+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Перевод религиозной лексиси при составлении экскурсии по конфессиональным объектам

Перевод религиозной лексиси при составлении экскурсии по конфессиональным объектам

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Кругляк Елена Евгеньевна — Канд. филол. наук, доцент, Саратовский национальный исследовательский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского, Саратов, Россия

Интерес к религиозному туризму, особенно к внутреннему религиозному туризму, наблюдается в России на протяжении нескольких последних лет. Данный интерес проявляют не только российские, но и иностранные туристы. В связи с этим возникла необходимость подготовки гидов-переводчиков, работающих на территории конфессиональных сооружений или ведущих экскурсии, тематически связанные с религиозными сооружениями. Заметим, что именно в сфере туризма особое место занимают межкультурная коммуникация, иностранный язык как инструмент данного вида коммуникации и, конечно же, переводчик, выполняющий в межкультурной коммуникации роль посредника. В рамках экскурсионного дискурса гид-переводчик становится проводником, осуществляющим культурный трансфер. По определению многих исследователей, экскурсионный дискурс принято рассматривать как совокупность текстов с учетом экстралингвистических, социокультурных и других факторов [1, с. 199; 2, с. 92–96].

Целью экскурсионного дискурса является донесение до экскурсантов максимально понятного и предварительно подготовленного пласта знаний о конкретном отрезке истории, объекте, месте или событии. Экскурсионный дискурс включает определенные положения: рефлексирование знания, фиксацию некоего культурного феномена, ценности, передачу знаний последующим поколениям, а также «навязывание» оценки, интеграцию адресата в общество, социализацию индивидуума в данном национально-культурном коллективе, вписание его в окружающую культуру, подчинение и контроль картины мира этого индивида [3, с. 5].

В случае экскурсии по храму или храмовому комплексу либо обзорной экскурсии по конфессиональным объектам перед переводчиком стоит задача наиболее адекватного перевода религиозной лексики, в частности библеизмов, общерелигиозной, церковной лексики и т. д. Это лексика, относящаяся к храму (église, basilique, cathédrale), его архитектуре (coupole, tambour, tente, église au-dessus des portes) и внутреннему устройству (autel, choeur, nef, parvis), а также наименования предметов богослужения (bougie, bénitier), в том числе икон (Sainte Face, Console-moi dans mes tristesses), термины церковной иерархии (archevêque, evêque, prêtre), лексика, описывающая действия священнослужителей (bénir, canoniser, évangeliser), и т. д.

Как и при переводе любой другой экскурсии, перед переводчиком стоит выбор между устоявшимся или окказиональным эквивалентом, толкованием с предшествующей транскрипцией или транслитерацией. При подборе эквивалентов переводчик также должен иметь представление о том, к какому виду лексики принадлежит тот или иной термин, будь то общерелигиозная, общехристианская или частнохристианская лексика [5, с. 74].

Между тем существующие двуязычные словари зачастую не дают полных эквивалентов перевода данной лексики. Так, часто употребимое русское существительное храм, по мнению Е. М. Солнцева, не может быть переведено на французский существительным temple, поскольку во французском языке оно обозначает: 1) ветхозаветный Иерусалимский храм; 2) языческий храм; 3) протестантский храм. Более однозначным эквивалентом перевода вышеназванного существительного, по утверждению данного исследователя, является французское существительное église [4, с. 113].

Аналогичная ситуация возникает и с русским существительным собор, которое имеет во французском языке несколько вариантов перевода. Например, если речь идет о культовом сооружении или собрании богослужителей, тогда в качестве языкового эквивалента используется слово cathédrale (1. lieu de culte; 2. réunion écclésiastique). Вместе с тем, если речь идет о соборе святых как о праздновании, в этом случае употребляется существительное syntaxe (nom des différentes fêtes célébrées en l’honneur d’un ou des saints), например в названии иконы «Собор саратовских святых» – Syntaxe des saints de Saratov (окказиональный эквивалент). Говоря о переводном эквиваленте cathédrale как о главном культовом сооружении епархии, необходимо учесть, что в России собором может называться как самый крупный или главный храм, так и самая значимая церковь епархии, пусть и небольшая [4, с. 114], как, например, старейший Троицкий собор (cathédrale de la Sainte Trinité) в Саратове.

Помимо учета конфессионального контекста, а также умения подбирать переводной эквивалент в зависимости от содержания понятия, гида-переводчика должны отличать обширные знания в области храмовой архитектуры и владение соответствующей терминологией на языке перевода. В зависимости от архитектурного стиля наименование такой важной составляющей храма, как глава (главка), также может быть различным. Например: heaume – глава шлемообразной формы, символизирующей духовную борьбу, bulbe – луковка, ассоциирующаяся с пламенем свечи, forme alambiquée – купол витой формы и, как правило, яркой окраски, отсылает рецепиентов к красоте небесного Иерусалима и т. д. Имеет значение и количество глав храма. Было бы также интересным при описании храмовой архитектуры остановить внимание экскурсантов на общерелигиозной символике, дав при этом пояснение в каждом конкретном случае. Например, église à un coupole – одноглавый храм, символизирующий собой единство Бога (le Christe, chef de l’église), église à trois coupoles – трехглавый храм, символизирующий Пресвятую Троицу (les trois hypostases (Père, Fills, Esprit)), église à cinq coupoles – пятиглавый храм, символизирующий Христа и четырех евангелистов (le Christe et les 4 évangélistes), église à sept coupoles – семиглавый храм, символизирующий семь Таинств церкви (7 sacrements), и т. д.

В зависимости от вида росписи храма в переводе можно как употребить общий термин décoration murale или peinture, так и конкретизировать вид росписи – fresques, mosaïques.

Русский термин погост может иметь следующие значения: 1. уст. место остановки князя и его дружины во время сбора урока и соответственно торговый центр, где встречались богатые купцы (centre commercial où se réunissaient les riches marchands), 2. приходский участок (включая церковь, кладбище и жилье священников (enclos paroissial (ensemble comprenant l’église, le cimetière et les logements du clergé, 3. кладбище (cimetière) [6, с. 94]. Поэтому также в зависимости от его расположения необходимо подобрать соответствующий переводной эквивалент.

Добавим к этому и перевод такого термина, как освящение, который в зависимости от предмета, подлежащего этому святому действу, может быть переведен либо как bénédiction (du pain, des eaux), либо как consécration (d’une église, de l’autel, d’une nouvelle maison).

При переводе безэквивалентной частнохристианской лексики невозможно избежать транслитерации и, соответственно, толкования. Так, например, закомараzakomar (fronton circulaire d’une voûte), русское (нарышкинское) бароккоbaroque Narychkine (style russe baroque « en rouge et blanc »), кокошники – kokoshniki (successions d'arcs en encorbellement), Гостиный двор – Gostiny Dvor (le marché).

В заключение отметим, что для работы гиду-переводчику не достаточно двуязычных словарей. Необходимо тщательное сопоставление понятий, их содержания и объема, а также учет конфессионального контекста и речевой нормы.

Библиографический список

1.         Бахвалова Л. Е. Сравнительный анализ экскурсионной речи в режиме «автор – адресат» // Ярославский педагогический вестник. 2011. № 2. Т. 1. С. 199–204.

2.         Демидова Т. В. Фактор адресата как компонент дискурсивной деятельности при порождении экскурсионного текста // Проблемы языковой картины мира на современном этапе. Н. Новгород: Изд-во НГПУ, 2006. Вып. 5. С. 92–96.

3.         Лиханов Л. И. Экскурсионный дискурс: к модели описания // Вестник Томского государственного университета. 2016. № 404. С. 5–14.

4.         Солнцев Е. М. Религиозная терминология: к вопросу о качестве словарных соответствий (на материале русского и французского языков) // Вестник МГЛУ. 2015. № 5 (716). С. 112–116.

5.         Якимов П. А. О сущности понятия «религиозная лексика» в современной лингвистике // Вестник ОГУ. 2011. № 11 (130). С. 74–76.

6.         Roty M. Dictionnaire russe-francais des termes en usage dans l’Eglise russe. Paris: Institut d’etudes slaves, 1992. 189 p.