+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Особенности перевода названий растений (на материале немецкого языка)

Особенности перевода названий растений (на материале немецкого языка)

Швецова Юлия Васильевна — Магистрант, Елецкий государственный университет им. И. А. Бунина, Елец, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Растительный мир, окружающий человека, разнообразен и многогранен. Роль и значение растений издавна представляли постоянный интерес как в бытовом, так и в научном плане.

Названия растений бывают специальные, международные – принятые учеными-ботаниками разных стран в соответствии с общепринятой ботанической номенклатурной. Латинский язык является универсальным для всего научного сообщества, им удобно пользоваться, так как это мертвый язык: он не меняется со временем, у него не существует диалектов. Любой сможет понять, о каком растении идет речь, если ему знакомо латинское название растения. Бывают названия общеупотребимые, или простонародные – этими словами растения называют в быту люди, проживающие в той или иной местности. У одного и того же растения, растущего в разных уголках земного шара, может быть множество простонародных названий.

Примером тому служит занимательный случай, рассказанный студентам на лекции советским ученым С. С. Станковым. Речь шла об экспедиции двадцатых годов по реке Ветлуга. Уставшие после трудного перехода ботаники вечером набрели на избушку лесника. После отдыха они принялись за разборку растений, найденных днем. Лесник с интересом наблюдал за гостями, время от времени называя те виды, которые были ему известны. Очередь дошла до красивого и редкого растения, прозванного венериным башмачком, – изящной лесной орхидеи, чей цветок с крупной желтой губой и более мелкими удлиненными пурпурно-бурыми боковыми лепестками действительно напоминает женскую туфельку. Ученые называют его Cypripedium calceolus, дважды подчеркивая подобное сходство: родовое Cypripedium происходит от греческого cypripedilum – «башмачок Киприды (Венеры)», а латинское calceolus означает тоже «маленький башмак». «Эта трава мне знакома, – уверенно сказал хозяин. – Мы зовем ее драповой галошей». Сама «галоша» не удивила ботаников. Все-таки между башмачком, пусть маленьким, и галошей сходство, как ни говорите, есть. А вот почему «драпова»? «Драпова – значит, очень хорошая, добротная», – объяснил лесник. Дело в том, что в те времена качественным и практичным считалось пальто из драпа. Драп потерял свое первоначальное значение ткани, материала и превратился в некую меру качества. Кроме того, это растение имеет еще народные варианты: марьин башмачок и кукушкины сапожки [1].

Номинации растительного мира часто вызывают трудности при переводе с одного языка на другой. Важным аспектом при переводе растений является отнесение их к реалиям. «Реалии – это слова (и словосочетания), называющие объекты, характерные для жизни (быта, культуры, социального и исторического развития) одного народа и чуждые другому; будучи носителями национального и/или исторического колорита, они, как правило, не имеют точных соответствий (эквивалентов) в других языках, а, следовательно, не поддаются переводу “на общих основаниях”, требуя особого подхода» [2, с. 47]. Многие исследователи также пользуются вместо него понятиями «безэквивалентная лексика» и «лакуны». Объекты и явления, включаемые в число реалий (безэквивалентной лексики), так или иначе переводимы на другие языки. Конечно, такие лексические единицы переводить сложно, но для них все же находятся соответствия в языке перевода [3, с. 61–63]. Они могут основываться на разных принципах: фонетическом, морфемном, смысловом или любом другом – однако перевод реалий является неотъемлемой частью работы переводчика.

Для того чтобы выполнить адекватный перевод, переводчик обязан обладать фоновыми знаниями и иметь довольно развитую интуицию. Трудностью при переводе реалий является отсутствие в языке перевода какого-либо понятия, которое имеется в исходном языке. В таком случае на помощь переводчику приходят фоновые знания

Для перевода реалий не существует одного универсального способа. В транслатологии (или переводоведении) существуют различные способы передачи реалий.

1. Транскрипция и транслитерация. Транслитерация – передача звучания иноязычного слова буквами русского языка (передача графической формы). Транскрипция – передача звуковой формы. Эти приемы применяются при передаче иноязычных имен собственных, географических названий, названий газет, журналов.

2. Калькирование – один из приемов перевода, состоящий в том, что слова и выражения одного языка переводятся на другой язык путем точного воспроизведения средствами исходного языка их морфемной или словесной структуры.

3. Уподобление – поиск ближайшего по значению соответствия в языке, на который производится перевод, для лексической единицы имеющегося языка, не имеющей эквивалента.

4. Трансформационный перевод – перестройка синтаксической структуры предложения.

5. Описательный перевод – раскрытие значения лексических единиц при помощи развернутого словосочетания.

Следует отметить, что к передаче каждой реалии нужно подходить индивидуально, так как в зависимости от контекста она может проявлять те или иные признаки, которые нужно учитывать при выборе переводческой стратегии.

Например, научное название растения водосбор – аквилегия. Происхождение народного «имени» пытаются объяснить тем, что растение якобы удерживает воду в цветках или на листьях. До середины XVIII века в большинстве стран, в том числе и в России, это растение называли либо голубками, либо орликами. Название «водосбор» родилось в середине XVIII века вместе с появлением научной номенклатуры – «официальных» названий растений. У немцев цветок носит название, производное от латинского слова Аkelei. Латинское название тоже «птичье»: аquila – «орел» (лат.), соответственно, Aquilegia – тот же русский «орлик».

Очень интересна с точки зрения переводоведения книга поэта и переводчика Д. П. Ознобшина «Селам, или Язык цветов», популярная в XVIII–XIX вв. Несмотря на арабский колорит, в основе книги лежит немецкое произведение «Язык цветов». Материал ознобишинского «Селама» неоднороден. Статьи его посвящены 392 растениям, причем около трети переведено с немецкого достаточно точно. Таковы, например, словарные статьи, посвященные базилику: Basilicum. Nur durch Annäherung lernst Du mich kennen – «Базилик. Только вблизи ты узнать меня можешь»; ежевике: Brombeere. Zürne nicht langer – «Ежевика. Перестань сердиться»; лилии огнецветной (луковиценосной): Feuerlilie. So wie die Farben glühen, so glühet mein Herz in unendlicher Liebe fiir Dich – «Лилия огнецветная. Как горят краски сии, так пылает к тебе любовью мое сердце». Дефиниция плюща дана с большой точностью: Epheu. Ewig halte ich fest was ich einmal erkohren; nicht die Strenge des Nordens, noch des Südens versengende Strahlen ziehen mich von der Erwählten ab – «Плющ. Навсегда и крепко привязан я к тому, что избрал однажды, ни суровость Севера, ни палящие лучи Юга не отвлекут меня от избранной мною».

Приведем примеры перевода известных и полезных растений, многие из которых являются лекарственными.

Толокнянка обыкновенная – трава, применяемая как дезинфицирующее средство при воспалительных заболеваниях; латинское название – uva-ursi – «медвежья ягода». Буквально совпадает с русским переводом немецкий перевод – die Bärentraube.

Латинская терминология является интернациональной благодаря общекультурному наследию и воздействию латинского языка на языки Европы, в том числе на немецкий язык. С другой стороны, не выходят из употребления народные названия растений. В связи с этим в словарях практикуется подача латинского ботанического термина наряду с народным названием растения.

Крапива – многолетнее травянистое растение семейства крапивных (Urticaceae). Родовое название растения встречается у многих римских авторов и образовано от латинского глагола urere – «жечь», указывающего на общеизвестное свойство крапивы оставлять микроожоги на кожном покрове. Представленная характеристика растения нашла отражение не только в русских народных названиях растения (жалива, жалюга, жегало), но и в немецком – die Brennessel (нем. brennen – «гореть», die Nessel – «крапива»).

Фиалка трехцветная, анютины глазки, иван-да-марья – растение семейства фиалковых (Violaceae). Латинское название Viola tricolor переводится буквально как «фиолетовая трехцветная», ср. немецкие названия das Dreifarbige Veilchen (нем. drei – «три», farbig – «цветной», das Veilchen – «фиалка») и die Dreifaltigkeitsblume (нем. drei – «три» faltig – «складчатый», die Blume – «цветок»). Следует отметить, что в христианском мире трехцветная фиалка носит название цветок Святой Троицы, так как каждая сторона треугольника считается одним из лиц Святой Троицы со Всевидящим оком в центре. Этому наименованию соответствует немецкое название die Dreifaltigkeitsblume. Термин die Dreifaltigkeit в Большом толковом словаре немецкого языка трактуется в соответствии с христианским учением следующим образом: die Einheit von Gott Vater, Gott Sohn (Christus) und dem Heiligen Geist, die zusammen Gott sind (нем. Trinitaet – «триединство»).

Череда – однолетнее травянистое растение семейства сложноцветных (Compositae). Латинское название Bidens и немецкое der Zweizahn растение получило по строению плода – продолговатой, сплюснутой семянке, имеющей два зубчика: лат. bis – «два», dens – «зуб»; нем. zwei – «два», der Zahn – «зуб».

Зверобой носит фольклорное название «мужичья кровь», так как его пьют при заболеваниях, вызванных поднятием тяжестей. Для обозначения зверобоя в немецком языке на основе калькирования образован термин Mannblut (нем. der Mann – «муж, мужчина», das Blut – «кровь») – букв. «мужская кровь» [4, c. 64]. Ср. тж.: нем. Mannskraft – букв. «мужская сила».

Листья медуницы применяют при заболеваниях органов верхних дыхательных путей, легких, в том числе при туберкулезе. На указанном свойстве растения основаны латинское родовое название Pulmonaria (лат. pulmo – анат. «легкое»); русское – легочница, легочная трава, легочный корень; немецкое – Lungenkraut, Lungentee (нем. die Lunge – анат. «легкое»).

В заключение следует отметить, что такое явление, как реалия, до сих пор представляет сложность в теории и практике перевода, но с другой стороны, тем самым оно привлекает огромный интерес лингвистов и переводчиков. Тема эта является актуальной в любое время, так как связана с историей общества, с техническим прогрессом, с развитием межкультурной коммуникации. Можно предположить, что интерес к переводу реалий будет только расти.

Библиографический список

1.         Бугаев И. В. Научные и народные названия растений и грибов: Монография. Томск: ТМЛ-Пресс, 2010.

2.         Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. М.: Высшая школа, 1986.

3.         Карасева Е. В. Преодоление интерференции и установление лексической эквивалентности при переводе (на материале немецкой и русской лексики // Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода: Международный сборник научных статей. Выпуск 4. Н. Новгород: Бюро переводов «Альба», 2014. С. 60–67.