+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Функции и перевод широкозначной лексики(на материале оригинала и перевода романа

Функции и перевод широкозначной лексики(на материале оригинала и перевода романа А. Кристи «Crooked house»)

Касымбекова Анараа Адилбековна - магистрант, Московский государственный областной университет, г. Москва, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

В настоящей статье предпринята попытка рассмотреть взаимосвязь прагматических функций широкозначной лексики и способов ее передачи в процессе перевода. В двуязычии способы перевода широкозначной лексики исследованы недостаточно, отсутствует однозначная дифференциация широкозначной и многозначной лексики, не раскрыты функции широкозначной лексики. Эти обстоятельства определяют актуальность представляемой статьи.

Объектом исследования явились широкозначные лексемы, выявленные в романе А. Кристи «Crooked house», а предмет анализа составили способы их перевода.

        Основными задачами статьи являются следующие:

●     демонстрация различий широкозначной и многозначной лексики;

●     выявление роли широкозначной лексики в романе А. Кристи
«Crooked house»;

●     определение способов перевода широкозначной лексики и анализ степени их успешности (адекватности).

Явление широкозначности, или эврисемии, всегда привлекало внимание лингвистов. Здесь достаточно упомянуть выполненные в этом направлении работы таких лингвистов, как Н.Н. Амосова, Л.Я. Гросул, Т.В. Жукова, Л.Ф. Кистанова, Н.П. Кудрявцева, А.С. Кузякина, И.С. Лотова, Э.Я. Медникова, Р.Р. Николаевская, В.Я. Плоткина, А.Н. Степанова.

1.     Анализ теоретической литературы по вопросу широкозначности позволяет выделить следующие отличительные признаки таких лексических единиц, дифференцирующие их от многозначных слов:

●     максимально обобщенное лексическое значение;

●     широкая понятийная основа единого, объединяющего значения, или сохранение семантического инварианта в различных употреблениях;

●     наличие только прямого значения;

●     актуальность одного лексического значения при употреблении в речи;

●     целостность значения (а не фрагментарность, как у многозначной лексемы);

●     тесная связь с контекстом, в котором широкозначная единица конкретизируется.

2.     В тексте романа А. Кристи «Crooked house» обнаружены различные (по морфологической отнесенности) широкозначные слова (существительные, глаголы, прилагательные), которые в ходе работы были подвергнуты тщательному анализу их функций в художественном произведении. В исследуемом материале широкозначные слова функционируют, главным образом, как речевая характеристика персонажей и описание предметной ситуации.

Речевая характеристика персонажей служит важным изобразительным средством актуализации идейного плана произведения через личности действующих героев. Речевая характеристика наряду с сюжетно значимыми действиями персонажей является важным штрихом к портрету. В романе А. Кристи возможно выделить характеризующую функцию, т. е. раскрытие образа, индивидуальности, особенностей воспитания героев, а также прямой способ создания речевых характеристик. В этой функции использовано 59% широкозначных лексем (при принятии за 100% всех выявленных фактов широкозначности в тексте романа). В представленной ниже таблице можно проследить одинаковые и различные способы передачи значений широкозначной лексики у разных переводчиков (см. табл. 1).

Талица 1. Перевод широкозначной лексики в функции речевой характеристики

фрагмент ИТ

фрагмент ПТ (пер. В. Матюшина)

Just seen news of your grandfather’s death. Very sorry. Let me know when I can see you. Charles.

Только что узнал о смерти твоего деда. Соболезную. Сообщи, когда и где мы сможем увидеться. Чарльз.

«But — what a fantastic idea. What made you think of it?»

«I didn't think of it. The doctor was queer to begin with. He wouldn't sign a certificate. They’re going to have a post mortem. It’s quite clear that they suspect something is wrong.»

«Что за абсурдная мысль? Почему это пришло тебе в голову

«Самой мне это не пришло бы в голову. Но сначала врач повел себя как-то странно, отказался подписать свидетельство о смерти. А теперь вот собираются делать вскрытие. Совершенно ясно, что они подозревают что-то неладное.»

Описание предметной ситуации. При описании предметной ситуации использование широкозначной лексики связано с возможностями ее различных интерпретаций и одновременно обусловлено однозначностью ее понимания в окружающем контексте. В этой функции использовано 41% широкозначных лексем. Эти обстоятельства создают различное видение переводчиками внутреннего содержания ИТ и, соответственно, различные языковые средства для его выражения. Так формируется переводческая множественность при передаче одного ИТ несколькими ПТ, что демонстрируют следующие примеры (см. табл. 2).

Таблица 2.
Перевод широкозначной лексики в функции описания предметной ситуации

фрагмент ИТ

фрагмент ПТ (пер. В. Матюшина)

It did not come to me with any shock of surprise, but more as the recognition of a fact with which I had been long familiar. I realised that much and freely as we had talked together, discussing ideas, our likes and dislikes, the future, our immediate friends and acquaintances — Sophia had never mentioned her home or her family.

Это было не какой-то неожиданностью, а скорее констатацией факта, о котором я давным-давно знал. Мне вдруг вспомнилось, что, хотя мы часто и задушевно беседовали, обмениваясь мнениями, обсуждая то, что мы любим или не любим, разбирая по косточкам наших друзей и знакомых, София никогда не упоминала в разговорах ни о своем доме, ни о своей семье.

«No more have I,» said Sophia.

«On the other hand,» I said, «I think I’m entitled to let you know how I – well -how I feel.»

–       Я тоже, - поддержала меня София.

–       Однако при всем этом, - продолжал я, - мне кажется, я имею право сказать тебе, что я … сказать тебе о своих чувствах.

 

3.     Успешная, т.е. адекватная, передача этой группы лексики возможна только при осознанном учете переводчиком ее прагматической нагрузки в тексте оригинала. Для демонстрации этого тезиса мы привлекли к сопоставительному анализу с оригиналом переводы романа, выполненные В. Матюшиной и Н. Емельянниковой. Для подтверждения сказанного приведем следующие примеры ИТ и его передачи на ПТ (см. табл. 3).

Таблица 3. Передача широкозначной лексики с различной прагматической нагрузкой

функция широкозначной лексемы

фрагмент ИТ

речевая характеристика

«It was a beastly thing to say. But, after all, one might as well be honest.»

«Do you mind?» I asked.

 «I shouldn't have minded -a week ago.

описание предметной ситуации

Yet I know that as far as I was concerned, and I believed as far as Sophia was concerned too, our feeling for each other grew and strengthened.

It was over two years before I returned to England. They were not easy years.

 

При передаче первого фрагмента с широкозначной лексемой thing (которая в переводе на русский язык имеет 10 лексических значений) В. Матюшина использует прием подстановки, замещая широкозначную единицу ИЯ аналогичной единицей ПЯ вещи, при этом сохраняет стилистический оттенок неофициального общения. Однако одновременно с этим происходит конверсионная трансформация: тема и рема меняются местами, поэтому смысловой акцент приходится на иные сегменты содержания в ПТ, чем это представлено в ИТ. В переводе Н. Емельянниковой осуществлена элиминация: широкозначная лексема изъята из ПТ. Это позволяет сохранить в ПТ то же тема-рематическое развитие, что и в ИТ. Стилистические характеристики текста остаются неизменными за счет более широкого контекста. В связи с этим мы считаем более адекватным перевод Н. Емельянниковой.

Во втором фрагменте задача по переводу широкозначного глагола mind решена В. Матюшиной и Н. Емельянниковой также различными способами. В. Матюшина осуществляет модуляцию «огорчен», которая в диалоговом единстве приводит к искажению смысла ИТ, т.к. ответная реплика понимается читателем ПЯ, как готовность к огорчению: «ничего не имел бы против» (против того, чтобы огорчиться). Этот вариант может быть оценен как коммуникативная неудача и несоответствие ПТ смыслу ИТ. Н. Емельянникова использует дословную передачу (без лексических трансформаций), сохраняя тавтологическую конструкцию ИТ: «иметь что-нибудь против». При этом переводчику удается сохранить коммуникативную перспективу высказывания, заданную в ИТ, где рема вынесена за рамки предложения и сопряжена с его парцелляцией. Несомненно, это решение более удачно.

При рассмотрении следующего примера следует обратить внимание на широкозначную лексему «grow», которая представляет значительную трудность для передачи в контексте романа. Перевод с помощью подстановки словарного эквивалента многозначного слова «расти» в исполнении В. Матюшина, на наш взгляд, не удовлетворяет требованиям адекватности, т.к. отклоняется от узуса ПЯ (чувство выросло и окрепло). Использование широкозначной лексемы стать для перераспределения значения в контексте (стали сильней и глубже), совмещенное с модуляцией (глубже), не выходит за рамки узуса ПЯ и точно передает денотативное содержание ИТ, поэтому оценивается как адекватное.

Наибольшие расхождения переводческих решений представлены в последнем примере. Широкозначный, но семантически бедный бытийный глагол «to be» передан В. Матюшиной с помощью смыслового развития и уточнения: нелегких «для меня». Н. Емельянникова осуществляет модуляцию, заменяя результат «not easy years» процессом «прожить их оказалось нелегко». В обеих версиях передачи ИТ осуществлены комплексные трансформации, т.к. задействованы не только лексико-семантический уровень, но и морфологический и синтаксический. Здесь мы видим подтверждение тезиса И.Н. Филипповой о трансцендентальности перевода[10].

Представленный анализ позволяет сделать вывод о том, что семантические (и связанные с ними грамматические и коммуникативные) трансформации при передаче широкозначной лексики в меньшей степени выявлены в переводе лексики с функцией речевой характеристики персонажей, чем в переводе лексики с функцией описания предметной ситуации. Это может быть объяснено, как большее внимание языковых посредников к речи действующих лиц романа. Однако, на наш взгляд, некоторые из подвергнутых анализу переводческих решений невозможно считать адекватными и объективно обусловленными только расхождением ИЯ и ПЯ (а, скорее, вызванными своеволием переводчиков).

Таким образом, завершая обзор сущности, функций и перевода широкозначной лексики на материале романа А. Кристи «Crooked house», мы можем утверждать, что решение вопроса о статусе широкозначности, ее прагматической нагрузке и адекватных приемах перевода еще далеко от своего однозначного решения в лингвистике и переводоведении. В исследованном материале нам удалось обнаружить связь прагматики широкозначной лексики и ее межъязыковой передачи, что может служить отправной точкой для дальнейших исследований в заданном направлении на ином фактическом материале.

Список литературы

1.     Бархударов Л.С. Язык и перевод. М.: Международные отношения, 1975. 240 с.

2.     Комиссаров В.Н. Слово о переводе. М.:, Международные отношения, 1973. 216 с.

3.     Нелюбин Л.Л. Введение в технику перевода (когнитивный теоретико-прагматический аспект). 2‒е изд. М.: Флинта: Наука, 2009. 216 с.

4.     Нелюбин Л.Л. Сравнительная типология английского и русского, немецкого и русского, французского и русского языков: учебник/под ред. проф. Л.Л. Нелюбина/Л.Л. Нелюбин, С.А. Бухтиярова, Л.Г. Гаркуша, И.Н. Филиппова. М.: Изд-во МГОУ, 2004. 204 с.

5.     Нелюбин Л.Л. Толковый переводоведческий словарь. 3‒е изд., перераб. М.: Флинта: Наука, 2003. 320 с.

6.     Нелюбин Л. Л, Хухуни Г.Т. Наука о переводе (история и теория с древнейших времен до наших дней): учеб. пособие. М.: Флинта: МПСИ, 2006. 416 с.

7.     Романова С.П. Пособие по переводу с английского на русский: дисс. канд. филол. наук. М, 2007. 171 с.

8.     Смирницкий А.И. Морфология английского языка. М.: Издательство литературы на иностранном языке, 1959. 440 с.

9.     Филиппова И.Н. Избыточность и недостаточность в одноязычной и двуязычной коммуникации (на материале немецкого и русского языков): автореф. дис... д-ра филол. наук. М.: ИИУ МГОУ, 2014. 45 с.

10.   Филиппова И.Н. Трансцендентальный характер перевода // Современные проблемы науки и образования. М.: Изд-во РАЕ, 2014. № 2. [Электронный ресурс]. URL: http://www.science-education.ru/116‒12025 (дата обращения: 11.02.14).

11.   Agatha Christie «Crooked House». United Kingdom, 1949. 211p.

12.   Агата Кристи. Кривой домишко/перевод с английского В. Матюшиной. М.: Астрел, 1995. 172 с.

13.   Агата Кристи. Кривой домишко/перевод с английского Н. Емельянниковой. М.: Вагриус, 1996. 215 с.