+7 (831) 262-10-70

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

+7 (495) 545-46-62

МОСКВА, УЛ. НАМЁТКИНА, Д. 8, СТР. 1, ОФИС 213 (ОБЕД С 13:00 до 14:00)

ПН–ПТ 09:00–18:00

Приемы передачи каламбура с английского языка на русский (на материале романов Риз Боуэн)

Димчева Татьяна Николаевна — Старший преподаватель кафедры иностранных и русского языков, Российский государственный аграрный университет — Московская сельскохозяйственная академия им. К. А. Тимирязева, Москва, Россия

Егошина Елена Михайловна — Канд. филол. наук, доцент, Поволжский государственный технологический университет Йошкар-Ола, Россия

В настоящей статье приводится обзор способов воссоздания в переводе с английского языка на русский такого стилистического приема, как каламбур, который нередко используется авторами художественных произведений, «чтобы развлечь своих любознательных и остроумных читателей» [3, с. 50]. Его воспроизведение средствами другого языка — многогранный и кропотливый процесс, предполагающий не просто замену одних лингвистических понятий другими, но творческое их преобразование с учетом культурологических особенностей и задействованных выразительных приемов для наиболее точной передачи авторской задумки.

Творчество Риз Боуэн (псевдоним Дженет Квин-Харкин), обладательницы большого количества литературных наград и премий, романы которой регулярно публикуются в издательстве «Аркадия», попало в призму нашего исследовательского интереса неслучайно. Эту писательницу можно по праву назвать мастером каламбура, «любительницей поиграть с читателем в словесный пинг-понг». Как следствие, переложение ее книг на русский язык создает немалые трудности, так как каламбур относится к безэквивалентной лексике, вследствие чего переводчику приходится оперировать иным наборов образов и ассоциаций.

Методология исследования предполагает сплошную выборку каламбуров из художественных англоязычных произведений автора, а именно серии ретродетективов “Her Royal Spyness” («Шпионка ее Величества») и их переводов на русский язык с последующим описанием, а также компонентным, сравнительно-сопоставительным и контекстуальным анализом. Полюбившиеся за рубежом, эти книги нашли отклик и у российских читателей и были встречены многочисленными положительными отзывами, не в последнюю очередь благодаря захватывающему сюжету и типично английскому юмору. Риз Боуэн великолепно передает атмосферу Лондона первой половицы XX века, в котором происходят приключения главной героини — леди Джорджианы Глен-Гаррийской и Раннохской, 34-й претендентки в очереди престолонаследия.

Обратимся к теоретическим положениям, используемым нами в качестве базы исследования. В отечественных и зарубежных трудах по лингвистике приведено множество определений понятия «каламбур», с которыми, в зависимости от угла зрения, можно соглашаться или полемизировать. В своей работе мы понимаем под этим стилистическим приемом остроумное высказывание, в основе которого лежит слово, обладающее несколькими значениями, или слова, схожие по звучанию, но разные по смыслу, при этом намеренно создаются условия для как минимум двоякого их толкования.

В связи с возможностью двуплановой трактовки проблема перевода каламбуров была и остается одной из самых актуальных задач теории и практики перевода. Подавляющее большинство занимавшихся этим вопросом исследователей (Л. С. Бархударов, В. С. Виноградов, В. Н. Комисаров, А. В. Федоров) сходятся во мнении, что каламбур оригинального произведения следует передавать каламбуром и в языке перевода. Даже в случае если задуманную автором игру слов достаточно проблематично переложить на язык перевода, переводчику следует достичь эквивалентности, сохранив стилистические свойства единиц оригинала с незначительной потерей смыслового выражения контекста. Таким образом, перед переводчиком встает задача воссоздать заложенную функцию каламбура, привлекая все возможные языковые средства языка перевода. Соглашаясь с Э. В. Сатеевой и Я. В. Никифоровой, заметим, что «правильный выбор переводческих трансформаций способствует пониманию текста у читателя, сохранению комизма каламбуров и интенции автора художественного произведения» [6, с. 51].

Мы разделяем мнение Т. С. Олейник, утверждающей, что «успех перевода каламбура зависит от наличия устойчивого сочетания слов в языке перевода и от умения переводчика анализировать все стилистические и семантические особенности устойчивого словосочетания и употребление его преобразования. Главное — передать прагматику коммуникативного сообщения текста оригинала в его переводе» [5, с. 106]. В подавляющем большинстве случаев переводчику приходится создавать собственные варианты каламбуров, обладающие равной с оригиналом степенью эстетического и интеллектуального воздействия на читателя.

Различают следующие виды переводческих трансформаций, к которым может прибегнуть переводчик при переложении каламбура текста оригинала в каламбур в тексте перевода:

-       лексические (модуляция, транслитерация и транскрипция);

-       грамматические (синтаксическое уподобление, грамматические замены, опущение, членение или объединение предложения);

-       комплексные (экспликация, компенсация) [4].

Рассмотрим, какие трансформации применяются при переводе прозы Риз Боуэн. В теоретических исследованиях представлены разные классификации каламбуров, а их перевод удобно рассматривать в общих чертах на четырех уровнях: фонетическом, морфологическом, лексическом и фразеологическом.

Фонетический каламбур строится на схожести звучания слов. Например, в сцене допроса Джорджианы Риз Боуэн посредством оценочной функции каламбура дает характеристику персонажу — недалекому и ненавидящему аристократов инспектору полиции:

‘The morning room,’ he echoed. I wondered if he was playing with the word, or thought I had meant ‘mourning’ [7].

В английском языке слова morning и mourning являются омофонами, что может привести к забавной путанице в значениях, но в русском языке слова «утренний» и «скорбящий» не имеют схожего звучания, поэтому перед переводчиком Верой Полищук встала задача подобрать другую омофоничную пару, одно из слов в которой, к тому же несло бы в себе зловещий оттенок (по тексту: в утренней гостиной обнаружили труп), и она воспользовалась приемом компенсации, создав контекстный эквивалент переводимого каламбура. Что немаловажно, стилистический эффект текста оригинала был сохранен:

− Желтая гостиная… — повторил инспектор. То ли он потешался надо мной, то ли мне послышалось, но получилось у него не «желтая гостиная», а «жуткая гостиная» [1, с. 196].

Морфологический каламбур основывается на подмене части устойчивого выражения другим понятием.

‘But look at them — not a single grab and grope among the lot of them […] the others are not that way inclined — daisy boys, you know.’

‘You mean pansy boys,’ I said.

“Do I? Well, you know what I’m getting at, don’t you?’ [7].

Термин pansy boy означает мужчину нетрадиционной ориентации, а входящее в его состав pansy — фиалку трехцветная. Если заменить ее на близкое понятие daisy — «маргаритка», смысл первоначальной фразы теряется. Этим каламбуром автор дает меткую характеристику героине, его употребившей, — невыдающегося ума девушке, которой хочется зарекомендовать себя светской львицей. Для перевода на русский язык снова был применен прием компенсации:

− Но только погляди, какие шаферы подобрались, это же сплошная тоска, целоваться совершенно не с кем… одни мальчики-горлинки.

− Ты хочешь сказать, «мальчики-голубки»?

− Разве я не так сказала? [7, с. 92].

Лексические каламбуры , как правило, основываются на полисемии слов. В этом смысле Риз Боуэн интересно обыгрывает слово tart:

‘He likes sophisticated older women’.

‘He likes tarts,’ Her Majesty said coldly. She glanced up as the doors opened and an array of tea trays was carried in. ‘Ah, tarts,’ she repeated, just in case her comment should have reached the ears of the servants [7].

Данный каламбур построен на омонимах — одинаковых по написанию и звучанию, но имеющих разное значение единицах языка. В приведенном отрывке ее величество негодует на скандальное поведение своего старшего сына — будущего короля Англии — и, забывшись на миг, использует слово, недостойное монаршей особы. Тут же спохватившись, она делает вид, что ничего подобного не имела в виду, настаивая на ином, безобидном значении.

Только чистой случайностью можно было бы объяснить наличие одновременно и в русском, и в английском языках семантической связи между открытым пирожным с начинкой и женщиной легкого поведения. Подобные немотивированные параллели невозможно перенести в иную языковую среду, поэтому необходимо подобрать другие омонимии в языке перевода. В рассматриваемом нами примере переводчик блестяще справляется с задачей, обыграв ситуацию с помощью созвучности в минимальной паре шлюшки — плюшки:

− Дэвид предпочитает опытных женщин постарше.

− Шлюшки — вот кого он предпочитает, — холодно отрезала королева. Тут открылись двери, лакеи внесли подносы с чайными приборами и прочим. — О, вот и плюшки, — повторила королева на всякий случай, чтобы слуги решили, будто ослышались» [1, с. 37].

Фразеологические каламбуры создаются с помощью разрушения формы или содержания фразеологической единицы. Причем читатель воспринимает и исходный фразеологизм, и прямое значение слов. Так, Риз Боуэн обыгрывает фразу go swimmingly — «идти гладко, как по маслу» — в контексте падения главной героини за борт:

‘…you had a nasty accident yesterday. Fell off a boat and nearly drowned, so he says.’

‘Yes, things don’t seem to be going too swimmingly at the moment,’ I said [7].

Для перевода этого отрывка Вера Полищук применяет контекстный эквивалент фразеологического каламбура, направленный на сохранение «морской тематики»:

− Ты упала за борт в Темзу и чудом не утонула.

− Я и сейчас едва держусь на плаву [1, с. 265].

В анализируемых нами текстах несколько раз встречается ситуация, когда переводчикам не удалось подобрать в русском языке эквивалентов, адекватных оригинальному каламбуру автора, и тогда они прибегают к приему опущения. Чаще всего это наблюдается при передаче имен героев:

‘Middlesex’, she said.

‘I beg your pardon?’

‘That’s the name. Lady Middlesex. Your companion for the journey. Didn’t Her Majesty tell you?’ [8].

В данном примере посредством оценочной функции каламбура автор выражает свое отношение к персонажу: властной мужеподобной несгибаемой даме с твердыми убеждениями, которую заслуженно можно назвать «средним полом». В русском переводе ее «говорящая» фамилия не получила адекватного отражения, хотя бы посредством описания или сноски, поэтому не вполне понятно и удивление собеседницы этой дамы в ответ на представление:

− Леди Миддлсекс, — сказала она.

− Что, простите?

− Я ваша компаньонка. Неужели ее величество вас не предупредила? [2, с. 93].

Подводя итог вышесказанному, отметим, что одной из важнейших задач переводчика является всестороннее понимание мысли автора и способность подобрать такие приемы и трансформации, которые в полной мере выразили бы заложенную в оригинальном произведении юмористическую интенцию. В анализируемых нами художественных произведениях при переложении каламбуров с английского языка на русский в качестве переводческой трансформации преобладает компенсация, поскольку именно этот прием позволяет добиться наибольшей эквивалентности. В отдельных случаях, в частности при передаче «говорящих» имен собственных, переводчики прибегают к опущению, что влечет за собой потерю каламбура и, как следствие, комизма ситуации и эмоционального воздействия на читателя.

 

 

Библиографический список

1.    Боуэн Р. Дворцовый переполох. М.: Аркадия, 2019. 384 c.

2.    Боуэн Р. Королевская кровь. М.: Аркадия, 2020. 384 c.

3.    Вотинцева М. Л. К проблеме перевода омонимичного каламбура // Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского. Серия «Филология. Социальные коммуникации». Т. 25 (64). № 1. С. 50–54.

4.    Комиссаров В. Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). М.: Высшая школа. 1990. 253 с.

5.    Олейник Т. С. Трудности перевода стилистического средства «каламбур» в художественной литературе // Научни трудове на Русенски университет. 2013. Т. 52. Серия 6.3. С. 104–108.

6.    Сатеева Э. В., Никифорова Я. В. Способы передачи каламбуров с английского языка на русский язык (на материале романов Д. Адамса) // Вестник ТПГУ. 2017. № 3 (180). С. 51–54.

7.    Bowen R. Her Royal Spyness. Berkley, 2008. 336 p.

8.    Bowen R. Royal Blood. Berkley, 2011. 336 p.