+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Трудности и возможный алгоритм перевода английских стихотворений на русский

 

Самарин Александр Викторович - кандидат филологических наук, доцент кафедры филологии, Старооскольский филиал, Белгородский государственный национальный исследовательский университет, г. Старый Оскол, Россия

Леонова Татьяна Владимировна - студент, Старооскольский филиал, Белгородский государственный национальный исследовательский университет, г. Старый Оскол, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Проблема перевода стихотворений всегда является актуальной и вызывает большие дискуссии среди переводчиков и литературоведов. Перед ними часто встает вопрос: как переводить стихотворения, и можно ли вообще создать адекватный и эквивалентный перевод стихотворению-оригиналу в условиях различия культурных аспектов? Не стоит также забывать, что переводчик скован литературными требованиями к стихотворению, например, рифмой, ритмом, клаузулами. Возникает проблема выбора наиболее адекватного и эквивалентного вида перевода, который будет передавать смысл оригинала, настроение произведения, максимально приближенные к исходным стихам.

В данной статье выделяется классификация, по которой различают следующие виды переводов стихотворений:

1)    прозаический;

2)    поэтический;

3)    стихотворный[2].

Прозаический перевод подразумевает перевод в виде прозы, текста. Это дословный перевод, точно передающий мысли автора, и в этом его ценность. Требования точности перевода здесь выполняются, пожалуй, в наибольшей степени. Некоторые из переводчиков считают этот вид перевода самым адекватным, ведь он не искажает информацию, которую хотел донести до нас автор, но является способом точной ее передачи. С другой стороны, прозаический перевод также не исключает проблемы подбора синонимов и адекватных грамматических структур, а значит и здесь возможны лексические трансформации, и текст не будет исключать незначительную долю отношения не автора, но самого переводчика. Нельзя также забывать, что одной из главных функций стихотворения как творческого произведения является функция эстетическая. Смысл необходимо выразить в рифме, не отходя от тех способов, которые использовал сам автор произведения. Полностью дословный перевод лишает нас ощущения красоты произведения, а значит, это не решение проблемы. М.Л. Лозинский, выдвигая требования к переводчику, в свое время отметил: «Поэт-переводчик должен стремиться к тому, чтобы его перевод производил то же впечатление, что и подлинник, чтобы он был ему эстетически равноценен»[4].

Поэтический перевод представляет собой трансформацию авторского произведения в стихотворный текст без рифмы, то есть в белый стих. Этот вид перевода может рассматриваться как способ передачи смысла, но по форме он отличается от авторского, а значит, не отвечает поставленной задаче. А.А. Павлова пишет: «Изменение размера стихотворения может привести к изменению его настроения, а значит, и смысла. На этом заключении основывается одно из основных требований к переводу: размер оригинала должен быть сохранен»[3].

Стихотворный перевод подразумевает трансформацию стихотворения в такой же стихотворный текст на другом языке, а значит, он представляет собой «поэтическое творение, адекватное источнику по смыслу и форме», хотя он и является новым, самостоятельным произведением, выражающим отношение переводчика[2].

Абсолютно дословный перевод лишает нас ощущения красоты произведения, а чрезмерное увлечение рифмой без следования за мыслями автора грозит потерей авторского замысла и целей, которые преследовались в оригинале, значит, это перестает быть переводом, но становится только интерпретацией того, что увидел в стихотворении переводчик и посчитал нужным упомянуть. Переводчику необходимо понять смысл стихотворения, проанализировать, как автор реализует его в стихах, какие средства при этом использует, и максимально приближенно выразить это на русском языке. Разумеется, используя рифму, мы будем отклоняться от исходного текста, но это отклонение неизбежно ввиду сложности поставленной задачи. Смысл можно передать разными словами, и мы будем вынужденно менять их, преследуя художественные цели.

При переводе стихотворения переводчику необходимо прежде всего проанализировать стихотворение-оригинал, а именно: определить размер стихосложения, рифму, клаузулы, наличие тропов и возможные варианты их адекватного перевода.

Нами было выбрано стихотворение Джорджа Гордона Байрона «She walks in beauty». Оно состоит из трех строф, в каждой из которых шесть стихов, написанных четырехстопным ямбом, соблюдается правило альтернанса — попеременное чередование стихов. Каждая строка завершается мужской клаузулой, то есть ударным слогом. Особую сложность при переводе данного стихотворения составила образность языка лорда Байрона, которая не может получить однозначной трактовки и является одной из отличительных черт романтической поэзии той эпохи. Даже само название не может быть понято однозначно. Самуил Яковлевич Маршак перевел «She walks in beauty» как «Она идет во всей красе», и возможно, это и есть самый близкий эквивалент оригиналу. Байрон явно восхищался красотой леди, о которой идет речь в стихотворении, но что конкретно он имел в виду — сказать нельзя («walk» в словаре Мюллера «ходить», «гулять», устар. архаич. «вести себя»; «walk in» - «входить»).

Следующим шагом является создание подстрочника, что представляет собой дословный перевод иноязычного текста с подробными пояснениями, использующийся как черновик для последующего художественного перевода. Подстрочник является своеобразной справкой, к которой мы можем обращаться во время перевода. Художественные особенности текста, такие как рифма, ритм, стиль не сохраняются при подстрочном переводе; главная его цель — максимально точно передать смысл[1].

 

She walks in beauty, like the night

Она идет в красоте, словно ночь

Of cloudless climes and starry skies;

Безоблачной погоды (климата) и звездных небес;

And all that’s best of dark and bright

И все, что (есть) лучшее
в тенях (во тьме) и свете (яркости),

Meet in her aspect and her eyes;

Встречается в ее внешнем
виде (выражении лица) и ее глазах;

Thus mellowed to that tender light

Поэтому (так) созрела (смягчилась) в мягкий свет,

Which heaven to gaudy day denies.

Который небо в цветастый день не допускает.

One shade the more, one ray the less,

Одной тенью больше, одним лучом меньше,

Had half impaired the nameless grace

И это испортит невыразимое изящество,

Which waves in every raven tress,

Которым веет каждый локон
цвета воронова крыла (черный, агатовый),

Or softly lightens o’er her face;

Мягко освещающий (светящийся вокруг) ее лицо;

Where thoughts serenely sweet express,

Где мысли безмятежно
выражают сладость (наслаждение),

How pure, how dear their dwelling-place.

Как (насколько) чиста, как дорога их обитель.

And on that cheek, and o’er that brow,

И на той щеке, и над тем лбом (челом),

So soft, so calm, yet eloquent,

Такими мягкими, такими спокойными, еще и выразительными,

The smiles that win, the tints that glow,

Улыбки, которые побеждают,
оттенки (краски), которые пылают,

But tell of days in goodness spent,

Но рассказывают
о днях, проведенных в добродетели,

A mind at peace with all below,

(О) сознании в мире со всем (на свете),

A heart whose love is innocent!

(О) сердце, чья любовь невинна (чиста)[6]!

 

После создания подстрочника переводчик имеет дело с трансформацией созданного подстрочника в стихи. Перевод должен быть максимально приближен к оригиналу. Мы старались сохранить как можно больше авторских деталей. Оба стихотворения написаны четырехстопным ямбом с попеременным чередованием рифмы и составляют восемнадцать строк. В английском языке около восьмидесяти процентов клаузул — мужские, в русском языке их значительно меньше, тем не менее, нам удалось выдержать авторское окончание стихов ударным слогом. Смысл, на наш взгляд, передан довольно точно.

 

Она, окутана красой,

Идет, как дочь ночных небес,

В ее глазах нашли покой

И яркий блеск, и тень чудес:

Вокруг лучится свет ночной,

Что днем укрыт за сень завес.

 

Но тень добавить — луч убрать,

Поблекнет лишь ее краса,

И черный волос обрамлять

Не будет так ее лица,

Где мысли могут выражать,

Насколь она душой чиста.

 

А над бровями, на щеках

Есть все оттенки красоты,

Горит улыбка на устах,

И добродетельные дни

Несут покой в ее глазах,

Как чистота ее любви.

 

Но удалось ли достигнуть перевода, эквивалентного оригиналу? Что бы мы ни говорили об адекватном переводе, т.е. о переводе, который максимально полно и без искажений воссоздает оригинал на языке перевода, оригинал — это оригинал, а перевод — это перевод. Очень точно о связи оригинала и перевода высказался Р.Р. Чайковский в монографии «Реальности поэтического перевода»: «Оригинал не может быть во всей его полноте передан на другом языке, поскольку полностью идентичным оригинал может быть только самому себе. Поэтому всякий перевод — это некое подобие оригинала. Степень подобия оригинала и перевода зависит от степени свободы, которой руководствуется переводчик. Оригинал сковывает свободу переводчика. Воспроизводя оригинал в рамках диктуемых им границ, переводчик создает перевод, чем больше свободы берет переводчик, тем превратнее представление, которое получает об оригинале читатель»[5].

Таким образом, перевод представляет собой самостоятельное произведение, своеобразный анализ оригинала и попытка «преломить» оригинал через призму другого языка. Полностью идеальный перевод невозможен, и разные переводчики, имея дело с одним и тем же стихотворением, получают разные переводы, на разном акцентируют внимание, по‒разному воспринимают и доносят до читателя и свое субъективное виденье, однако перевод стихотворений ни в коем случае нельзя назвать бесполезным занятием. Для того чтобы правильно понять стихотворение, необходимо его прочитать в оригинале и изучить несколько переводов, ведь они являются своеобразными анализами произведения. К тому же, ознакомившись с переводами, можно понять, что видят люди в стихотворении, и почему оно ценно для аудитории.

Список литературы

1.     Гаспаров М.Л. О русской поэзии. Анализы. Интерпретации. Характеристики. / М.Л. Гаспаров // М.: Прогресс, 2001. - С. 361‒372

2.     Гончаренко С.Ф. Поэтический переводи перевод поэзии: константы и вариативность [Электронный ресурс]: Режим доступа: - http://samlib.siwatcher.ru/w/wagapow_a_s/poetic-transl.shtml

3.     Павлова А.А. Сравнительное источниковедение: выбор размера перевода поэтического произведения/А.А. Павлова // Источники гуманитарного поиска: новое в традиционном. - Белгород: Изд-во Белгородского гос. ун-та, 2002. - С. 65‒70.

4.     Лозинский М.Л. Искусство стихотворного перевода. Перевод — средство взаимного сближения народов/М.Л. Лозинский // М.: Прогресс, 1997. - С. 91‒106.

5.     Чайковский Р.Р. Реальности поэтического перевода (типологические и социологические аспекты) / Р.Р. Чайковский // Магадан: Кордис, 2007.—255с.

6.     Galignani A. The complete works of Lord Byron/A. and W. Galignani // Literary Resource Center, 2007.—254 рр.