+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Использование терминологической лексики в печатных СМИ как одно из языковых средств влияния на аудиторию

Использование терминологической лексики в печатных СМИ как одно из языковых средств влияния на аудиторию

Сердюкова Дарья Игоревна — Магистрант, Российский государственный социальный университет, Москва, Россия

Рост популярности и авторитетности средств массовой информации в вопросе формирования общественного мнения заставил ученых разных сфер научного знания обратиться к изучению вопроса языкового влияния на аудиторию. Лингвисты в наше время весьма заинтересованы в исследовании языковых средств влияния, так как в наше время СМИ играют важную роль в управлении сознанием масс. Это благоприятное и обширное поле для исследования привлекает не только лингвистов, но и психологов, социологов, нейрологов и других исследователей, так как рассмотрение проблемы манипуляций требует особого подхода. Перспективу для решения данной проблемы открывает изучение работы мозга, обработки в нем языковых сигналов. В проблематике использования терминологической лексики в качестве языкового средства воздействия центральным становится вопрос о том, каким образом работает мозг человека и почему языковые манипуляции оказывают на него воздействие, а также выявление алгоритма управления языковыми знаками для достижения желаемого эффекта манипуляции.

Суть воздействия на человека языковых средств заключена в восприятии мозгом информации извне, а именно в ее обработке и усвоении. Чертой сознания человека, отличающего его от сознания животного, является способность к рефлексии [5], которая не только стала толчком к эволюции для всего вида, но и до сих пор служит для обращения личности к своему сознанию, а также продуктам его активности. Таким образом, человек представляется тем, кто способен к эмпатии, то есть к сопереживанию. Весьма полезными для нас оказались результаты исследования зеркальных нейронов Д. Рецциолатти. За способность человеческого вида к эмпатии отвечает само строение мозга: зеркальные нейроны, которые были обнаружены Рецциолатти сначала у обезьян, а затем и у людей, позволяют человеку перенимать на себя, «зеркалить» слова и действия другого человека [4]. Эти нейроны отвечают за накопление человеком опознавательных сигналов эмоций (улыбка — радость, слезы — огорчение) и дальнейшее сопоставление их с опытом чувственных переживаний. Надо отметить, что способности зеркальных нейронов напрямую связаны с языковыми способностями человека. Данный тип нейронов располагается в поле 44 коры головного мозга, которая соседствует с зоной Брока, ответственной за синтез речи. Из этого можно сделать вывод, что синтез речи сопряжен с умением человека не только чувствовать и понимать себе подобных, но и контактировать с ними при помощи распознаваемых знаков. Среди них можно выделить и язык как систему знаков.

В то время как работа зеркальных нейронов произвольна, то есть индивид не имеет над ними контроля, принцип воздействия на них можно вычислить, а значит, можно разработать определенные механизмы воздействия на человеческое сознание. Именно по этому принципу работают языковые средства воздействия, отвечающие за регулятивную функцию языка, то есть они регулируют процессы формирования мнений и суждений в человеческом сознании, а значит, влияют на его социальное поведение, а порой и формируют его. Как правило, для реализации методов языкового воздействия используются концепты, заложенные в языке спецификой его структуры, а также культурные коды. В связи с этим в каждой отдельно взятой языковой системе то или иное языковое средство может быть представлено по-разному. В современной психолингвистике существует множество языковых средств, каждое из которых нацелено на формирование той или иной эмоции и подталкивает индивида к той или иной точке зрения.

Одним из таких методов языкового воздействия служит использование терминологической лексики. Для начала следует понять, что подразумевается под этим понятием. М. И. Фомина предлагает следующее определение: «слова или словосочетания, используемые для логически точного определения специальных понятий, установления содержания понятий, их отличительных признаков» [6, с. 178]. Таким образом, терминологическая лексика представляет собой совокупность терминов из разных областей научного знания. На данный момент специалистами выведено множество определений «термина». Однако логично будет взять одно из универсальных определений, представленное «Лингвистическим энциклопедическим словарем», в котором утверждается, что термин — это «слово или словосочетание, обозначающее понятие специальной области или деятельности» [2, с. 508]. В связи с этим становится ясно, что термин представляет собой знак, который является означающим вполне конкретного означаемого, существующего в рамках узкой деятельности или специальной области. Заключенный в термине смысл воспринимается человеком как особое, новое знание, требующее фиксации в сознании. Собственные наблюдения в данной области показали, что основным принципом воздействия терминологической лексики на языковое сознание индивида является то, что оно воспринимается им как ценная информация, имеющая особую важность. Читатель начинает воспринимать представленный ему материал как написанный специалистом, который обладает знанием, относящимся к специальной области и не доступным для читателя в силу его неосведомленности. Это заставляет индивида почувствовать свою принадлежность к особой группе, обладателем тайного знания, то есть особенным. Таким образом, использование терминов и грамотное оперирование ими позволяет вызывать у читателя доверие к излагаемой информации и помогает ощутить чувство собственной важности, просвещенности, что, в свою очередь, повышает, к примеру, уровень продаж, рейтинг читаемости и авторитетность издания.

Здесь уместно обратить внимание на тот факт, что эффект использования терминологической лексики одинаков вне зависимости от того, из какой области знания были использованы термины. Влияние данного психолингвистического механизма зависит от особенностей его использования в контексте информационного сообщения. Забавным доказательством этого факта может служить недавний эксперимент американского блогера, который издал статью о форме жизни из вселенной «Звездных войн» и опубликовал ее в трех научных журналах. Известный колумнист журнала Discovery под псевдонимом Neuroskeptic написал статью о мидихлорианах (особых частицах в крови джедая, которые дают ему силы), использовав в качестве основы статью о митохондриях с портала «Википедия» и добавив цитаты из фильма [7]. Из девяти специализирующихся на естественных науках журналов, которым блогер предложил данную статью, три согласились на публикацию, полностью подорвав свой авторитет. В результате изучения данного эксперимента нами был сделан вывод о том, что использование терминологической лексики из разных областей научного знания может оказать сильнейшее языковое воздействие.

Короткие новостные заметки часто используют терминологическую лексику, чтобы точно передать информацию, а также оказать воздействие на читателя и сформировать у него определенное мнение. Особенно четко это прослеживается в новостных заметках, посвященных искусству, или рецензиях на фильмы или театральные постановки. Авторы часто прибегают к терминологии, описывая характеры героев («инженю», «субретка»), балетные прыжки («антраша», «жете антрелясе)» или повороты сюжета («клиффхэнгер»). Следует отметить, что термины, относящие к той или иной области искусства, также являются популярными у авторов экономических и политических статей и используются ими для придания текстам сатирического оттенка. Их часто используют для того, чтобы показать театральность, а порой и абсурдность описываемых событий. Например, «кордебалет» (коллектив танцовщиков, исполняющих групповые, массовые танцы или сцены) используется для описания подконтрольной власти группы людей, которая не имеет права распоряжаться собственными действиями. «Реверанс» (жест приветствия или благодарности танцовщика по отношению к аудитории) используется в контексте преклонения перед кем-либо для достижения своих интересов.

Необходимо подчеркнуть, что одним из самых красочных и эффектных способов использования терминологической лексики в качестве психолингвистического механизма следует считать терминологическую метафору. По мнению О. И. Глазуновой, метафора — это «уподобление одного явления другому на основе семантической близости состояний, свойств, действий, характеризующих эти явления, в результате которого слова (словосочетания, предложения), предназначенные для обозначения одних объектов (ситуаций) действительности, употребляются для наименования других объектов (ситуаций) на основании условного тождества приписываемых им предикативных признаков» [1, с. 177–178]. Из этого определения можно понять, что принцип терминологической метафоры строится на ассоциативной связи термина со словами общей лексики или другими терминами. Второе название метафоры, а именно перенос, более полно раскрывает значение этого способа языкового воздействия, то есть показывает, что в случае использования терминологической метафоры смысл термина переносится на другое слово, схожее с ним по определенному ряду ассоциативных признаков. К числу терминологических метафор можно отнести такой распространенный термин, как price war («ценовая война»), который означает ожесточенную конкуренцию цен. В данном случае жесткое соперничество сравнивается с военными действиями, что показывает регламентированный, но жестокий порядок конкуренции.

Не являются исключением случаи, когда журналисты вносят вклад в развитие терминологии той или иной области знания. Обзор периодических изданий в рамках нашего исследования показал, что в погоне за четким и ярким описанием объекта или явления авторам новостных сообщений приходится проявлять фантазию, что часто может обернуться прорывом для науки или искусства, в том числе и в исследовании средств языкового воздействия. Так, журналисты становятся авторами новых терминов, которые потом прочно входят в оборот в той или иной области научного знания. В 1990-х гг. политическая обстановка в России поспособствовала появлению в правовой публицистике термина «война законов». «Война законов» означала процедуру принятия в России ряда законов, которые противоречили общесоюзному законодательству. Позже данный термин использовался в контексте противоречия принимаемого закона другому, уже действовавшему закону. Как можно заметить, в термине «война законов» также можно увидеть метафору.

Другим примером выступает термин beatniks, или beat generation («битники»), который дал название целому поколению и был придуман Гербом Кэином для San Francisco Chronicles в 1958 г. [8]. Слово «битник» было призвано описать пласт праздных молодых людей, отвергавших принципы «американской мечты» и характеризовавшихся ассоциативным поведением. Этимология слова beatnik представляется весьма интересной, так как отражает суть психолингвистического воздействия. Корнем для термина послужил английский глагол beat («бить, крушить»), что указывает на отрицательную коннотацию слова: молодежь, причисленная к классу битников, крушила, разбивала устои американского общества, была разбитной. Однако стоит обратить внимание на нетипичный для английского языка суффикс -nik. Согласно статье Дж. Хэмлин для San Francisco Chronicles, Кэин присоединил к слову beat такой необычный суффикс, вдохновившись запуском СССР в космос первого спутника (sputnik). Кэин на волне всеобщей космической истерии, которой заболело все мировое сообщество, дал имя целому поколению, сыграв на созвучии с популярным тогда новым словом. Задумка журналистка оказалась настолько удачной, что позже битниками стали называть группу американских писателей и поэтов, творивших с конца 1940-х до начала 1960-х гг., — термин стал не только социальным, но и литературным.

Еще одним изобретением журналистов является экономический термин robo-advice, или робоконсультирование [3; 9]. Границы термина сложно очертить, так как он включает широкий спектр направлений, но для общего понимания следует отметить, что робоконсультирование подразумевает под собой замену консультаций по ряду экономических вопросов на онлайн-руководства к управлению своими финансами. Эта технология позволяет людям со стесненными доходами планировать свой бюджет, не прибегая к дорогостоящим услугам финансовых консультантов. Термин возник совершенно неожиданно в 2016 г. в «Обзоре рынка финансовых консультаций» (Financial Advice Market Review FAMR) от Инспекции по контролю за деятельностью финансовых консультаций (Financial Conduct Authority FCA). Для того чтобы воспользоваться робоконсультантом, нужно заполнить онлайн-форму расходов и доходов, и программа выдаст в соответствии с введенными данными подходящие варианты для инвестирования. Если рассматривать слово robo-advice с точки зрения лингвистической науки, то нужно отметить, что это слово состоит из двух корней и представляет собой «совет, данный роботом». На русский язык данный термин был переведен при помощи слова «консультирование», что в полной мере отражает суть работы программы. Фактически программа не просто дает совет по вложениям, а именно консультирует человека с учетом всех исходных данных, касающихся его финансового положения. Также особенность перевода данного термина связана с переводом другого экономического термина, а именно financial consulting, что является синонимом financial advice или financial advisor. Следует также отметить, что на русский язык термин robo-advicer переводится как «автоматизированное консультирование», что также более четко отражает суть работы программы: автоматизированная система проводит консультирование по финансовым вопросам.

Проведенный нами анализ позволяет сделать вывод, что терминологическая лексика является действенным психолингвистическим механизмом, при помощи которого СМИ оказывают влияние на общество. Средства массовой информации не только оперируют терминами из разных областей научного знания, чтобы достичь комического, трагического или иного эффекта, но и создают новые термины, которые прочно входят как в науку, так и в сознание людей. При помощи терминов журналисты формируют настроения и мнения людей, подкрепляя свой авторитет и повышая уровень читаемости, а также помогают избежать массовых истерии и паники.

В данном случае переводчик должен обладать компетенцией одновременного вычленения термина как психолингвистического механизма в информационном сообщении, определения его роли в нем, а также осуществления эквивалентного перевода. В связи с этим возникает вопрос об основных закономерностях использования терминологии с целью манипулятивного воздействия, а также анализа особенностей влияния данного психолингвистического механизма на аудиторию и принципов его работы.

Таким образом, ретроспективный анализ исследований, посвященных разработке проблемы языковых средств воздействия, позволяет сделать вывод, что использование терминологической лексики в качестве психолингвистического механизма является особенно сложным для исследования. Так как психолингвистика находится на стыке психологии и лингвистики, переводчикам для полного понимания силы данного феномена следует быть одинаково осведомленным как в языкознании, так и в психологии. Переводчик должен четко понимать принцип работы человеческой психики, а также знать закономерности работы мозга, чтобы правильно интерпретировать те или иные психолингвистические механизмы. В случае использования терминологической лексики это представляется весьма сложной задачей, которая требует от переводчика не только высокого уровня знания языка и умения оперировать лексемами, но и понимания человеческой натуры.

Библиографический список

1.         Глазунова О. И. Логика метафорических преобразований. СПб: СПбГУ, 2000. 190 с.

2.         Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н. Ярцева. М.: Советская энциклопедия, 1990. 688 с.

3.         Лункин Б. Самая крутая новая «фишка» в инфотехнологиях сегодня — робоконсультирование, кратко об этом. URL: https://habr.com/ru/post/299550/.

4.         Риццолатти Д., Синигалья К. Зеркала в мозге: о механизмах совместного действия и сопереживания. М.: Языки славянских культур, 2012. 208 с.

5.         Тейяр де Шарден П. Феномен человека. Вселенская месса: Сб. / Пер. Н. А. Садовского, М. Чавчавадзе. М.: Айрис-Пресс, 2002. 352 с.

6.         Фомина М. И. Современный русский язык. Лексикология / Изд. 2-е, испр. и доп. М., 1983.

7.         George L. M., Kin A. Mitochondria: Structure, Function and Clinical Relevance // Austin Journal of Pharmacology and Therapeutics. 2017. Vol. 5. Is. 2. P. 1–3.

8.         Hamlin J. How Herb Caen Named a Generation. URL: https://www.sfgate.com/entertainment/article/HOW-HERB-CAEN-NAMED-A-GENERATION-3018725.php.

9.         Williams-Grut O. The hottest new buzzword in tech is robo-advice — here's what it's all about. URL: https://www.businessinsider.com/what-are-robo-advisors-robo-advice-2016-3?r=UK.

НАШИ УСЛУГИ

Устный перевод

Мы предлагаем последовательный и синхронный перевод, дистанционный перевод телефонных переговоров, аренду оборудования для синхронного перевода.

письменный перевод

За 10 лет работы нам доводилось успешно переводить тексты различной сложности: чертежи, научные статьи, патенты, веб-сайты, игры, программное обеспечение.

аудиовизуальный перевод

Мы предлагаем все виды аудиовизуального перевода: для закадрового озвучивание, для субтитрирования, для полного дублирования («липсинг»).

верстка

Верстка перевода и его подготовка к печати выполняются в специальном ПО (Adobe InDesign, AutoCAD) с точным повторением всех особенностей оригинального текста.

удостоверение перевода

Перевод может быть удостоверен как печатью бюро переводов, так и нотариально.

сопутствующие юридические услуги

В штате бюро работают высококвалифицированные юристы, готовые помочь найти выход из самых сложных ситуаций.

НАШИ ПРЕИМУЩЕСТВА

Более 10 лет опыта

Количество переведенных нами страниц приближается к миллиону. Нам приходилось решать лингвистические задачи разной сложности, часто в условиях жесткого дефицита времени.

Входим в ТОП-40 крупнейших бюро переводов

Рейтинг составлен сайтом https://translationrating.ru по данным за 2015 год.

Гибкие условия сотрудничества

Отношения с клиентами строятся на индивидуальном подходе, стремлении выяснить и максимально полно удовлетворить потребности клиентов.

Качество и конфиденциальность соответствуют ISO 17100

Мы понимаем, что качество и репутация являются нашими главными конкурентными преимуществами.

Активная инновационная деятельность

Мы разрабатываем программное обеспечение, участвуем в проектах профессиональных организаций, поддерживаем правотворческие инициативы.

08/02/2019

Бюро переводов «Альба» стало спонсором второй Зимней школы Союза переводчиков России

02/08/2018

C 15 по 19 июля 2018 года в Алуште прошла XI Летняя школа перевода Союза переводчиков России

04/11/2017

31 октября 2017 года в Санкт-Петербурге состоялся семинар «Работа переводчика в судах и полиции»