+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

О некоторых общегеографических и лингвистических принципах перевода и комментирования географических названий в исторических источниках

О некоторых общегеографических и лингвистических принципах перевода и комментирования географических названий в исторических источниках

Харитонов Александр Михайлович — Научный сотрудник, Тихоокенский институт географии Дальневосточного отделения РАН, Владивосток, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Автор данной работы не является профессиональным переводчиком (он профессиональный географ) – взяться за неблагодарное дело исправления неточных переводов и переводоведение его вынудили некоторые типичные ошибки, допускаемые переводчиками при переводе и комментировании географических названий и терминов в исторической литературе.

Начинать новое дело пришлось, имея за плечами лишь самые общие представления о культуре перевода географических названий из курса «Картография», который автор читал студентам-географам педагогического института. Но, как оказалось, некоторым профессиональным переводчикам как раз этих-то географических знаний и не хватает.

Картографы сейчас используют пять способов передачи географических названий при переводе их с одного языка на другой:

1) местная официальная форма – написание названия на государственном языке страны, на территории которой находится объект, посредством принятого в ней алфавита; этот способ хорош для латинского алфавита, он сохраняет написание, но не учитывает произношение;

2) фонетическая (условно фонетическая) форма – воспроизведение близкого к действительному названия с использованием алфавита другого языка;

3) транслитерация – побуквенный переход от одного алфавита к другому без учета произношения;

4) традиционная форма – отличная от оригинала форма, применяемая традиционно;

5) переводная форма – перевод названия по смыслу (подробнее см.: [7, с. 98–101] и др.).

Следует также упомянуть о так называемой «народной этимологии» – переводе названия непрофессиональным переводчиком, который зачастую встречается в топонимике и характерен для некоторых исторических объектов, получивших перевод в те времена, когда и четких правил перевода еще не существовало.

Ведь только сейчас географические названия можно перевести с языка на язык, используя специально составленные словари, да и то до сих пор некоторые географические названия имеют по несколько равноценных вариантов перевода.

Пожалуй, первый самостоятельный перевод географического названия мы осуществили, когда попытались найти соответствия между скандинавскими и арабскими топонимами Древней Руси [8]. Арабская география опирается в описании этой Руси на некий «остров русов», аналогов которому в европейской географии переводчики-историки так и не нашли.

Мы же обратили внимание: если скандинавский топоним Хольмгард разложить на две части и перевести так, как принято в практике географического перевода для переводной формы, то скандинавское «хольм» будет обзначать «остров», а название Гарды считается принадлежащим Древней Руси в скандинавских сочинениях.

Таким образом, вместо Хольмгарда перед нами неожиданно предстал «остров Руси» восточной географии. Вероятно, историки не учли подобной возможности, так как считали, что остров руси должен располагаться где-то на Тамани, тогда как Хольмгард считается Великим Новгородом (здесь, согласно сагам, правил Ярослав, прозванный Мудрым).

После такого опыта перевода мы обратили внимание на другое название Руси в скандинавских сочинениях – Острогард. Неужели перед нами снова Остров Гарды, т. е. арабский «остров русов»? Но выпадение «в» желательно доказать. Мы нашли его при переводе этнонима «остготы». В литературе весьма редко, но все же упоминается их полный этноним – «остроготы». Если перед нами «остров готов», то принцип составления этнонима явно тот же, но с учетом последующей «народной этимологизации».

Иначе обстоит дело с «островом готов»: Готланд хорошо известен современной географии, но не знаком географии античности и раннего средневековья. Так далеко на север знания географии в это время не распространялись, и комментировать его нахождение в Балтийском море – грубейшая географическая ошибка, которую постоянно допускают современные переводчики, комментируя переводы скандинавских сочинений.

Античная география вообще считала земли холодного и жаркого климатических поясов Земли необитаемыми. Несколько позднее арабские путешественники все же поправили представления античности, указав на наличие значительного африканского населения в жарком поясе. Но и они считали земли севернее реки Дон «незаселенными землями севера» [2].

Между тем географии античности был хорошо известен другой «остров готов» – «остров гетов» (тирагетов), которых ряд авторов отождествляет с готами, в низовьях Днестра. Он затонул при повышении уровня мирового океана, и это заставило готов искать новые места обитания.

Таким образом, у германоязычных готов прослеживаются некоторые явно славянские черты в прежней структуре языка. Возможно, перед нами не распад общегерманского языка, пропагандируемый германской школой компаративистики (сравнительно-историческое языкознание), а формирование нового языка на базе языкового союза по типу современных пиджинов и креольских языков. Впрочем, в популярной литературе имеются мнения и о славянской основе языка готов, которые современная наука просто отбрасывает за ненадобностью.

Но вернемся к названию «Гарды». Известно ли оно арабской географии? Мы нашли его на карте Махмуда Кашгари [9]. Переводчик и комментатор географических названий с карты тюркского филолога в [1], вероятно, решил, что наличие славян и русов в другом климатическом поясе карты подобной возможности нас уже лишает, и ошибся. Впрочем, схожую ошибку допустили и другие переводчики и комментаторы, т. к. название «Гарды» у них явно встречается в форме Хордаб и т. п. в переводах других арабских сочинителей [см. 3].

При этом Гарды у арабов считаются наиболее могучей частью Руси. Еще одна часть арабской географии Древней Руси – Куява (Киев) – всеми историками признается за современную столицу Украины. С учетом того, что всего этих частей в арабской географии три, то одна из них – Арта (Арса) – и должна быть этим самым «Гарды», то есть… Ордой!

С третьей частью Руси (Славия) в восточных источниках повозиться пришлось дольше, пока наше внимание не обратили на наличие неких Склавиний (иногда как раз Славии) на Балканах. Это навело нас на мысль, что Славия – Дунайская Булгария, города которой одно из более поздних русских географических сочинений относит к Руси [6].

Таким образом, арабская география Руси относит ее исключительно к Причерноморью – все в строгом соответствии с географическими принципами раннего средневековья, когда земли севернее реки Дон считались «незаселенными землями севера», как и во времена античности.

Кроме того, как показал недавно химик (!) В. А. Курбатов [4], географические названия имеют тенденцию к передвижению по территории вслед за их носителями. По цепочке одинаковых топонимов порой можно восстановить историю заселения территории разными народами. Так что если вами найдено современное географическое название, идентичное его историческому предку в старинном документе, то это не значит, что вы нашли его на исторической карте.

Курьезы на эту тему бывают, когда переводчик и комментатор текста в монографии – разные люди. В одной достаточно серьезной монографии (не хотелось бы ее называть) нам встретилось упоминание взятого русами еще одного города рядом с захваченным в средние века Бердаа при походе на Кавказ (развалины Бердаа находятся примерно в центре современного Азербайджана).

Представьте себе наше удивление, когда комментатор исторического текста, не сомневаясь, отнес этот город у Бердаа к территории уже в центре Иранского Азербайджана, где сейчас действительно есть похожее название. Поневоле поверишь, что русские богатыри в Древней Руси летали на битву не иначе как на коврах-самолетах. Ведь эти города разделяет сегодня по прямой порядка полутысячи километров, что в условиях средних веков обозначало, что путь туда и обратно занял бы у путешественника месяца три-четыре. А сколько времени ушло бы на захват или осаду?

Кстати, только военный историк А. Б. Широкорад высказал мнение, что обращения кавказских князей к русским за военной помощью в Великий Новгород не имеют смысла. Ведь помощь была нужна немедленно, а путь на север по российскому бездорожью потянул бы тогда не менее чем на полгода – год, по нашему мнению.

Подобные ошибки возникают, когда переводчик-комментатор обнаруживает в историческом документе современные тюркоязычные сибирские и среднеазиатские топонимы и начинает строить комментарий, отталкиваясь от их сегодняшнего расположения на карте, забывая о времени создания документа.

Так поступил переводчик и комментатор карты Кашгари, забыв о том, что в XI веке (время создания карты) территория и Сибири, да и Средней Азии географии толком знакома не была. Ведь русские землепроходцы проникают в Сибирь только к концу XVI века, а Средняя Азия появляется на русских картах еще позднее. Так что подобные топонимы следовало искать в первую очередь на знакомых тогдашней географии землях Кавказа, а не лезть на территорию очередного «белого географического пятна».

Один из географических курьезов заслуживает повторного упоминания, ибо в нем при переводе с древнерусского на современный русский язык особую роль сыграла даже не одна буква, а ее регистр! Речь пойдет о некоем городе Римов, который неоднократно упоминается в русских летописях [5].

Мы обратили внимание на явно иностранный характер названия города. А не был ли город на самом деле городом «римовым», т. е. римским (византийским)? Ведь «византийский» – всего лишь удобная форма передачи географического материала, служащая для отличия от античной Римской империи, наследницей которой Византия себя объявила и ощущала. Тогда русский летописец вовсе не сочувствует соотечественникам, а скорее злорадствует по поводу падения чужого города под натиском кочевников (а вот мы – молодцы, мол, что отбились!).

Какие же общегеографические советы можно рекомендовать начинающему переводчику, который берется за нелегкое дело поиска местоположения встреченных в историческом тексте топонимов?

Прежде всего, четко ограничьте территорию, известную географии того времени. Для Античности и раннего Средневековья эта территория с севера ограничена линией от севера британских островов до устьев Рейна или Эльбы (Лабы), затем по Дунаю до Черного моря и его побережью в сторону Северного Кавказа до Каспийского моря. Фактически неизвестны географии земли Средней Азии, поэтому будьте осторожны и не пишите, что реки Окс и Яксарт – это современные Амударья и Сырдарья, как делают современные историки.

Помните, что историки вообще склонны подменять географические данные текста документа своими домыслами. Так, среди них уже общепринято вместо реки Итиль в документе писать современное «Волга», вместо Русской реки – «Дон», хотя с географической точки зрения это и не является верным. Но если историки все же заставляют вас это делать, хотя бы пишите «Итиль», а рядом в скобках ставьте «Волга» либо отметьте особо этот факт в примечаниях, чтобы было понятно, кто назвал Волгой данный топоним.

Не следует также считать, как обычно делают историки, что каждое географическое название является неповторимым и единственным и в истории, и в географии. Сопоставлять его с положением объекта-«тезки» на современной карте потому следует с особой осторожностью. Проверьте, не встречаются ли похожие названия где-нибудь еще, возможно они записаны другим алфавитом на соседних территориях, но легко читаются по методу В. А. Курбатова.

Надеюсь, что эти незамысловатые советы помогут вам избежать грубейших ошибок при переводе географических названий, особенно при комментировании их действительного положения на местности сегодня.

Библиографический список

1.         Атлас Тартарии. Евразия на старинных картах. Мифы. Образы. Пространства. Казань – М.: Феория, 2006. 480 с.

2.         Галкина Е. С. Тайны Русского каганата. М.: Вече, 2002. 430 с.

3.         Древняя Русь в свете зарубежных источников. Т. III. Восточные источники. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2009. 264 с.

4.         Курбатов В. А. Славянские континенты: пути расселения наших предков (V–XIX вв.). М.: Эксмо: Алгоритм, 2005. 382 с.

5.         Тихомиров М. Н. Древнерусские города. СПб.: Наука, 2008. 349 с.

6.         Тихомиров М. Н. Список русских городов дальних и ближних // Исторические записки. М., 1952. Т. 40. С. 214–259.

7.         Фокина Л. А. Картография с основами топографии. М.: ВЛАДОС, 2005. 335 с.

8.         Харитонов А. М. Где стоял летописный Киев? // География: проблемы науки и образования. LXII Герценовские чтения. Т. 2. СПб.: Астерион, 2009. С. 439–449.

9.         Харитонов А. М. Скандинавское название Руси на карте Махмуда Кашгари и в арабских географических источниках // IV Международная научно-практическая конференция «Природное и культурное наследие: междисциплинарные исследования, сохранение и развитие». СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2015. С. 452–456.