьезной проблемой для переводчика. Данная переводческая трансформация зачастую осуществляется весьма условно: как правило, ономастическая лексика транскрибируется, транслитерируется с целью более или менее адекватной передачи звучания имени на языке оригинала посредством алфавитной системы языка перевода. Помимо прочего, именования людей (антропонимы) и географические названия (топонимы, урбанонимы и пр.) по своему происхождению и сути не являются первичными лексическими единицами, так как источником их образования и базой, как правило, служит весь обширный пласт нарицательных существительных [1, c. 75; 2, c. 54].

Давая характеристику специфике информации, присущей именам собственным, А.В. Суперанская подчеркивает необходимость следующих действий: «Чтобы понять собственное имя, узнать его значение, надо сначала узнать, какого рода объект оно означает» [3, c. 9]. В соответствии с общей теорией имени собственного представляется возможным выделить три типа информации имени: речевую, языковую и энциклопедическую. Речевая информация призвана осуществлять связь имени с обозначаемым объектом, а также выявлять отношение говорящего к данному объекту. Энциклопедическая информация представляет собой комплекс сведений и знаний об именуемом объекте, понятный и доступный каждому члену языкового сообщества, оперирующего данным конкретным именем. К языковой информации онима, помимо первичного и номинального, относятся наиболее постоянные и неизменные элементы его значения, как то характер и состав компонентов имени.

Наряду с этим, каждый оним неизменно представляет собой реалию. В речи имя употребляется для обозначения существующего в действительности либо вымышленного объекта, лица, места, уникального в своем роде и неповторимого. В имени собственном неизбежно заключена некая доля информация о локальной или национальной принадлежности обозначаемого им объекта. Транслитерированные ономастические единицы вкупе с остальными реалиями как раз и составляют ту важную часть перевода, которая транслирует определенную национально-культурную специфику языка оригинала в словесном и звуковом выражении.

Однако при этом в результате перевода сама внутренняя форма онима, представляющая собой смысловую структуру слова, соотношение значений компонентов, составляющих данное имя и отражающих словообразовательные тенденции, имевшие место в момент первичной номинации, способна проявиться ярко либо остаться «за кадром» как нечто неясное, малозначительное.

В контексте повседневной коммуникации, когда ономастическая лексика употребляется в рамках своих основных номинативных функций, внутренняя форма данных имен при переводе обычно не воспринимается как нечто значимое. Передачей точных значений онимов в таких случаях, как правило, пренебрегают. Даже если смысл некой именной формы достаточно очевиден, она не имеет функции характеристики и не несет оценочной нагрузки в речи, хотя потенциально коннотативно-экспрессивный компонент неизменно присущ данной лексической категории. Внутренняя форма воспринимается как часть исходной структуры слова, предназначенная для именования конкретных субъектов или объектов, а не для их дефиниции посредством понятия и лексического значения. Таким образом с точки зрения общей теории науки, смысловой перевод «обычных» (о «необычных» речь пойдет далее) онимов, у которых в языке оригинала имеются нарицательные «двойники», может привести к значительными информационным искажениям. На практике дословный перевод имен собственных (в особенности, топонимов) вызвал бы значительные затруднения в процессе межкультурной коммуникации.

Представленные характеристики имени собственного и, в первую очередь, его соотнесенность с конкретным индивидуальным объектом, который оно маркирует, условно инвентаризует, как бы присваивая некий ярлык, обусловили использование метода транслитерации в качестве основного переводческого приема применительно к области реальной ономастики.

Актуальные исследования ономастики предполагают условное разделение имен собственных на общие («невоплощенные») и индивидуальные (прецедентные) [4, c. 66]. Общая антропонимическая лексика выполняет функцию номинации отдельных индивидов и являет собой условный набор именований, маркирующих отдельно взятых членов социума: Алина, Сергей, Маша, Петя и т. п. Прецедентные имена собственные соотносятся с конкретными историческими личностями, за которыми закреплены представления и понятия о тех, кого они именуют: Платон, Шекспир, Пушкин и др. В некотором смысле индивидуальные имена близки к нарицательным существительным, называющим единичные предметы и объекты, и потому не представляют особой сложности для понимания при переводе.

Главную переводческую проблему составляет передача так называемой эстетической ономастики, обусловленная необходимостью анализа сущности и функций значимых онимов в пространстве художественного текста. Перевод разного рода смысловых: значащих, значимых, «говорящих», номинативно-характеристических антропонимов (в частности, фамилий, имен и прозвищ) и топонимов, требует творческого подхода в работе переводчика.

Выделяются две обособленные, однако достаточно взаимосвязанные группы онимов: естественные имена, исторически сложившиеся в рамках национально-культурных традиций, а также искусственные имена, созданные по определенным моделям либо выдуманные неким автором. Последние, в свою очередь, подразделяются на имена, употребляющиеся в реальной жизни (новые личные имена, искусственные фамилии, переименования географических объектов), и на литературную ономастику (имена и фамилии персонажей художественных произведений, названия мест действия и пр.).

В пространстве художественного текста используется весь спектр ономастической лексики. В зависимости от функциональных особенностей, отражающихся на внешней и внутренней форме, эстетические онимы делятся на две неравнозначные группы. К первой из них относятся имена собственные, «скроенные» авторами по действующим продуктивным моделям и практически не отличимые от реально существующих имен, фамилий и названий. Данные онимы реализуют свою базовую функцию, определяющую их языковую сущность и специфику. Они называют предмет мысли, коррелируют с конкретным персонажем или объектом художественной действительности, локализуя его во времени и в пространстве. Вторую группу составляют литературные онимы, совмещающие характеристики собственного и нарицательного имен. В художественном дискурсе данные имена собственные одновременно играют роль называющего знака и означающего, т. к. они не просто указывают на объект мысли, но и дают ему некую характеристику (часто иронического или сатирического плана). Ядро данной группы составляют прозвища и значимые имена собственные: лингвистические и окказиональные антропонимы и топонимы.

Смысловые онимы в художественном дискурсе представляют собой своеобразный троп, в некоторой степени равнозначный метафоре и сравнению и используемый в стилистических целях характеристики персонажа, исторической эпохи или социальной среды. Смысловые имена собственные являются результатом авторской креации сообразно определенным художественным интенциям с опорой на соответствующие именотворческие модели и национально-культурные традиции.

Работа автора по подбору и созданию имен собственных персонажей обусловлена творческим замыслом и критериями эстетической целесообразности и стилистической функции онима, причем данные критерии не всегда равнозначны. К примеру, имена и фамилии героев Г. Флобера, по мнению самого писателя, художественно целесообразны, так как подобный выбор был продиктован идеей и замыслом романа, литературно-историческими причинами, а также личными пристрастиями его создателя. В самом сочетании имен и фамилий флоберовских героев «запрограммирована» их сущность и судьба. Так, имя и фамилия заглавной героини романа Г. Флобера «Госпожа Бовари» находятся в нарочитой оппозиции, своим сочетанием отражающей драму героини: «изящное» и романтическое имя Эмма писатель-реалист сочетает с довольно грубой, простонародной фамилией Бовари, что также демонстрирует ироничное отношение автора к персонажу [5].

Степень оценочности и характерологический потенциал имен собственных в реалистическом произведении, внутренняя форма которых не содержит прямых указаний на черты характера или внешности персонажей, заметно слабее по сравнению с коннотативно-экспрессивной стилистической функцией онимов сатирических героев, которые, называя, дают исчерпывающую характеристику их обладателям.

В сатирических и юмористических литературных творениях различных народов прочно закрепилась тенденция использования ономастики, выражающаяся в стремлении наделить имена собственные характеристическими и оценочными качествами различной степени выраженности. С точки зрения характерологического потенциала имена и фамилии, наделенные лишь номинативной функцией, уступают в уровне выразительности прозвищам и значимым именам. В частности, во французском языке употребление подобных номинативно-характеристических онимов имеет давние традиции. В сатирической литературе XVIII в. широко представлены подобные стилистические средства оценки персонажей путем употребления ономастической лексики экспрессивного характера: так, примерами номинативно-оценочных имен изобилует бессмертный роман Ф. Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль».

Примечательные примеры словотворчества классиков французской литературы по созданию многочисленных и многообразных художественно выразительных смысловых имен собственных явились важным стимулом развития практики перевода эстетической ономастики, а также послужили подтверждением теоретических выводов о предпочтительности использования переводческих трансформаций для данных имен по сравнению с транслитерацией. Ввиду того факта, что смысловые онимы выполняют не столько номинативную, сколько характеристически-оценочную функцию, подход к передаче закодированной в них информации с языка оригинала на язык перевода отличается от базовых принципов воссоздания обычных имен собственных.

Основной целью перевода смысловых онимов в эстетическом дискурсе выступает выявление содержащейся в них коннотативно-экспрессивной информации. Значимое имя рассчитано на определенное смысловое и эмоциональное воздействие на читателя как оригинала, так и перевода, что требует понимания значения внутренней формы и адекватного восприятия ее образности. В транскрибированном варианте онимы не способны реализовать всю полноту семантики, а следовательно, и запланированное в оригинале воздействие на реципиента. Для сохранения идейных, аксиологических, характерологических направляющих художественного произведения в процессе перевода необходимо стремиться к сохранению исконной эмоциональной компоненты значения ономастики. Полноценный перевод подлинника, таким образом, требует не просто транслитерации имен, фамилий и названий, но и творческой работы по передаче их тематической окраски и дополнительных смыслов.

В ходе реализации современной переводческой тенденции перевода смысловой эстетической ономастики русский язык предоставляет исключительно богатые ресурсы для реконструкции значащих имен, фамилий и географических названий благодаря тематическому разнообразию лексических значений именных основ и обилию словообразовательных моделей.

В различных языках основы имен собственных имеют ряд общих характерных черт, в соответствии с универсалиями, присущими человеческому мышлению и восприятию. В основе данного сходства лежат социально-психологические причины, а именно, единство законов мыслительной деятельности, схожесть источников и моделей имяобразования (прозвищные имена как источник фамильных именований и пр.). Исконно прозвища именовали индивида, характеризуя какое-либо его свойство или качество. Так и во многих фамилиях внутренняя форма, основа которой – прозвища, потенциально сохраняет экспрессивную окраску антропонима. Если в ординарной речевой ситуации экспрессивность имени никак не проявляется, при определенных условиях она может быть раскрыта. Так, даже обычные имена и фамилии в специально организованном контексте выполняют функции смысловых онимов (что характерно, в частности, для онимов в произведениях реализма и в экзистенциальном дискурсе).

Сравнительно с прочими ономастическими группами, категория прозвищ при переводе на другой язык оказывается в привилегированном положении, сохраняя всю полноту значения в обоих языках. Однако нюансы оценки значения прозвищных именований иногда слегка трансформируется, например, прозвище героини романа Г. Флобера «Воспитание чувств» «La Maréchale» переводится на русский язык как «Капитанша», что обладает более низкой социально-эстетической коннотацией [4, c. 130].

Таким образом перевод ономастической лексики является сложной и многогранной лингвистической и стилистической проблемой. Адекватный творческий перевод эстетической ономастики художественного текста способствует более полной реализации авторских интенций, а также более яркой и понятной читателю характеристике литературного образа (что, зачастую, выступает ключевым фактором, к примеру, в сатирических произведениях). Неоспорима необходимость перевода прозвищ и прозвищных именований как важнейшего стилистического средства характеристики персонажей в литературном произведении с учетом национально-культурных особенностей языка перевода.

Тем не менее, в ряде случаев представляется предпочтительным метод транслитерации ономастической лексики, что позволяет сохранить национальный окрас текста перевода и избежать культурных расхождений в восприятии идентичных имен собственных. В процессе перевода художественных произведений реалистического жанра, подобно реальным документам (контрактам, газетным статьям и т. п.), представляется целесообразным прибегать преимущественно к транслитерации. Во избежание утраты значения именных основ (т. е. информации для читателя оригинала, не доступной представителям иной культуры) не следует игнорировать такие способы передачи коннотативных значений онимов, как транскрипция с подстрочным примечанием, транслитерация с эксплицитной передачей смысловых компонентов, описательный перевод, а также нахождение эквивалента в языке перевода.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Меркулова, Н.В. Исторические этапы эволюции французской ономастической системы // Научный Вестник Воронежского ГАСУ. Серия: Современные лингвистические и методико-дидактические исследования. – 2013. – Вып. 2 (20).– C. 73-83.

2. Merkulova, N.V. Historical Stages оf Evolution оf the French Onomastic System // Scientific Newsletter. Series: Modern linguistic and methodical-and-didactic research. – 2013. – Vyp. 2 (3). – P. 53-61.

3. Суперанская, А.В. Общая теория имени собственного. – М.: Наука, 1973. – 366 с.

4. Меркулова, Н.В., Моташкова, С.В. Эстетическая ономастика в художественном тексте и интертексте: основные функции и проблема перевода (на материале знаковых произведений французской литературы): монография. Воронежский ГАСУ – Воронеж, 2013. – 177 с.

5. Меркулова, Н.В. Французская эстетическая антропонимия как фактор формирования художественного направления // IХ Международные Святогорские ономастические чтения. IХ Михайловские (Крымские) литературно-ономастические чтения, 17-20.10.2014 г., Донецк, Донецкий национальный университет, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького, Фонд гуманитарных исследований и инициатив «Азбука»: http://azbuka.in.ua/ix-svyatogorsk/ (Время обращения – 14.12.2014 г.)