+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Проблематика перевода эвфемизмов с китайского языка на русский: на материале религиозного дискурса тематической группы смерть

Проблематика перевода  эвфемизмов с китайского языка на русский: на материале религиозного дискурса тематической группы смерть

Автор: Моховикова Наталия Сергеевна, аспирант Казанского (Приволжского) Федерального Университета, г. Казань, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Эвфемизм – это «способ непрямого, перифрастического и при этом смягчающего обозначения предмета, свойства или действия ...» [2, с. 35].

«Эвфемизмы – это слова, которые используются для замены не прямого выражения, смысла более приятным или подходящим». Спустя некоторое время, в связи с распространением этих слов в языке, они становятся узнаваемыми широким кругом людей [6].

Явление эвфемии существует с тех самых пор, как возник социум с его культурно-религиозными и этническими связями и язык, необходимость которого заключается в сокрытии внешней грубости при помощи более приличных эквивалентов. В течение последних лет процесс образования эвфемизмов и проникновение их в язык современного общества протекает с большей интенсивностью.

Несмотря на существования определенных исследований, посвященных переводу эвфемизмов с китайского на русский (Чжан Чань), данная проблема не утратила своей актуальности, так как связана с необходимостью исследования двух генетически и структурно разных языков. Кроме того, актуальность стимулируется проблемами, возникающими в процессе перевода эвфемизмов с одного языка на другой.

Данная статья посвящена рассмотрению узкой тематической группы – смерть, вербализованной в религиозном дискурсе.

Смерть – это один из величайших страхов всего человечества. Смысл этого на первый взгляд обычного слова всегда сопряжён с эмоциями и чувствами, которые человек не хотел бы ощущать и испытывать. Именно поэтому многие отказываются говорить и слышать об этом. Поэтому совершенно неудивительно, что лексические единицы, относящиеся к тематической группе смерть, очень часто подвергаются эвфемистической замене.

При предварительном анализе было выявлено, что данная тематическая группа эвфемизируется как в русском, так и в китайском языках, поэтому можно предположить, что проблем при переводе возникнуть не должно. Однако «различия в системах языка оригинала и языка перевода и особенностях создания текстов на каждом из этих языков в разной степени могут ограничивать возможность полного сохранения в переводе содержания оригинала» [1, с. 184–186].  Проблемы, которые возникают при передаче эвфемизмов с одного языка на другой, прежде всего касаются выбора оптимального способа перевода, наиболее полно отражающего смысл исходного языка.

Перевод каждой лексической единицы во многом определяется условиями функционирования ее в языке, а эвфемизмы вне контекста часто вообще не идентифицируются читателями или слушателями. «Понимание эвфемизмов опирается на знание контекстуальных условий развертывания того или иного повествования и на понимание культурно-исторического фона, способствующего адекватному восприятию той или иной номинации в русском и китайском языках» [3, с. 19]. 

При проведении сопоставительного анализа перевода эвфемизмов с китайского языка на русский тематическая группа смерть была разделена на две большие группы:

1) эвфемизмы с полным эквивалентом в языке перевода и совпадающей сферой употребления;

2) эвфемизмы, не имеющие точного эквивалента в языке перевода и различающиеся сферой употребления.

Первая группа эвфемизмов практически не вызывает трудностей при переводе.

Вторая группа уникальна тем, что эвфемизмы, относящиеся к одной и той же тематической группе смерть, могут не иметь эквивалента в языке перевода или же просто вызывать некоторые трудности в силу лингвокультурного барьера. Именно поэтому мы более подробно остановились на переводе эвфемизмов данной группы. Кроме того, именно ко второй группе можно отнести эвфемизмы, которые используются в религиозно-философских дискурсах.

Буддизм и даосизм не свойственны русской культуре, поэтому в русском языке практически не используются эвфемистические эквиваленты, связанные с данными религиями.

Например, в китайском языке можно встретить следующие эвфемизмы:

坐化 [zuòhuà] – будд. почить в позе созерцания; умереть в сидячем положении;

入寂 [rùjì] – будд.  погружаться в нирвану; преставиться, почить; кончина (о монахе);

圆寂 [yuánjí] – будд. 1) паринирвана; 2) погрузиться в паринирвану;

 转世 [zhuǎnshì] – будд. переродиться в данном веке; жить в данном перерождении (по догмату о переселении душ);

归真 [guīzhēn] – 1) возвращаться к истине (к своей первоначальной природе; 2) уйти в нирвану;

灭度 [mièdù] – 1) будд. уход в нирвану; 2) будд. «уничтожение» физических элементов и «переход» на другой берег (отречение от мира);

荼毗 [túpí] – кремация; кончина монаха;

脱死逃生 [tuōsǐtáoshēng] – будд. уйти в нирвану;

寂灭 [jímiè] – будд. нирвана; уйти в нирвану и так далее.

Все эти лексемы являются специфическими для русского человека, не знакомого с восточными культурами.

Для анализа данного феномена были выбраны несколько примеров, в которых употребляются эвфемизмы религиозно-философского дискурса, и при переводе которых возникают некоторые трудности в силу культурных различий двух народов.

Данная группа представляет особый интерес в силу того, что существует феномен устойчивой традиции религиозных контекстов, т.е. автор использует одни и те же устойчивые лексемы, фразы, характерные именно для этой тематики, и это подтверждают две проанализированные нами статьи из китайских интернет-газет следующих интернет-ресурсов:  http://ent.shangdu.com/ и http://news.qq.com/.

В первой статье религиозно-философского дискурса внимание привлекло использование эвфемизмов, характерных для буддийских канонов. Из контекста мы поняли, что идет речь о президенте ассоциации буддистов Китая, который скончался в 0.36 2 апреля 2012 года в храме Хунфа города Шэньжэнь. Анализ выявил широкое использование буддийской терминологии,  хотя статья написана в публицистическом стиле и рассчитана на самого обычного читателя, что предполагает необходимость наиболее точной передачи данной терминологии и использование точных эквивалентов.

Наглядно это можно продемонстрировать на следующем примере:

中国佛教协会名誉会长本焕法师于2012年4月2日凌晨零点36分在深圳弘法寺圆寂 [4] [Zhōngguó fójiào xiéhuì míngyù huì zhǎng běn huàn fǎshī yú 2012 nián 4 yuè 2 rì língchén língdiǎn 36 fēn zài shēnzhèn hóngfǎ sì yuánjì] – Почетный президент ассоциации буддистов Китая, Мастер Хуан, скончался в 0.36 2 апреля 2012 года в храме Хунфа города Шэньжэнь.

В данном контексте используется эвфемизм 圆寂 [yuánjí] – погрузиться в нирвану, который относится к религиозной терминологии буддизма. Как мы упоминали выше, лексемы данной тематики необходимо переводить с помощью точного эквивалента. Но поскольку эквивалентный перевод погрузиться в нирвану может быть не понятен в силу того, что данная фраза вызывает совершенно другие ассоциации у русского человека (в понимании русского человека погрузиться в нирвану – это испытать удовольствие), то возникает возможность использования приема описательного перевода и пояснения, о чем идет речь. В данном случае перевод приобретает следующий вид: Почетный президент ассоциации буддистов Китая, Мастер Хуан, погрузился в нирвану (скончался) в 0.36 2 апреля 2012 года в храме Хунфа города Шэньжэнь.

Второй эвфемизм, который встречается в контексте – 荼毗 [túpí] – кончина монаха не вызывает подобных трудностей при переводе, так как лексема монах является знакомой носителям русской культуры. Поэтому в данной ситуации можно использовать точный эквивалент без ущерба для сохранения смысла –弘法寺后山长老荼毗地 [4] [Hóngfǎ sì hòu shān cháng lǎo tú pí de] – Проповедование буддизма храмом, в котором скончался монах.

Интересный пример использования эвфемизма мы встретили в газетной статье под названием 和尚圆寂3年身体不腐 死后6天脸色仍红润(组图) [5] [Héshàng yuánjì 3 nián shēntǐ bù fǔ sǐ hòu 6 tiān liǎnsè réng hóngrùn (zǔ tú)] – Тело монаха не разлагается в течение 3 лет и 6 дней после ухода в нирвану (смерти), а его лицо остается красным (фото). Уже в самом заголовке мы встречаем эвфемизм 圆寂 [yuánjí] – погрузиться в нирвану, однако наше внимание привлек совершенно другой случай эвфемизации (подобную ситуацию использования эвфемизма мы рассматривали выше).

В этой статье вызывает интерес фраза – 他的弟子回忆,师傅往生(圆寂)前的第三天,还特别对弟子们又做了一番交待 [5]。 [Tā de dìzǐ huíyì, shīfu wǎngshēng (yuánjì) qián de dì sān tiān, hái tèbié duì dìzǐmen yòu zuòle yī fān jiāodài] – Его ученики вспоминают, что их наставник за 3 дня до его перерождения (ухода в нирвану) подробно объяснил, что они должны будут сделать потом. В этом случае автор использует эвфемизм религиозно-философского дискурса 往生 [wǎngshēng] – уйти (в мир иной) и там переродиться, а в скобочках дает пояснение, используя эвфемизм той же тематики 圆寂 [yuánjí] – погрузиться в нирвану. Это явление можно объяснить тем, что буддизм в Китае существует уже не одно тысячелетие, и терминология, связанная с ней, глубоко проникла в национально-культурное сознание жителей этой страны. Именно поэтому использование данных терминов приемлемо в китайском языке даже в пояснении. Однако такое употребление совершенно не уместно для русского языка, его можно немного скорректировать, используя прием контекстуального перевода (замена словарного соответствия при переводе контекстуальным, логически связанным с ним) – Его ученики вспоминают, что их наставник за 3 дня до его гибели (ухода в нирвану) подробно объяснил, что они должны будут сделать потом.

В заключение необходимо указать, что, несмотря на рассмотренные варианты способов перевода (описательный перевод, контекстуальный перевод), перевод указанных статей допускает и другие трактовки, так как любой перевод отражает личность переводчика. А это свидетельствует о том, что область нашего исследования остается малоизученной и актуальной.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Вернигорова, В.А. Перевод реалий как объекта межкультурной коммуникации / В.А. Вернигорова. - М.: Молодой ученый, 2010. № 3 (14). – C. 184 –186.

2. Крысин, Л.П. Эвфемизмы в современной русской речи / Л.П. Крысин // Русистика. – Берлин. - 1994. - № 1-2. – С. 28 – 49.

3. Чжан, Чан Эвфемизация в русском и китайском языках: лингвокультурологический и лингвопрагматический спекты / Чжан Чан // автореф. дисс. на соискание степени кандид. филол. н. – Волгоград, 2013. – 24 с.

4. http://ent.shangdu.com/2010/ylxc/20120413/67_5608366.shtml

5. http://news.qq.com/a/20060613/000757.htm

6. 陈望道, 修辞学发凡, 1997. – 258 с.