+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Дифференциация основных видов перевода в уголовном судопроизводстве.

Дифференциация основных видов перевода в уголовном судопроизводстве.

Гуськова Анна Вячеславовнаадъюнкт кафедры уголовного процесса, Нижегородская академия МВД России, г. Нижний Новгород, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Когда один из участников уголовного судопроизводства не владеет или недостаточно владеет русским языком, ему назначается переводчик. В этой связи ряд ученых поднимает вопрос о таких видах перевода как полицейский, досудебный, судебный, присяжный, аккредитованный и нотариальный. В данной статье будет предпринята попытка доказать, что речь идет о различных видах перевода и не о каждом из них уместно говорить применительно к Российской Федерации. Подчеркнем, что речь будет идти о «юридических» основаниях классификации перевода. С точки зрения переводчика не имеет значения, на какой стадии процесса осуществляется перевод. Для него важны тематика текста (обвинительное заключение или заключение судебно-медицинской экспертизы), вид перевода (устный, письменный, перевод с листа, сурдоперевод) и т.д. То есть это будут совсем другие основания для классификации.

1.       Полицейский перевод. Упоминание о данном виде перевода встречается в научных статьях А.В. Винникова, который является директором экспертно-переводческой организации «Открытый мир»: «Судебный и полицейский перевод: уроки мировой практики» [1].

На наш взгляд, полицейский перевод в уголовном процессе имеет место, когда уголовное дело расследует дознаватель. Однако если речь идет о производстве предварительного расследования в форме следствия, правильнее говорить о следственном переводе. Именно следователь выносит постановление о назначении лица в качестве переводчика и берет у лица подписку, подтверждающую разъяснение переводчику его прав, обязанностей и ответственности в случае нарушения уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

При анкетировании 108 следователей, работающих в разных районах г. Н. Новгорода, было выяснено, что сотрудники юстиции города Нижнего Новгорода предпочитают сотрудничать с такими переводческими бюро, как «Интерлогика», «Внешсервис» и «Центр переводов».

Правительства Испании и Великобритании предпочли заключить договоры с крупнейшими переводческими агентствами для обслуживания учреждений юстиции. «Цена вопроса оказалась весьма значительной. В Великобритании контракт фирмы «Applied Language Solutions» с Минюстом заключен в 2011 г. на 5 лет и предусматривает экономию 18 млн. евро в год» [1].

2.       Судебный перевод. После утверждения обвинительного заключения в соответствии со статьей 222 УПК РФ или обвинительного акта на основании статьи 226 УПК РФ прокурор направляет уголовное дело в суд. Именно с этого момента уместно вести речь о судебном переводе. Исходя из статьи 263 УПК РФ переводчику разъясняются его права (ст. 59 УПК РФ) и ответственность (за заведомо неправильный перевод — ст. 307 УК РФ, и за разглашение данных предварительного расследования — ст. 310 УК РФ). Переводчик дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания. Исходя из того, кому оказывается помощь переводчика (например, подсудимому или свидетелю) будет зависеть объем оказываемых услуг.

Классификация перевода на полицейский, следственный и судебный не пользуется широкой популярностью. Из названия данных видов перевода можно прийти к выводу, что перевод осуществляется сотрудниками полиции, сотрудниками юстиции или судьями. Однако это не так: ст. 61 УПК РФ предусматривает прямой запрет на совмещение нескольких процессуальных единиц в одном лице: следователь (дознаватель) не вправе реализовывать функцию переводчика. Корректнее говорить: перевод, осуществляемый на стадии предварительного расследования и перевод, осуществляемый в рамках судебного производства.

Считаем наиболее обоснованной классификацию, предложенную представителями союза переводчиков России — Л.Б. Обидиной, А.А. Лариным и В.В. Сдобниковым. В статье 1 «Положения о судебном переводчике» авторами предложены следующие виды перевода: досудебный и судебный, под которыми они предлагают понимать «вид языкового посредничества между субъектами процессуальных правоотношений, не владеющими общим языком коммуникации, при котором на языке перевода создается текст содержательно эквивалентный оригиналу» [2]. Формами досудебного и судебного перевода являются: 1) письменный перевод письменного текста (перевод всех процессуальных документов, копии которых подлежат вручению лицу, не владеющему языком, на котором осуществляется разбирательство по делу); 2) устный последовательный или 3) синхронный перевод (устный перевод при производстве всех следственных и иных процессуальных действий, когда подозреваемый (обвиняемый) не владеет языком уголовного судопроизводства, при провозглашении приговора); 4) устный перевод письменного текста; 5) письменный перевод аудиозаписи; 6) сурдоперевод и 7) тифлосурдоперевод.

Чтобы показать значимость функции переводчика для уголовного судопроизводства приведем пример из судебной практики. В соответствии с постановлением Суда надзорной инстанции № 44‒у‒253\2011, вынесенным 27.04.2011 г. был пересмотрен приговор Абзелиловского районного суда Республики Башкортостан от 07.05.2010 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан, вынесенные в отношении осужденных А. и Б., совершивших общественно-опасные деяния, предусмотренные ч. 4 ст. 111 УК РФ. В судебном заседании участвовал переводчик с башкирского языка гражданин С.

На протяжении всего предварительного расследования в форме следствия гражданину А. оказывались переводческие услуги в связи с тем, что он недостаточно владел языком уголовного судопроизводства. Обвинительное заключение также было вручено обвиняемому на русском и башкирском языках. Однако при рассмотрении уголовного дела в суде кассационной инстанции подсудимому А. переводчик не был предоставлен. Это обстоятельство нарушило право гражданина на защиту.

Президиумом Верховного Суда Республики Башкортостан было отмечено: «Наличие у обвиняемого защитника, владеющего русским языком, не гарантирует реализацию права свободно пользоваться родным языком при фактически установленном решениями суда недостаточном владении им русским языком». Также судом было разъяснено, что под недостаточным владением языком следует понимать «такой уровень знания языка, когда лицо не может уяснить смысл новых сложных для него понятий, т.е. владение языком не определяется как свободное, а, следовательно, лицо лишено возможности эффективно защищать свои права и законные интересы в рамках уголовного судопроизводства на всех его стадиях» [3].

Таким образом, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Башкортостан было отменено, уголовное дело направлено на новое рассмотрение. В отношении граждан А. и Б. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Особый интерес представляют оправдательные приговоры, когда в судебном разбирательстве роль языкового посредника между подсудимым и судом выполнял переводчик. Приведем пример того, как подсудимый благодаря помощи переводчика сумел убедить суд в своей невиновности: оправдательный приговор Соликамского городского суда Пермского края от 03.12.2010 г., вынесенный в отношении гражданина А. В суде переводческие услуги оказывались подсудимому А. переводчиком Б. Гражданину А. было предъявлено обвинение в незаконной рубке лесных насаждений в особо крупном размере. При наличии договора купли-продажи лесных насаждений для собственных нужд гражданин А., зная границы отведенного ему участка, срубил 72 сосны, 2 ели и 7 берез на участке гражданина В. Своими действиями гражданин А. совершил, по мнению стороны обвинения, преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 260 УК РФ. «В судебном заседании было оглашено объяснение подсудимого А., данное в ходе предварительного расследования о том, что он знал о границах участка, выделенного гражданину В., но продолжал работать на нем; подсудимый пояснил, что давал иные показания, но подписал объяснение, так как не смог без переводчика вникнуть в его смысл» [4] (курсив мой — А. В.).

Благодаря помощи переводчика в зале судебного заседания гражданин А. смог доказать свою невиновность. Суд пришел к выводу, что в действиях А. отсутствовала объективная и субъективная стороны состава преступления. Гражданин А. по предъявленному ему обвинению, предусмотренному ч. 3 ст. 260 УК РФ, был оправдан за отсутствием состава преступления.

3.       Присяжный перевод. В истории России уже функционировал институт присяжных переводчиков. «По Уставам должность переводчиков не была учреждена… но практика указала на необходимость установления постоянной должности и таковая законом в 75 г. Была учреждена. По закону этому в ведомстве Окружных судов состоят присяжные переводчики там, где признает их нужным установить Министерство Юстиции … Создание этой должности не отстранило прав суда и сторон приглашать переводчиков посторонних в судебное заседание, на прежних основаниях (ст. 421‒429 Учр. и ст. 730 и 731 Уст.) … В Прибалтийских губерниях переводчики состоят при каждом участковом Мировом суде, при Съездах их и при каждом Окружном суде; они могут состоять также при судебных следователях (ст. 572, 579 и 583 Учр.). Переводчики (Калмыцкого языка) состоят в Донском Округе (ст. 59 прим. 3 Учр.), а также при Окр. Судах Оренб., Троицком, Уфим. и Астрах. (ст. 120 прим. 2 Учр.)» [5, с. 249].

В обязанности присяжных переводчиков входило: «перевод, а также проверка и изготовление копий документов и бумаг как по требованию судебных и правительственных установлений, так и по просьбе частных лиц, за определенное вознаграждение… Присяжные переводчики назначались и увольнялись министром юстиции (ст. 423 уч. с. уст.)» [6, с. 157‒158].

В соответствии со ст. 730 Устава уголовного судопроизводства 1864 г.: «Переводчики и толмачи, призываемые к судебному следствию, приводятся к присяге тем же порядком, как и свидетели (ст. 713 — 717), в верной передаче вопросов и ответов чрез них объясняемых» [7] (курсив мой — А. В.).

Сегодня говорить о присяжных переводчиках применительно к Российской Федерации некорректно. Присяжный переводчик — это лицо, принесшее присягу (в суде или в момент вступления в должность переводчика после сдачи квалификационного экзамена).

В соответствии со ст. 332 УПК РФ присягу приносят присяжные заседатели, но не переводчики. В России у переводчика берется подписка (вместо принесения присяги), которая в случае осуществления переводчиком заведомо неправильного перевода позволяет привлечь лицо к уголовной ответственности.

В таких странах как США, Германия, Франция, где функционирует институт присяжных переводчиков, судебный и присяжный перевод могут выступать синонимами. Оба вида перевода в этих странах осуществляются в суде лицами, принесшими присягу. Применительно к РФ следует отказаться от присяжного перевода в пользу судебного.

Приведем следующие примеры из законодательства тех стран (отдельных штатов), где имеет место институт присяжных переводчиков:

1)      The evidence code of the state of California: paragraph 751 «Oath required of interpreters and translators» (Присяга, обязательная для переводчиков, осуществляющих устный и письменный перевод): A) Переводчик, осуществляющий устный перевод, должен принести присягу, согласно которой он будет осуществлять правильный перевод для свидетеля на языке, который понимает свидетель, он подтверждает, что осуществит правильный перевод ответов свидетеля на вопросы адвоката, суда или присяжного заседателя на английском языке, а также перевод судебного решения, используя свои профессиональные умения и навыки. B) Переводчик, осуществляющий письменный перевод, должен принести присягу, подтверждающую, что он сделает верный перевод на английском языке любого документа, который он расшифровывает или переводит [8, с. 834];

2)      Rules of evidence for United States Courts and Magistrates: rule 604 «Interpreters» [8, с. 915]: Переводчик с учетом положений данных правил обладает квалификацией эксперта и приносит присягу или подтверждает, что осуществит верный перевод;

3)      Code de procédure pénale (Уголовно-процессуальный кодекс Франции): раздел 3: назначение устного или письменного переводчика — д 594‒11. Часть 3: «…Переводчик, устный или письменный, не значащийся ни в одном из вышеупомянутых списков в пунктах 1 и 2, каждый раз даёт присягу в том, что он обязуется действовать во имя правосудия, не имеет злого умысла и осознаёт свою ответственность. Данная присяга заносится в протокол дела» (курсив мой — А. В.) [9].

4.      Аккредитованный перевод — «это перевод, выполненный аккредитованным при посольстве переводчиком, который имеет соответствующий документ об образовании, подтверждающий его квалификацию, и который подтвердил свои знания в установленном порядке, и прошел процедуру аккредитации при посольстве» [10]. Аккредитованный перевод не требует нотариального заверения. Данный вид перевода может быть полезен сотрудникам правоохранительных органов при направлении запроса о правовой помощи на территорию иностранного государства в соответствии со ст. 453 УПК РФ.

5.      Нотариальный перевод. Следует различать нотариальный перевод и нотариальное заверение перевода (т.е. заверение нотариусом подписи переводчика). К нотариальным действиям, совершаемым нотариусам, в соответствии с п. 6 ст. 35 «Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» № 4462‒I относится свидетельствование верности перевода документов с одного языка на другой. Нотариальное заверение включает в себя следующую последовательность действий: 1) выполнение перевода профессиональным переводчиком. Переводчик своей подписью подтверждает правильность осуществленного перевода (подпись ставится в присутствии нотариуса). К переводу должен быть прикреплен оригинал. 2) Нотариус удостоверяет подлинность подписи переводчика, а также указывает свои установочные данные. Нотариус ставит свои печать и подпись. «Двуязычный перевод должен иметь переведенный штемпель нотариуса на тот иностранный язык, на который переведен оригинал» [11].

В соответствии со ст. 10 «Основ законодательства Российской Федерации о нотариате»: "… Если обратившееся за совершением нотариального действия лицо не владеет языком, на котором ведется нотариальное делопроизводство, тексты оформленных документов должны быть переведены ему нотариусом или переводчиком» [12]. Согласно ст. 81 «Свидетельствование верности перевода»: «Нотариус свидетельствует верность перевода с одного языка на другой, если нотариус владеет соответствующими языками. Если нотариус не владеет соответствующими языками, перевод может быть сделан переводчиком, подлинность подписи которого свидетельствует нотариус» [12] (курсив мой — А. В.).

В соответствии со статьей 422 ранее действовавшего Учреждения судебных установлений «Должность присяжных переводчиков не может быть соединяема с другою должностью по судебному ведомству, за исключением лишь должности нотариуса» [13, с. 62]. Согласно ст. 427 «Присяжный переводчик имеет для приложения к изготовляемым им переводам и копиям, а также за свидетельствованиями произведенной поверки перевода или копий, печать с изображением губернского герба и с надписью вокруг: «печать Присяжного Переводчика такого-то (имя и фамилия), там-то (название города или уезда)» [13, с. 62].

Исходя из приведенных примеров, мы видим, что законодатель еще в XIX веке предусматривал возможность выполнения переводчиком не только перевода, но и допускал осуществление последним действия, входящего в компетенцию нотариуса: свидетельствование верности перевода с одного языка на другой.

В завершение статьи сформулируем основные выводы:

1.   По мнению автора статьи, в России переводчики осуществляют досудебный и судебный перевод в различных формах.

2.   В Российской Федерации необходимо создать институт судебных переводчиков. Их деятельность ранее была урегулирована главой XV Постановления ВЦИК от 19.11.1926 «Об утверждении Положения о Судоустройстве РСФСР», которая называлась: «О судебных переводчиках» и ей были посвящены статьи со 102 по 107 [14]. Сегодня все больше граждан склоняется к идее возрождения института судебных переводчиков в России. Например, такие представители Союза переводчиков России как А.А. Ларин, Л.Б. Обидина, В.В. Сдобников и др. создали проект «Положения о судебном переводчике»[2]. Считаем, что принятие данного проекта способно разрешить большинство имеющихся проблем, связанных с взаимодействием сотрудников полиции и юстиции с переводчиками. На наш взгляд, судебные переводчики помимо принесения присяги (которая предусматривается ст. 6 данного проекта) и получения удостоверения судебного переводчика должны иметь свою личную печать, которой они будут заверять правильность осуществленного ими перевода. Предлагаем дополнить частью пятой статью 6 Проекта «Положения о судебном переводчике»: «Лица, получившие удостоверение судебного переводчика, получают личную печать судебного переводчика с изображением герба РФ и надписью вокруг: «печать Судебного переводчика ФИО…" с указанием города и иных установочных данных.

 

Список литературы

1.      Официальный сайт экспертно-переводческой организации «Открытый мир». А. В. Винников. Судебный и полицейский перевод: уроки мировой практики. URL.: otkrmir.ru (дата обращения: 26.10.2016);

2.         Официальный сайт Союза переводчиков России. Летняя школа перевода. URL.: http://translation-school.ru/index.php/ru/archive/2015/sworntranslator (дата обращения: 27.10.2016);

3.         Официальный сайт «РосПравосудие». Постановление суда надзорной инстанции № 44‒у‒253\2011 от 27.04.2011 г. URL.: https://rospravosudie.com/court-verxovnyj-sud-respubliki -bashkortostan-respublika-bashkortostan-s/act‒103649224/ (дата обращения: 27.10.2016);

4.         Официальный сайт РосПравосудие. Приговор Соликамского городского суда Пермского края, вынесенный 03.12.2010 г. URL.: https://rospravosudie.com/court-solikamskij-gorodskoj-sud-permskij-kraj-s/act‒101488358/ (дата обращения: 28.10.2016);

5.         В. К. Случевский. Учебник русского уголовного процесса. Изд. 4, доп. и испр. С.‒Петербург. Типография М. М. Стасюлевича. 1913 г.—669 с.;

6.         С. В. Познышев. Элементарный учебник русского уголовного процесса. Издание Г. А. Лемана. Москва: Типо-лит. т./д. «Я. Данкин и Я. Хомутов». 1913 г.—328 с.;

7.         Официальный сайт Конституции РФ. Устав уголовного судопроизводства. 20.11.1864 г. URL.: constitution.garant.ru (дата обращения: 27.10.2016);

8.         David W. Louisell, John Kaplan, Jon R. Waltz. Cases and materials on evidence. 4 th edition. Mineola, New York. The Foundation Press, Inc. 1981 г.—943 c.;

9.         Code de procédure pénale. Edition: 2015‒10‒18. URL.: https://docviewer.yandex.ru/? url=http%3 A%2 F%2Fcodes.droit.org%2Fcod%2Fprocedure_penale.pdf&name=procedure_penale.pdf&lang=fr&c=579af7c00d42 (дата обращения: 29.07.2016);

10.       Официальный сайт бюро переводов «Джулай Монинг». URL.: www.jmorning.com.ua/accreditedtranslation/ (дата обращения: 28.10.2016);

11.       URL.: www.e-registr.ru/translation/norilsk/notarial-assurance.php (дата обращения: 27.10.2016);

12.       Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11.02.1993 г. № 4462‒I // Российская газета. 13 марта. 1993 г.;

13.       Судебные Уставы. Учреждение судебных установлений. Книга первая. Общее учреждение судебных установлений. Том 16. Ч. 1. Издание 1892 г.;

14.       Постановление ВЦИК от 19.11.1926 «Об утверждении Положения о Судоустройстве РСФСР». URL: http://www.lawmix.ru/sssr/16201 (дата обращения: 07.11.2015).