+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Соотношение эксплицитной и имплицитной информации в рассказах М. Твена и их переводе на русский язык

Соотношение эксплицитной и имплицитной информации в рассказах М. Твена и их переводе на русский язык

Минеева Ольга Александровна – кандидат филологических наук, доцент кафедры теории и практики иностранных языков и лингводидактики, Нижегородский государственный педагогический университет им. К. Минина, г. Нижний Новгород, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Проблемы перевода в последние десятилетия все чаще становятся предметом исследований как отечественных, так и зарубежных ученых [1-4; 6]. Особое внимание привлекают вопросы, связанные с прагматическими аспектами перевода. Особую сложность при переводе вызывает сохранение соотношения эксплицитности / имплицитности в тексте перевода. По мнению А.В. Паршина «многие элементы смысла, остающиеся в оригинале невыраженными, подразумеваемыми, должны быть выражены в переводе с помощью дополнительных средств. Имплицитное понимание требует от Рецептора знакомства с общепринятыми способами организации информации в иностранном языке или особых «фоновых» знаний. У Рецептора перевода нет подобных знаний семантических особенностей текстов на иностранном языке, и для него подразумеваемый смысл должен быть раскрыт переводчиком» [6].

В данной статье приводятся результаты анализа соотношения эксплицитной и имплицитной информации в рассказах М. Твена и их переводе на русский язык.

На начальном этапе работы с текстами нами было отмечено, что при образовании языкового содержания высказывания расхождения между английским и русским языками в плане имплицитности / эксплицитности связаны с различиями в пресуппозициях. Беря за основу точку зрения А.В. Кашичкина [2, с. 59], мы выделили несколько групп факторов, определяющих различия между языками на пресуппозиционном уровне смысла анализируемых рассказов.

Первая группа факторов была связана с различиями в самой когнитивной среде. Некоторые элементы пресуппозиций стимула, известные носителям английского языка, могут отсутствовать в когнитивной среде русского читателя. В данном случае необходимые элементы пресуппозиций были внесены переводчиками в языковое содержание высказывания, обеспечивая необходимую семантизацию. Переводчиками были использованы такие средства как сноски или примечания в конце рассказа. Экспликации подвергались фоновые знания (названия разного рода географических и культурно-бытовых реалий), которые могли быть неизвестны представителям русской культуры: How many Dore Bibles would he eat at a meal? – Сколько библий с иллюстрациями Дорэ сможет он съесть за один присест? [15, пер. Е. Кайдаловой]. Или: It turned out that he and my father had been schoolmates in boyhood, Yale students together later, and always warm friends up to my father's death. – Выяснилось, что министр учился с моим отцом в школе, затем они вместе закончили Йельский университет, и дружба их продолжалась до самой смерти моего отца [16, пер. Е. Ганеевой].

Вторая группа факторов связана с вербализацией через поверхностную структуру высказывания различных элементов когнитивной среды, которая в обобщенном плане является одинаковой для анализируемых языков. Также в высказываниях на каждом из языков может эксплицироваться различное количество признаков когнитивной среды. [2, с. 61]. Это касается своеобразного для каждого языка отражения действительности в языковой картине мира: It was a lovely dinner-party of fourteen. – Это был замечательный ужин на четырнадцать персон [16, пер. Е. Ганеевой]. В данном примере в русском переводе необходимо указать признаки ситуации, имплицитные в оригинале. Без указания этих признаков (без введения дополнения к числительному «четырнадцать») высказывание в тексте перевода будет нарушать нормы русского языка.

Количество пояснений в переводе рассказов на русский язык и их место по отношению к основному тексту отражают позицию и стратегию переводчика. Отношение к эксплицирующим приемам менялось в различных переводах в зависимости от того, ориентировался ли переводчик больше на исходный текст или на читателя перевода. При ориентированности переводчика на читателя перевода, затекстовые примечания сводились к минимуму, а все необходимые разъяснения добавлялись непосредственно в текст, чтобы не прерывать процесс чтения и скрыть вторичный статус переводного текста: Very well; five years ago, when the troubles concerning the frontier line arose between Great Britain and Siam, it was presently manifest that Siam had been in the wrong». – Так вот, лет пять назад, когда между Великобританией и Сиамом начались приграничные конфликты, сразу стало очевидно, что претензии Сиама необоснованны. [15, пер. Е. Кайдаловой]. И в переводе, сделанном Н. Волжиной, читаем: Так вот, пять лет тому назад между Великобританией и Сиамом возникли недоразумения по поводу пограничной линии, и, как сразу же выяснилось, Сиам был не прав [15, пер. Н. Волжиной].

В случае, если переводчик придерживается верности оригиналу, то вся недостающая фоновая информация выносилась в примечания. Так в рассказах «The £1,000,000 Bank-Note» («Банкнота в миллион фунтов») и «The Capitoline Venus» («Венера Капитолийская») объяснения фоновой информации, которая, по мнению переводчика, может быть незнакома рецепторам перевода, выносится в примечания: <…>and if the Barnum that buried him there offers to sell to you at an enormous sum, don't you buy. Send him to the Pope! – И если зарывний колосса Барнум предложит вам купить его за большие деньги, не покупайте. Пошлите Барнума к папе римскому! [13, пер. Н. Дарузес]. В примечании читаем: Барнум Фианеас Тэйлор (1810-1891) – известный американский антрепренер, поражавший публику сенсационными зрелищами. Примечания были сделаны А. Николюкиным.

В контексте нашего исследования, анализ теоретических работ и анализ переводов с английского языка рассказов М. Твена показали, что английские тексты в сравнении с их русскими переводами достаточно часто включают в свою смысловую структуру меньше признаков ситуации и являются более имплицитными по сравнению с русскими текстами: Then he dictated a letter, which one of his clerks wrote out in a beautiful round hand, and then the two brothers sat at the window a whole day watching for the right man to give it to. – Затем он продиктовал одному из клерков письмо, которое тот написал своим красивым, круглым почерком. И вот оба джентльмена уселись у окна, в течение целого дня выслеживая подходящего иностранца [16, пер. Е. Ганеевой]. В вышеприведенном примере при переводе на русский язык необходимо использовать прием замены: читателю ясно, что клерк писал красивым круглым почерком, а не рукой. Кроме того, английское выражения словосочетание «the right man» в русском переводе требует уточнения объекта действия.

Отметим, что бóльшая эксплицитность английского оригинала наблюдает­ся относительно реже: But he softened when he looked at the accounts and saw that I had actually booked the unparalleled number of thirty-three new subscribers <…>. – Впрочем, он подобрел, когда увидел, что за время его отсутствия у газеты появилось тридцать три новых подписчика … [9, пер. Э. Боровика]. Three long years had passed over my head since I had tasted ale, beer, wine or liquor or any kind. –Уже целых три года я не брал в рот ни пива, ни вина и вообще никаких спиртных напитков [11, пер. Н. Треневой]. В данной связи мы наблюдаем так называемый «прием опущения», который предполагает отказ от передачи в переводе семантически избыточных слов, которые легко могут быть восстановлены в контексте.

Однако в целом сравнение рассказов М. Твена и их перевода на русский язык, описывающих окружающую реальность или ее определенный сегмент, ряд ситуаций мира, и подобного ему корпуса русских выражений, описывающих ту же реальность, те же ситуации действительности, показывает, что в целом высказывания, построенные по правилам английского языка, более имплицитны. Иначе говоря, они представляют окружающий мир в более сжатом, обобщенном виде, не упоминая определенные признаки. При этом дело касается не умышленно сжатых по смыслу высказываний, а произвольных выражений, создаваемых в соответствии с нормами английского языка. Степень имплицитности «оказывается не только особенностью логического изложения, но и лингвистическим явлением» [5, с. 159]. Таким образом при переводе приходится использовать так называемый прием смысловой конкретизации, заключающийся в дополнительной вербализации ряда признаков ситуации, которые в английском оригинале остаются имплицитными: Then he said, «She is four minutes slow – regulator wants pushing up». – После небольшой паузы он сказал: «Часы опаздывают на четыре минуты — надо передвинуть регулятор хода» [10, пер. Н. Дарузес]. The village was full of it for several days, but Higgins did not suspect it. – Несколько дней подряд весь городок переживал это событие, но Хиггинс ничего не подозревал [9, пер. Э. Боровика].

При сравнении разных случаев невыраженности смысла оригинала, выявляемых при переводе, мы наблюдали семантические процессы, связанные с особенностями представления действительности средствами определенного языка. Часть смысла оригинала, отдельные компоненты его смысловой структуры не выражаются формальными средствами английского языка, но требует экспликации с точки зрения языковых норм русской культуры: regulator – регулятор хода [10, пер. Н. Дарузес], gas office – офис газовой компании; Continue to follow the tracks to the Pacific, if necessary. – При необходимости идите по следу до Тихого океана [15, пер. Е. Ганеевой]. Переводчики рассказов М. Твена вносили дополнения или элиминировали избыточную информацию, руководствуясь собственными представлениями о процессах понимания смыла выказывания, характерных для представителей культуры языка перевода.

Кроме того необходимость экспликации при переводе определена рядом особых черт английского языка. Уточнение значения английского слова часто связано со знанием экстралингвистической реальности, которая отражается в данном высказывании. Поэтому смысл отдельного слова в составе английского высказывания требовал уточнения и дополнения при переводе на русский язык.

Таким образом, сопоставление языков позволило нам выявить различия в пресуппозициях, связанных с различиями языковых структур и с различиями культур.

Беря за основу классификацию, предложенную А.В. Кашичкиным [2, с. 67], мы выделяем три вида случаев имплицитности английских высказываний, связанных с различиями в отражении когнитивной среды через языковые структуры конкретного языка и выявляемые при переводах на русский язык.

1. Имплицитность образуется отдельными словами, чьи значения нуждаются в экспликации при переводе на русский. В оригинале могут имплицироваться компоненты значения слов, выражение которых необходимо в русском: By this time another customer was entering, and the landlord hinted to me to put the monster out of sight. – В этот момент в кафе вошел ещё один посетитель. Хозяин намекнул мне, чтобы я убрал эту чудовищную сумму с глаз долой. < …> and he didn't blame me for not having heard a word of a story which had lasted while we walked three miles. – И он даже не обвинил меня в том, что я не услышал не единого слова из его рассказа. А рассказ был поистине длинный: он продолжался целых три мили [16, пер. Е. Ганеевой].

2. В английском языке могут опускаться признаки ситуации, которые легко выводятся из контекста: By an understanding between themselves, Chang does all the indoor work and Eng runs all the errands. – С обоюдного согласия Чанг занимается домашней работой, а Энг бегает по делам [14, пер. И. Ильфа]

3. Для английского языка характерно употребление словосочетаний, в которых наблюдается компрессия целого ряда признаков ситуации. При дословном переводе подобных словосочетаний их смысл непонятен русским рецепторам и требует пояснений: The bicycle had what is called the "wabbles," and had them very badly. – Велосипед выписывал так называемые «восьмерки», и они были очень ощутимы [12, пер. Н. Дарузес].

Таким образом, на уровне пресуппозиционного содержания в английских высказываниях выявляются имплицитные компоненты, недоступные для понимания при дословном переводе на русский язык с использованием словарных эквивалентов. Проведенный анализ рассказов М. Твена и их перевода на русский язык дал основание говорить о бóльшей имплицитности английского языка по сравнению с русским. В аналогичных случаях эксплицирование является ведущим приемом, используемым при переводе.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексейцева, Т.А. Внутритекстовый переводческий комментарий и передача смысла / Т.А. Алексейцева // Наука о переводе сегодня: перевод и смысл. Материалы II международной конференции 1-3 октября 2009 г. – М.: Высшая школа перевода МГУ, 2009. – С. 34-37.

2. Кашичкин, А.В. Имплицитность в контексте перевода: Дис. ... канд. филол. наук: 10.02.20 / А.В. Кашичкин. – Москва, 2003. – 153c.

3. Нагорная, Е.В. Соотношение эксплицитной и имплицитной информации в рекламном дискурсе (На материале англоязычной рекламы): Дис. ... канд. филол. наук: 10.02.04 / Е.В. Нагорная. – Москва, 2003. – 367c.

4. Хамзина, Г.Х. Соотношение имплицитных и эксплицитных компонентов семантики высказывания-номинатива / Г.Х. Хамзина // Русская и сопоставительная филология: Системно-функциональный аспект. Материалы итоговой научной конференции. – Казань: Казанский государственный университет, 2003. – С. 139-143.

5. Комиссаров, В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб. для ин-тов и фак. иностр. яз. – М.: Высш. шк., 1990. – 253 с.

6. Паршин, А.В. Теория и практика перевода: уч. пособие [Электронный ресурс] / А.В. Паршин. – Электр. ст. – Режим доступа к ст.: http://teneta.rinet.ru/rus/pe/parshin-and_teoria-i-praktika-perevoda.htm

7. Twain, M. About Barbers / Humorous Stories and Sketches. – New York: Dover Publications, 1996. – P. 13-16.

8. Twain, M. An Encounter with an Interviewer / Tales, speeches, essays, and sketches. – London: Penguin Books, 1994. – P. 85-90.

9. Twain, M. My First Literature Venture [Электронный ресурс] / M. Twain. – Электр. ст. – Режим доступа к ст.: http://www.readbookonline.net/readOnLine/1554/

10. Twain, M. My Watch / The Signet Classic Book of Mark Twain's Short Stories. – London: Penguin Books, 1985. – P. 62-65.

11. Twain, M. Running for Governor [Электронный ресурс] / M. Twain. – Электр. ст. – Режим доступа к ст.: http://www.readbookonline.net/readOnLine/1282/

13. Twain, M. Taming the Bicycle / M. Twain. – Электр. ст. – Режим доступа к ст.: Электр. ст. http://www.bicyclinglife.com/HowTo/TamingTheBicycle.htm

12. Twain, M. The Capitoline Venus / The Signet Classic Book of Mark Twain's Short Stories. – London: Penguin Books, 1985. – P. 24-30.

13. Twain, M. The Siamese Twins [Электронный ресурс] / M. Twain. – Электр. ст. – Режим доступа к ст.: http://www.readbookonline.net/readOnLine/1530/

14. Twain, M. The Stolen White Elephant / The Signet Classic Book of Mark Twain's Short Stories. – London: Penguin Books, 1985. – P. 224-243.

15. Twain, M. The ₤ 1,000,000 Bank-Note / The Signet Classic Book of Mark Twain's Short Stories. – London: Penguin Books, 1985. – P. 362-381.