+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Семантическая деривация в лексико-семантической группе существительных негативной оценки в английском и русском языках.

Семантическая деривация в лексико-семантической группе существительных негативной оценки в английском и русском языках.

Усова Ирина Викторовнакандидат филологических наук, доцент кафедры «Социально-культурный сервис», Волгодонский филиал Донского государственного технического университета, г. Волгодонск, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

По наблюдению В.Н. Телия внутренняя форма слова преобладает в создании эмоционально-экспрессивной окраски лексических единиц [3, с. 46].

Рассмотрим семантическую деривацию в лексико-семантической группе существительных негативной оценки человека в английском и русском языках. Особый интерес представляет подгруппа слов, создание которых происходит по аналогии с ориентацией на существующий лексический образец, лексический прототип, имеющий определенную внутреннюю форму. При этом воспроизводится модель слова, его морфологическая структура. Прототипом нового названия может служить как отдельная единица, так и несколько однотипных структурно-семантических образований.

В субстандартной лексической подсистеме происходит активный процесс словотворчества. Он полностью основан на аналогии. Аналогия помогает расширить рамки существующей нормы, способствуя закреплению в языке нерегулярного деривата, не отвечающего общепринятым нормам. С численным увеличением дериватов по аналогии происходит постепенное снижение порога необычности и новизны единиц, создаваемых с помощью этих компонентов.

Содержательная структура данной лексико-семантической группы включает в себя большое количество уточняющих сем, выражающих разнообразные признаки, в зависимости от которых проводилось разбиение на подгруппы более низких рангов. Мы выделили шесть тематических подгрупп оценочного наименования лица:

·          характеристика человека по роду деятельности с уничижительными характеристиками через именования органов человека;

·          внешняя характеристика, род деятельности человека, выражаемые с помощью абстрактных понятий;

·          профессиональная характеристика человека с ироническими коннотациями через именование механических и технических приспособлений;

·          называние человека, который употребляет наркотические вещества (вещества, вызывающие привыкание);

·          характеристика пищевых привычек человека, уничижительная характеристика через именование пищевых продуктов;

·          профессиональная характеристика человека, насмешливая характеристика низких умственных способностей через название животных и растений.

Рассмотрим подробнее каждую подгруппу.

Характеристика человека по роду деятельности с уничижительными характеристиками через именования органов человека: в русском языке: пупок (отец), кости, черепа (родители), сосок (юноша), губошлеп (болтун). В английском языке: beard (борода, битник), body (тело), muscle (спортсмен, часто не отличающийся особым умом), chromosome (придурок, человек, имеющий дефект развития).

Внешняя характеристика, род деятельности человека, выражаемые с помощью абстрактных понятий: в русском сленге: мороз (глупый человек); процент (обманщик), штрихи, антиквариат (родители), рахит (юноша). В английском сленге: names (сквернослов), case (тип), mess (неряшливый, неопрятный человек, глупый, некомпетентный человек).

Профессиональная характеристика человека с ироническими коннотациями через именование механических и технических приспособлений: в русском языке: клей (бабник); валет, пятак, педаль, шланг (лодырь); клавиш (весельчак), шуруп (умный человек). В английском языке: article (тело), bag (мешок), blade (разбитной парень), bucket (мошенник), card (наглец), clip (обманщик).

Называние человека, который употребляет наркотические вещества (вещества, вызывающие привыкание): в русском языке: нарик (наркоман), алкаш (алкоголик), забулдыга (пьющий человек). В английском языке: alky (алкоголик), tippler (выпивоха), toper (пьяница), speed (человек, употребляющий наркотик из группы стимуляторов), dipsomaniac (алкоголик).

Характеристика пищевых привычек человека, уничижительная характеристика через именование пищевых продуктов. В русском языке: капуста (непривлекательная девушка), чеснок (зубрила), женьшень (женщина), морковка (женщина), изюм (алкоголик), студень (глупый человек), котлета, фрикаделька (девушка), мармеладка (красивая девушка), лапша (лгун), батон (отец). В английском языке: peach (человек, достойный презрения), banana (шут), fruit (фрукт), lemon (дрянь), cabbage (пройдоха), potato (простофиля), ham (бездарь), beef (туша), barbecue (чернокожий американец), biscuit (изнеженный человек), cake (болван), pancake (девушка, имеющая маленькую грудь).

Профессиональная характеристика человека, насмешливая характеристика низких умственных способностей через название животных и растений. Семный анализ мотивирующих основ в данной тематической подгруппе выявил следующие примеры: в русском сленге: бобер, бык, полкан, хряк (тучный человек); дятел (глупый человек, доносчик), кукушка (легкомысленная девушка), дрофа, сойка (проститутка), кукушка, курица (женщина), бабуин (некрасивый мужчина), жаба (женщина с отталкивающей внешностью) и т. д. В английском сленге: alligator (крокодил), animal (животное), ape (обезьяна), ass (осел), bear (медведь), beaver (бобр), dog (собака), gorilla (горилла), horse (лошадь), cow (корова), mouse (мышь), swine (свинья), pup (щенок), bird (легкомысленная девушка), canary (певичка), chicken (трус, мокрая курица), cuckoo (легкомысленная кукушка), duck (растратчик, транжира), cock sparrow (драчун, задира).

Как видно из вышеприведенных примеров, характерной чертой данной подгруппы слов, имеющей негативную оценку, является подвижная синонимия, концентрирующая многочисленные ряды синонимов вокруг центров синонимической аттракции. Центры аттракции отражают те сферы жизни и деятельности языковых коллективов, в которых эмоциональная нагрузка высказывания диктуется условиями быта, общей идеологией, нормами речевого поведения, общественным положением, возрастом, полом.

Аналогия как проявление тенденции к регулярности помогает образовывать ряды слов, требующие минимальных умственных усилий при создании нового слова, хотя и предполагает осознание и понимание индивидом отношений элементов и их сочетаемости при комбинировании компонентов, то есть семантической совместимости.

Эмоциональнооценочные наименования на основе метафорического и метонимического переноса создают яркость образа, высокую степень компрессии информации в одном слове, основанных на сравнении признаков предметов по их сходству: peahead «глупец», т.е. человек с головой, похожей на горошину; brainbox «голова», т.е. вместилище мозгов.

Таким образом, аналогия помогает расширить рамки существующей нормы, она способствует закреплению в языке нерегулярного явления, не отвечающего общепринятым нормам. Пронизывая всю систему языка, она совершенствует язык как средство общения и сохранения eго коммуникативных возможностей.

Принцип аналогии реализуется непосредственно с помощью прототипа, то есть использования объекта в прототипической ситуации. В процессе наименования устанавливается связь языковых элементов с фактами реальной действительности, включая понятийный класс наименования предметов в определенную систему языковых знаков, связанных с именуемым понятием.

Образность, выразительность субстандартных наименований, питательной средой которых является бытовое общение, служат для передачи насмешки над социальными, этическими, эстетическими, языковыми и другими условностями и авторитетами. Отсюда семантическая непрозрачность, идиоматичность дериватов, образующихся по прототипической модели, но с непременным использованием семантических переносов, с актуализацией сем, находящихся на уровне низкой предсказуемости.

Список литературы

1.    Новый большой англо-русский словарь в трех томах/под ред. Ю. Д. Апресяна. — М.: Русский язык, 1999.—2457 с.

2.    Орфографический словарь русского языка в двух томах/под ред. С. И. Ожегова. — М.: Сезам-Маркетинг, 2001.—1661 с.

3.    Телия В. Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц/В. Н. Телия. — М.: Наука, 1986.—154 с.