+7 (831) 262-10-70

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

+7 (495) 545-46-62

МОСКВА, УЛ. НАМЁТКИНА, Д. 8, СТР. 1, ОФИС 213 (ОБЕД С 13:00 до 14:00)

ПН–ПТ 09:00–18:00

Антропоцентрические пословицы: аксиологическая оппозиция

Холматова Шахида Тафиковна — Преподаватель, Ташкентский государственный технический университет, Ташкент, Узбекистан

Аксиологические категории хорошо и плохо, лежащие в основе антропоцентрических пословиц исследуемых единиц, предопределяют характер их назидательности сквозь призму одобрения или порицания оцениваемого. Оценочные категории хорошо и плохо, образуя меж собой оппозицию, служат основанием для деления всех антропоцентрических пословиц на биполярные группы по признаку положительности/отрицательности.

Положительной или отрицательной оценке в антропоцентрических пословицах узбекского и русского языков подвергаются обладающие наибольшей ценностной значимостью характеристики человека и сферы его жизнедеятельности. Примечательно, что «процесс оценивания человеком себя, своих поступков, окружающего мира является неотъемлемым элементом человеческого существования, формирования национальной языковой картины мира. Оценка не только зеркально отражает специфику мышления и миромоделирования носителей определенного языка и культуры, но и демонстрирует универсальность видения мира и себя в этом мире» [5, с. 202 ]. Отсюда следует, что в зависимости от того, какие черты характера человека, его поведения, поступки и в целом какой аспект образа жизни и деятельности человека являются предметом оценочного осмысления в антропоцентрических пословицах по признаку положительности или отрицательности, можно определить соответствующие ценностные приоритеты лингвокультурной общности, которые могут иметь как универсальный, так и специфический, свойственный только данному этносу характер.

Оценочное осмысление человека в антропоцентрических пословицах узбекского и русского языков может производиться в разных ракурсах его существования и бытия, в связи с чем формируются различные виды его оценки.

Этическая оценка человека, его качеств, свойств, поведения, образа жизни и т. п. в антропоцентрических пословицах узбекского и русского языков восходит к одобрению таких качеств человека, как доброта, искренность, честность, благородство, великодушие, милосердие, отзывчивость, щедрость, гостеприимство и др., в то же время порицаются жадность, скупость, лживость, трусость, предательство, легкомысленное поведение, неблагодарность. Например, в узбекском языке: бахши бор жойда яхши бор; юзи очиқнинг тили узун; кўнгли очиқнинг ели очиқ; ёлғончининг енидан ўтма, ростгўйнинг енидан кетма; одил киши ойдай, оқиб турган сойдай; гадога салом берма, динор бер; ваъдага вафо — марднинг иши, ваъдасиз — субутсиз киши; бахил авлие бўлмас, авлие бахил бўлмас; кизғанчиқдан ортар, мечкайдан ортмас; ёлғончи ўликни гувоҳ тортар; в русском языке: злой плачет от зависти, а добрый от жалости; хоть мощна пуста, да душа чиста; честному мужу честен и поклон; справедливый человек нигде не пропадет; благородный человек не помнит старого зла; верный друг — крепкая защита; скупой жадному сказал: скупость — не глупость, а та же добыча; у скупого и в крещенье льду не выпросишь; у лгуна и свидетель под боком [2, с. 347].

Необходимо отметить, что при этической оценке человека в антропоцентрических пословицах узбекского и русского языков больше обращается внимание на доброту, верность, гостеприимство и др.

Эстетическая оценка как «способ установления эстетической ценности какого-либо объекта, осознаваемый результат эстетического восприятия, обычно фиксируемый в суждениях типа “Это красиво!”, “Это уродливо!” и т. п.» неразрывна связана с сенсорно-вкусовым удовольствием, получаемым индивидом при эстетическом восприятии объекта.

В основе эстетической оценки человека лежит такая ценность, как красота. Красота человека в философской трактовке есть совпадение объективного и субъективного восприятия индивидом проявления прекрасного в человеке, которое представляет собой сплав таких человеческих качеств, как красота, доброта и правдивость.

Эстетическая оценка объективного восприятия человека основана на признании его симметричных, пропорциональных и гармоничных физиологических данных, в то время как при субъективном восприятии сказываются индивидуальные эстетические предпочтения оценивающего. Как видим, одна и та же эстетическая категория красоты человека может иметь противоположную оценку при несовпадении ее объективного и субъективного восприятия.

Собственно, этим, на наш взгляд, и обосновывается положение, на которое указывает в своей диссертационной работе Е. В. Мякишева: « Главная особенность стереотипных представлений о красоте — возможность одновременного функционирования противоположных друг другу стереотипов: Быть худым — это красиво. — Быть худым — это некрасиво; Высокий рост — это красиво. — Высокий рост — это некрасиво; Красота — свойство молодости» [ 3, с. 14].

На противоположные смыслы значений оценки внешности человека указывает и Т. Г. Орлова: «“наружность обманчива”, “по внешнему виду человека нельзя судить о внутренних качествах человека”, “о человеке судят не по внешнему виду, а по делам, поступкам”, “красота преходяща”, “не в красоте ценность человека”, “каждый понимает красоту по-своему” и, наоборот, “по внешнему виду можно судить о внутренних качествах”, “лицо отражает внутренний мир человека”, “внешность — рекомендательное письмо”, “за некрасивой внешностью скрывается красивой внутренний мир”, “у самых совершенных созданий есть недостатки”, «полюби человека с недостатками”, “не в красоте счастье”» [3, с. 59]. В данном случае речь идет не столько и противоположном восприятии внешности человека разными индивидами, сколько о представленности противоречивой ее оценки в паремиях народов.

Противоположность эстетической оценки проявляется и при характеристике красоты человека с точки зрения ее естественности/искусственности. Природная красота натуры противопоставляется искусственной, созданной самим человеком. Противопоставляются также красота божественная и красота земная.

Следует отметить, что слова красота, красивый и прекрасный в качестве терминов эстетики имеют некоторые семантические различия: слово красивый употребляется при описании внешности объекта, слово красота помимо эстетического значения вбирает в себя этическое, а слово прекрасный используется при описании наряду с внешним видом объекта и других его аспектов, помимо эстетической оценки включает этическую и утилитарную. Однако в лингвистическом плане все три данных слова могут присутствовать при оценке как эстетических, так и этических и утилитарных характеристик человека, в чем можно убедиться из приведенных ниже примеров.

Нормативная оценка действий человека с точки зрения их интенсивности в исследуемых нами единицах заключает в себе призыв, совет, назидание соблюдать во всем меру, придерживаться золотой середины, не переусердствовать и в то же время не оставлять дела недоделанными.

Таким образом, в антропоцентрических пословицах узбекского и русского языков реализуются этическая, эстетическая, интеллектуальная, прагматическая, валеологическая, эмоциональная, нормативная виды оценки человека, которые выделяются по критерию качеств человека и образа его жизнедеятельности. Характерной особенностью содержащихся в антропоцентрических пословицах различных видов оценки человека является их биполярность, которая обусловлена тем, что в основе оценочной деятельности лежат универсальные аксиологические категории хорошо и плохо.

Библиографический список

1.    Васильченко  А.  О. Структурно-семантические характеристики зевгматических конструкций: Дис. … канд. филол. наук. Белгород, 2004. 142 c.

2.    Даль В. И. Пословицы русского народа: Сб. пословиц, поговорок, речений, присловий, чистоговорок, прибауток, загадок, поверий и прочего. В 2 т. М.: Академический проспект, 2018. 1228 с.

3.    Мякишева Е. В. Эстетическая оценка человека в современном русском языке: лингвистический аспект: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Омск, 2009. 24 с.

4.    Хайруллина Д. Д., Хузина Е. А. Этическая оценка в пословицах и поговорках // В мире научных открытий. Красноярск, 2013. № 5–3 (41). С. 180.

5.    Шерина Е. А. Аксиологический компонент значения в семантической структуре собственно образных слов, характеризующих человека // Электронный научный журнал. 2012. № 6.