+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Трудности интерпретации произведений Н.В. Гоголя при переводе на английский и немецкий языки

Трудности интерпретации произведений Н.В. Гоголя при переводе на английский и немецкий языки

Неклюдова Елена Михайловна - ассистент кафедры филологии, Старооскольский филиал, Белгородский государственный национальный исследовательский университет, г. Старый Оскол, Россия

Дронова Елена Александровна - студент, Старооскольский филиал, Белгородский государственный национальный исследовательский университет, г. Старый Оскол, Россия

Кузьмина Анастасия Игоревна - студент, Старооскольский филиал, Белгородский государственный национальный исследовательский университет, г. Старый Оскол, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Ученые и исследователи из поколения в поколение рассматривают одинаковые проблемы, но с разных точек зрения. Это также касается проблемы перевода художественных произведений на иной язык, передачи языковых, этнографических и культурологических реалий.

С этой точки зрения наиболее частым объектом исследования является творчество Николая Васильевича Гоголя. Национальный колорит и самобытность его произведений представляют особую трудность для переводчиков. Однако произведения Гоголя переводились и будут переводиться на многие иностранные языки.

В настоящее время изучению переводов произведений Гоголя уделяется особое внимание. Появляются новые и переиздаются старые переводы, выходят монографии и сборники статей с мнениями критиков о творчестве писателя.[5, с. 245]

Не секрет, что в основе гоголевского текста лежит сказ, стиль которого основан на стремлении создать в литературном повествовании иллюзию устной монологической речи, принадлежащей не автору, а рассказчику. В повести «Вечера на хуторе близ Диканьки» возникает образ простого, а иногда фольклорного рассказчика, чье повествование — художественная стилизация монологической речи.

Ощущение разговорности, неожиданности, простота повествования создается привычными для живого языка особенностями. Прежде всего, это словосочетания и выражения, характерные для разговорной речи, особые интонационные структуры и конкретный порядок слов.

В повествовании Гоголя автор-рассказчик как будто разговаривает со слушателем-собеседником, коим является читатель: «Да вот было и позабыл самое главное. Как будете, господа, ехать ко мне, то прямехонько берите путь по столбовой дороге, на Диканьку». Обратимся к немецкому переводу Л. Рубинер и Ф. Шак: «Doch halt — ich habe ja die Hauptsache vergessen: Wenn ihr, liebe Herren, zu mir fahrt, dann schlagt die gerade Poststraβe nach Dikanka ein»[2, p. 71]. Переведя данный отрывок на немецкий язык, и при этом передав точный смысл оригинального текста, Рубинер и Шак добавляют некоторые детали и уточнения, что делает его понятным для немецких читателей и при этом сохраняет просторечный колорит оригинального текста.

Автор или, как его представляет Гоголь читателям в своем произведении, рассказчик использует различные конструкции и структуры — междометия, вводные слова и восклицания: «покамест» - «till», «until», «während», «als»; «куды» - «indeed», «what nеxt»; «положим» - «supposing», «angenommen».

Не менее значимы в тексте Гоголя оговорки, речевые конструкции. Рассмотрим несколько выражений в качестве примера из повести «Ночь перед рождеством»:

–      «остановился перевесть дух» - «stopped to take breath» (К. Гарнетт), «blieb er stehen um Luft zu schöpfen» (Л. Рубинер, Ф. Шак);

–      «струмент свой» - «my tools» (К. Гарнетт), «meine Werkzeuge» (Л. Рубинер, Ф. Шак).

Здесь просторечная, усеченная форма сразу заменена литературной. Также интерес вызывает перевод выражения «одному будет тяжело несть»: К. Гарнетт использовала аналог, не соответствующий конкретно оригиналу, который дает необходимую экспрессивную окраску с помощью ритмичности выражения: «it will be too heavy for one to carry».

В речи героев Гоголя встречаются различные жаргонизмы, а именно бранные слова: «… и тот же самый лукавый, чтоб ему, собачьему сыну, приснился крест святой! настроил сдуру старого хрена отворить дверь хаты»[4, c. 103] («Вечер накануне Ивана Купала»). Обратимся к переводу под редакции К. Гарнетт: «… and the same devil – may he dream of the Holy Cross, the son of a cur! - prompted the old chap to open the door»[1, p. 34]. Удивительна замена выражения «старый хрен» - «old chap» (приятель, старина). В результате при переводе на английский язык высказывание приобрело положительную характеристику.

Приведем еще несколько примеров просторечных выражений:

Русский

Автор перевода

Английский

Автор перевода

Немецкий

«калякали о том и о сем»

К. Гарнетт

О. Горчаков

«they chatted of one thing and another»

Л. Рубинер,

Ф. Шак

«man schwatzte über dies und jenes»

М. Пфайффер

«Sie schwätzten über dies und das»

«опустя руки»

К. Гарнетт

«letting his hand fall»

М. Пфайффер

«lieβ die Hände sinken»

О. Горчаков

«helplessly»

Л. Рубинер,

Ф. Шак

«lieβ die Arme sinken»

«ввечеру, уже повечерявши»

К. Гарнетт

О. Горчаков

«in the evening, after supper»

М. Пфайффер

«Abends, nach dem Abendbrot»

Л. Рубинер,

Ф. Шак

«Abends, nachdem man gevespert hatte»

Характерной особенностью, присущей повестям Гоголя, является соединение в одном ряду высокого и низкого, комического и серьезного начал. Радостное и смешное в повести «Вечера на хуторе близ Диканьки» может резко обернуться зловещим, волнительным и трагическим. Рассмотрим наиболее яркий пример: «Знаете ли вы украинскую ночь? О, вы не знаете украинской ночи! Всмотритесь в нее. С середины неба глядит месяц. Необъятный небесный свод раздался, раздвинулся еще необъятнее. Горит и дышит он. Земля вся в серебряном свете; и чудный воздух и прохладно-душен, и полон неги, и движет океан благоуханий. Божественная ночь! Очаровательная ночь!» («Майская ночь»). Л. Рубинер и Ф. Шак переводят на немецкий язык следующим образом: «Kennt ihr die Nächte der Ukraine? O Ihr kennt die Nächte der Ukraine nicht. Blickt nur recht tief in sie hinein, versenkt Euch tiefer in ihre Wunder. Mitten vom Himmel herab blickt der Mond; noch gewaltiger als sonst ist die unermessliche Wölbung des Himmels, dehnt sich noch weiter in unermessliche Fernen und scheint brennend und lohend zu atmen. Die ganze Erde liegt in silbernem Lichte da, die wundersame Luft ist von einer schwülen Kühle und Wonne erfüllt, und strömt einen Ozean von Wohlgerüchen aus. Göttliche Nacht! Berückende Nacht!»[2, p. 80]. Поэтичность гоголевского описания сохраняется при переводе, благодаря употреблению высокопарной лексики: «die unermessliche Wölbung», «in unermessliche Fernen», «lohend zu atmen», «die wundersame Luft», «erfüllt Wonne», «das Wohlgerüchen», «Göttliche Nacht», «berückende Nacht». Вдобавок, односложные и краткие выражения оригинального текста при переводе дополняются более богатыми и насыщенными словами или выражениями. Например, выражение «Всмотритесь в нее» - «Blickt nur recht tief in sie hinein versenkt Euch tiefer in ihre Wunder».

Произвольная устная речь часто имеет специфический характер и передается в зависимости от целей, к которым следует автор. Напомним, что в переводах повести «Вечера на хуторе близ Диканьки» непреодолимые трудности возникают при передачи просторечных выражений оригинального текста. Отмечают, что как в английских, так и в немецких переводах в большинстве случаев используются общеупотребительные выражения, которые сохраняют лишь общее значение просторечия, не передавая главный смысл оригинала.

Фразеологические обороты различного рода у Гоголя передаются в особом значении, при переводе которых следует тяготеть к сохранению и передаче национального своеобразия. В данной ситуации часто используют описательный перевод:

–      «дать треуха» - «to give him a clout on the ear» (К. Гарнетт);

–      «ходить на лед ковзяться» - «to go skating on the ice» (О. Горчаков);

–      «провозить попа в решете» (лгать на исповеди) - «to tell a lie at confession» (К. Гарнетт), «in der Beichte zu lügen» (Л. Рубинер, Ф. Шак).

Но, как правило, данный вариант перевода не передает ту образность и стилистическую окраску фраз, которую предусматривает автор оригинального текста.

Вероятна также замена устойчивых выражений нейтральными, не имеющими национальной окраски фразеологическим оборотом переводимого языка, так как строгое правило в этом случае — переводчику не дозволено сменять чужую образность текста своей. Например,

1)    «дать дулю» - «to make a long nose» (перевод К. Гарнетт), «um dem anderen einen Vogel zu zeigen» (М. Пфайффер);

2)    «москаля везть» - «begin spinning their yarns» (К. Гарнетт), «sein Garn herunter zu spinnen» (Л. Рубинер, Ф. Шак), «einem blauen Dunst vorzumachen» (М. Пфайффер).

Рассмотрим один из примеров курьезного перевода: «А как начнут дуреть, да строить штуки … ну, тогда хоть святых выноси».[4, с.107]. Здесь присутствует пара фразеологических единиц:

1)    имеющая национальную образность «строить штуки» (совершать проделки, хитрить);

2)    «хоть святых выноси» (поговорка о вон выходящем, безобразном поведении).

Обратим внимание на перевод М. Пфайффера: «Und wenn sie dann erst einmal mit ihren Dummheiten anfingen und allerhand Unsinn verzapften, da hätte man am liebsten die Heiligenbilder hinaustragen mögen».[3. p. 70]. В данном переводе второе выражение принято дословно - «выносить святых» - «die Heiligenbilder hinaustragen» (выносить иконы).

Особый интерес также представляет антропонимическая система повести «Вечера на хуторе близ Диканьки». Стиль Гоголя — намерено не употреблять нейтральные, общепринятые, стилистически неяркие имена собственные. Каждое имя в ряду ярко выражено, имеет индивидуальный колорит, заключено в разнообразные ассоциативно-смысловые связи и отношения.

При передаче на иной язык имена собственные обладают способностью транскрибироваться / транслитерироваться и, лишь в редких случаях, - подвергаться переводу.

Большинство имен в повести «Вечера на хуторе близ Диканьки» символично и связано с фольклорным, мифологическим началом. Например, в повести «Ночь перед рождеством»:

1)    Вакула - «плут, мошенник»;

2)    Солоха - «русалка, лопаста»;

3)    Одарка — девушка, которую задаривают подарками.

В повести «Сорочинская ярмарка»:

1)    Грыцко — сокращенное от имени Григорий, а на Украине имя служило одним из обозначений черта;

2)    Охрим (отец Грыцка) — украинский вариант имени Ефрем. Охримом в «Энеиде» Котляревского звали знахаря и упыря.

3)    Хивря (Хавронья, Феврония) — Хавроньей на Украине обычно называли свинью;

4)    Параска (Парася, Прасковея) — в народной этимологии означает «порося».

Значимую выразительную, эмоциональную окраску несут и украинские фамилии: Пузатой Пацюк, Терентий Корж («сухая лепешка»), Петр Безродный, и имена-прозвища: Ледачий - «ленивый», Горобец - «воробей», Цибуля - «лук»).

Большинство имен персонажей было описано при помощи транскрибирования, что, конечно, обратилось редуцированием их образной семантики. В цикле случаев при транскрибировании были допущены своего рода ошибки. Так, в отчестве Василисы Кашпоровны Цупчевьской в переводах и К. Гарнетт, Л. Рубинер и Ф. Шак вместо -о появилась -а.

Однако некоторые «говорящие» имена собственные были переведены:

1)    «Петр Безродный» - «Petro the Kinless» (К. Гарнетт),
 «Petro Elternlos» (М. Пфайффер),
 «Peter Heimatlos» (Л. Рубинер, Ф. Шак);

2)    «Пузатой Пацюк» - «Paunchy Patzjuk» (К. Гарнетт),
«Patzjuk Schmerbauch» (Л. Рубинер, Ф. Шак), «Patzjuk Dickbauch» (М. Пфайффер);

3)    «Рудой Панько» - «Panko Rotfuchs» (Л. Рубинер, Ф. Шак/М. Пфайффер). К. Гарнетт употребляет в этом случае способ транскрибирования - «bee-keeper Rudy Panko»)[6, c. 136].

Таким образом, художественный язык прозы Н.В. Гоголя — один из наиболее трудных для перевода на иностранные языки. Каждый из рассмотренных переводов имеет свои достоинства и недостатки, но при передаче на другой язык фактически невероятно сохранить все особенности оригинального текста, в результате чего возникают определенные потери. Так, к примеру, и с просторечной лексикой повести «Вечера на хуторе близ Диканьки», получившей в переводах нейтральную литературную форму.

Список литературы

1.     Gogol, N. V. Evenings on a farm near Dikanka[Text]// The works of Nikolay Gogol in Vvol. IV vol. / from the Russian by Constance Garnett. London, 1926. 328 p.[Garnett C.]

2.     Gogol, N. W. Abende auf dem Gutshof bei Dikanka. Phantastische Novellen[Text]/ übers. ins Deutsche Ludwig Rubiner und Frieda Schak. Wien, 1946. 302 s.[Rubiner L., Shak F.]

3.     Gogol, N. W. Abende auf dem Weiler bei Dikanka. Gesammelte Werke in Einzelbänden[Text] / aus dem Russischen übersetzt von Michael Pfeiffer. Berlin und Weimar, 1968. 352 s.[Pfeiffer M.]

4.     Гоголь Н.В. Вечера на хуторе близ Диканьки //Н.В. Гоголь Полное собрание сочинений и писем. В 23 т. Т. 1. М.—2001. - 920 с.

5.     Денисенко М.В. Сопоставительный анализ перевода на английский язык прилагательного «серый» в «Мертвых душах» Н.В. Гоголя / М.В. Денисенко // Молодой ученый.—2012. - № 6. −245‒248 с.

6.     Шолохова А.С. Антропонимическая система «Вечеров на хуторе близ Диканьки» в английских и немецких переводах / А.С. Шолохова // Новый филологический вестник. - № 2 (9). - М., 2009.—132 – 138 с.

7.     Шолохова А.С. Трудности перевода (Повесть Н.В. Гоголя «Шинель» в английских и немецких переводах) / А.С. Шолохова // Гоголевский сборник. - Выпуск 2 (4). - Спб. - Самара, 2005.—229 – 235 с.