+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Этимологический анализ немецких и русских номинантов концептов «Lernen» и «учёба»

Этимологический анализ немецких и русских номинантов концептов «Lernen» и «учёба»

Автор: Тулусина Елена Антоновна, аспирант кафедры контрастивной лингвистики и лингводидактики Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета.

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

 

Изучение концептов, функционирующих в языке, невозможно без исполь­зования последних достижений этимологии. Анализ внутренней формы слов, являющихся номинантами концепта, позволяет выявить их «исходные фор­мы» (термин Ю.С. Степанова) [4] и, как следствие, момент за­рождения и становления концепта в человеческом сознании. Этимологиче­ский признак или внутренняя форма (третий компонент структуры концепта – по определению Ю.С. Степанова) является «основой, на которой возникли и держатся остальные слои значения» [4; с. 45]. Применение ме­тода этимологического анализа в концептологически ориентированных ис­следованиях целесообразно, поскольку это позволяет приоткрыть «занавес тайны первых шагов жизни концепта» [3; с. 44]. Этимологиче­ские данные имеют большую значимость для ученых, поскольку они обнажают сам механизм становления культурных концептов. Знание первичных форм и значений слов, употребляемых в языках на современном этапе их развития, позволяет нам увидеть важнейшие этапы становления лексических единиц и установить их корреляцию с вербализацией этих единиц в сознании человека в диахронии его культуры.

В немецком и русском языках существует большое количество лексем, номинирующих процесс учения. Из общего множества обозначений концепта «учёба» нами для этимологического ана­лиза были отобраны базисные номинации, эксплицирующие различные области рассматриваемого концепта.

Немецкая лексема "lernen" этимологически родственна понятиям "lehren" (учить, обучать) и "Liste" (список, перечень) и принадлежит к группе слов со значением "leisten" (достигать, совершать), которое первоначально означало "einer Spur nachgehen, nachspüren, schnüffeln" (следовать за кем-либо, разузнавать, выискивать что-либо). Etymologisch ist das Wort "lernen" mit den Wörtern "lehren" und "Liste" verwandt und gehört zur Wortgruppe von "leisten", das ursprünglich "einer Spur nachgehen, nachspüren, schnüffeln" bedeutet. Im Gotischen heißt "lais" "ich weiß", bzw. genauer "ich habe nachgespürt" und "laists" für "Spur". Die indogermanische Wurzel lais – bedeutet "Spur, Bahn, Furche".

В готическом языке корень "lais" означал "я знаю", а точнее, "ich habe nachgespürt" (я выяснил, узнал), а корень "laists" означал "Spur" (след). Индогерманский корень *lais – обозначает "Spur, Bahn, Furche" (след, полотно, извилины (мозга)). В словарях также указывается на гене­тическое родство слова с латинскими и греческими корнями [2; с. 442].

Таким образом, этимологически лексема Lernen связана со значением лексемы "Spuren" (следы), а точнее с лексемой "nachspüren" (идти по следу, узнавать). Учение должно оставлять в памяти человека след. Учение может происходить активно и пассивно. Так, например, если ребёнка в детском возрасте укусила собака, то в последующем у него может развиться страх перед собаками как классом животного мира. Посредством этого ребёнок учится тому, что собаки могут причинить ему боль и начинает обходить их стороной.

Согласно словарю братьев Гримм (цит. по; http://gemazope.uni-trier.de) можно увидеть, что лексема lernen в др.-верх.-нем. языке имела, согласно словарю Гримм, следующее значение: erfahren werden, unterrichtet werden «приобретать знания, обучаться», сохранив, таким образом, до сегодняшних дней своё первоначальное значение. Кроме того, в др.-верх.-нем. языке не было разграничения между понятиями lernen (учиться) и lehren (учить), поскольку первоначально данные лексемы были образованы от единого корня "lais", претерпевшего следующие изменения: ahd. lirnên, lërnên; mhd. lirnen, lernen; alts. mit ausfall des innern r linôn; ags. leornian, altengl. lurnen, lernen, neuengl. learn; fries. lirna, lerna.

Лишь в в ср.-верх.-нем. языке наблюдается разграничение этих понятий, и появляется лексема lehren, которая начинает использоваться для обозначения процесса обучения"active lehren". В это время на это явление начинают обращать писатели в своих произведениях. Так, немецкий писатель Fischart намеренно начинает использовать в своих произведениях лексему lehrnen (в заначении учиться)вместо принятого lernen для того, чтобы наглядно показать этимологическое родство этих понятий.

Религи­озный компонент в значении этой лексемы выражался в использовании ее для обучения молитве: betten (beten) lehrnen [1; с. 836].

 В русском языке лексема учение возникла гораздо позже и произошла от ст.-слав. оучити, оучѫ διδάσκειν, поздее в др.-русск. учити, укъ "учение". В других родственных языках анализируемая лексема претерпевала следующие этимологически обусловленные изменения: болг. у́ча "учу", сербохорв. у̀чити, у̀чи̑м, словен. učíti, -ím, чеш. učiti, слвц. učit᾽, польск. uczyć, uczę, в.-луж. wučić, н.-луж. hucyś.

 В праславянском языке возникновение лексемы учение (*učiti) было связано с чередованием гласных и произошло от *vyknǫti (см. вы́кнуть), родственно др.-прусск. iaukint "упражнять". В русском языке существовало множество слов с данным корнем, значения которых сейчас вышли из употребления, напр.: jaukìnti, jaukinù "приучать, укрощать", jaũkas "манок, приманка", jaukùs "смирный, ручной".

По мнению этимологов, от этого корня были образованы наименования, актуализирующие в составе сему удовольствия: др.-инд. úсуаti "находит удовольствие, имеет обыкновение", ṓkаs "удовольствие, удовлетворение", которые со временем были утеряны за счёт сужения значения лексемы учёба. Сохранилось и перешло в современный русский язык лишь значение usanim "учусь, приучаюсь" от гот. biūhts "привычный".

Основываясь на лексикографических источниках и данных этимологических словарей, можно заключить также, что от этого корня были образованы наименования, актуализирующие в составе сему пола, сейчас учёные пытаются установить родство с лат. uхоr "супруга" наряду со *sve-sōr "сестра".

Практически исчезло из современного языка такое название процесса обучения, как пестование. Издавна на Руси детей пестовали, т.е. воспитывали с любо­вью, заботливо и старательно (ср. пестун - баловень, неженка). Интересно отметить, что ранее пестуном называли на Руси медведя, который ходил со своим детенышем и представлял собой образец родительской любви и забо­ты [5; с. 203].

Можно сделать вывод, что проанализированные нами языковые единицы, репрезентирующие концепт «учёба» в немецком и русском языках,  сужают свои первоначальные значения за счёт конкретизации.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.      Duden 2000 - Dcutsches Universalworterbuch / Duden. – Mannheim – Wien – Zurich: Dudenverlag. 2000. – 1816 S.

2.      Kluge, F. Etymologisches Worterbuch der deutschen Sprache / F. Kluge. –Berlin – New York: Waiter de Gruyter. 1999. – 921 S.

3.      Красавский, НА. Эмоциональные концепты в немецкой и русской лингвокультурах: монография / Н.А. Красавский. – Волгоград: Перемена. 2001. – 495 с.

4.      Степанов, Ю.С. Константы: Словарь русской культуры. Опыт ис-следования / Ю.С. Степанов – М.: Школа «Языки русской культуры». 1997.– 824 с.

5.      Этимологический словарь русского языка / М. Фасмер, -М: Прогресс. 1971. – 438 с.