+7 (831) 262-10-70

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

+7 (495) 545-46-62

МОСКВА, УЛ. НАМЁТКИНА, Д. 8, СТР. 1, ОФИС 213 (ОБЕД С 13:00 до 14:00)

ПН–ПТ 09:00–18:00

Лингвостилистические способы создания хронотопа в северных рассказах Джека Лондона

Кузьменко Светлана Александровна — Канд. филол. наук, доцент, доцент кафедры теории и практики перевода, Северо-Кавказский федеральный университет, Ставрополь, Россия

Лямина Марина Геннадьевна — Студентка, Северо-Кавказский федеральный университет, Ставрополь, Россия

Категории времени и пространства выступают основными компонентами литературного произведения, поскольку они являются главными составляющими реального мира. Взаимосвязь временно-пространственных отношений М. М. Бахтин назвал «хронотопом», что в дословном переводе с древнегреческого означает «времяпространство». Этот термин был впервые введен в физике Альбертом Эйнштейном, однако в литературоведении его смысл был видоизменен, и понимать его следует несколько иначе. Под хронотопом, вслед за М. М. Бахтиным, в современной лингвистике понимают формально-содержательную категорию литературы, в которой время и пространство представляют собой две нераздельные оси, в координатах которых разворачиваются действия литературного произведения [1, c. 237].

Л. М. Крупчатов считает, что «художественное время и пространство — необходимые и обязательные категории при анализе художественного произведения как организующие структурные компоненты» [3, c. 242]. В литературном произведении категории времени и пространства являются вымышленными автором, который, реализуя свой замысел, может видоизменять течение времени, сжимая или расширяя пространственно-временные рамки. Динамика времени в реальной жизни однонаправленна: ее течение стремится из прошлого в будущее, в то время как события в произведении могут иметь ретроспективный характер или же хаотичную последовательность в зависимости от цели произведения.

Основной характеристикой художественного времени является эластичность и изменчивость. В зависимости от задачи, которую ставит автор, время может идти быстрее или медленнее, быть однонаправленным, или же повествование может разворачиваться в нескольких временных точках и т. д. В связи с этими особенностями времени в художественном тексте Н. А. Купина выделяет две его разновидности:

1)      объективное время, то есть однонаправленное, непрерывное, необратимое течение времени, которое отражает реальную действительность;

2)      перцептуальное время, которое создается через призму субъективного восприятия, что ведет к его видоизменению — замедлению или ускорению, к его дискретности и т. д.

Разновидностью объективного времени является концептуальное время, если аспекты реальности не представляют особой важности и в центре внимания предстают некие абстрактные идеальные сущности. В свою очередь, разновидностью перцептуального времени является художественное время, которое не только отражает субъективное восприятие, но и создает образное впечатление и оказывает эстетическое воздействие [4, c. 122].

Стоит отметить, что пространственная категория гораздо более точна, чем временная, в связи с тем, что места, описываемые в произведении, гораздо чаще даны в абсолютно реалистическом плане. Время представляется наименее реалистической концепцией, поскольку восприятие времени даже в объективной реальности является в некоторой степени субъективным. Если же речь идет о времени в художественном тексте, то там оно подчиняется замыслу всего произведения, видоизменяясь иногда в совершенно непредсказуемом плане [2, c. 89].

Категория пространства в различных художественных произведениях реализуется по-разному. Л. М. Крупчатов считает, что в основном художественное пространство организуется в виде различного типа пейзажей: городских, сельских, водных, горных и т. д. [3, c. 243]. Однако такой подход может считаться достаточно узким, поскольку образы места в художественном произведении гораздо более разнообразны. Так, В. Е. Хализев полагает, что локации могут быть открытыми, то есть носить пейзажный характер, или замкнутыми, отражая пространство различных помещений; действия произведения могут происходить как на земле, так и в космосе; пространственные картины могут как отражать реально существующие локации, так и быть плодом воображения [7, c. 248].

О. И. Федотов утверждает, что категория времени, в которой разворачиваются действия, события или лирические переживания героев, является основой художественного мира. Время бывает разным: «динамичным, развернутым или свернутым, физическим, интеллектуальным, эмоциональным, психическим, прямым или опосредованным, но его наличие обязательно» [6, c. 60]. Однако внимания засуживает и тот факт, что не в каждом микротексте художественного произведения есть прямое указание на точное время действия и на локацию, в которой разворачиваются события. В то же время читатель всегда в достаточной мере ориентирован в рамках созданного писателем мира в отношении места и времени описываемого [5, c. 111].

Категория хронотопа играет ключевую роль в северных рассказах Джека Лондона, а именно является лейтмотивом, объединяющим все рассказы в сборниках “The Son of the Wolf” [9] и “The God of His Fathers” [8]. Природа севера в основном описана в серых, мрачных тонах, что зачастую является отражением внутреннего состояния героев. Очень часто для этой цели автор использует стилистические средства и приемы. Джек Лондон в своем творчестве отдает предпочтение в большей степени конвергенции приемов (43 %) или же лексическим приемам (43 %), в то время как лексико-синтаксические (11 %), синтаксические (3 %) и фонетические (0 %) приемы в «чистом виде» в его рассказах встречаются намного реже. Рассмотрим самые интересные случаи использования автором лексических стилистических приемов. Самыми частотными были эпитет, метафора и олицетворение.

The pitiless night crept slowly by, — Ruth’s portion, the despairing stoicism of her race, and Malemute Kid adding new lines to his face of bronze.

Хронотопическое описание течения времени здесь, переданное при помощи анималистического эпитета, наделяет ночь качествами живого существа, которое, проявляя жестокость, заставляет время замедлиться. Главная цель стилистического приема — передать эмоциональное состояние героев, которые, потеряв одного из товарищей, вынуждены наблюдать за его медленной мучительной смертью. Значит, эпитет в данном случае также выполняет эмоционально-выделительную функцию.

Рассмотрим другой пример:

The red sun shot up above the northern skyline, dripping and bloody.

В этом отрывке также представлен анималистический эпитет. По конструкции он является сложным, поскольку состоит из двух прилагательных. Важно отметить, что он также парцеллирован, что увеличивает его экспрессивность. Здесь закатное солнце, которое как будто истекает кровью, отражает эмоциональное переживание героев, которых после заката ждет смертельная схватка с беспощадным врагом. Следовательно, здесь эпитет выполняет как изобразительную, так и эмоционально-выделительную функции.

Рассмотрим примеры использования автором развернутой метафоры при описании хронотопа:

God is everywhere, they have heard, but he flings a shadow over the land for half the year that they may not find him; so they grope in darkness, and it is not to be wondered that they often doubt, and deem the Decalogue out of gear.

Главный герой рассказа “Jan, the Unrepentant” — золотоискатель, который в течение пяти лет находился в неустанных поисках золотого песка на реке Стюарт на Сороковой миле. Ян не был плохим человеком, но в порыве гнева, оскорбленный словами своего товарища, выстрелил в него. В этом отрывке писатель, стараясь объяснить, почему на севере хорошие люди иногда совершают плохие поступки, оправдывает их тем, что Бог бросает тень на Аляску, в результате чего наступает арктическая зима. Образ, созданный автором, раскрывается тем, что люди из-за темноты, окружающей их, не могут найти Бога и поэтому не всегда соблюдают его заповеди. В данном случае развернутая метафора выполняет характерологическую функцию. К тому же неправильным будет не заметить оценку автора, который оправдывает поступок главного героя, поэтому мы можем сказать, что здесь также представлена позитивно-оценочная функция.

Олицетворение, несмотря на то что оно является разновидностью метафоры, мы посчитали правомерным вынести в отдельную группу. Основной причиной для этого послужил тот факт, что олицетворение создает особенную категорию образов природы, очеловечивая ее, что является важным моментом при анализе. Рассмотрим пример использования простого олицетворения:

The White Silence seemed to sneer, and a great fear came upon him.

Белое Безмолвие, которое олицетворяет природу севера, наделяется в данном отрывке человеческим качеством, как будто бы издеваясь над главным героем, который вынужден застрелить близкого друга, медленно умирающего от полученных увечий, чтобы тот не был растерзан дикими зверями. Природа представляется в данном отрезке не просто фоном для происходящих событий, а отражением жестокой реальности, где нет места жалости и иллюзиям. Здесь олицетворение выполняет эмоционально-выделительную функцию.

Перейдем к рассмотрению лексико-синтаксических приемов, среди которых самым часто употребляемым стало сравнение. Рассмотрим пример простого сравнения:

And in this manner we came through the white forest, with the silence heavy upon us like a damp sea mist.

В этом отрывке, который взят из рассказа “An Odyssey of the North”, можно увидеть пример простого сравнения. Пробираясь по пустынному заснеженному лесу, путники чувствовали себя угнетенными, потому что тишина была настолько ощутимой, что была похожа на тяжелый морской туман. Здесь стилистический прием выполняет, помимо изобразительной, еще и характерологическую функцию. Это можно объяснить тем, что образ, заключенный в сравнении, отражает жизненный опыт персонажа, являющегося моряком.

Среди синтаксических приемов самым частотным был повтор. Рассмотрим пример использования этого стилистического приема:

There were no ptarmigan, no squirrels, no snowshoe rabbits, nothing.

Здесь мы можем увидеть самую базовую разновидность повтора, а именно простой лексический повтор. Для создания атмосферы безжизненности во время зимы на Аляске писатель повторяет отрицательную частицу no, чтобы передать, насколько одиноки герои в рассказе “Girt of Women”. На их пути им не встретилось ни одно живое существо; условия зимы настолько суровы, что ни куропатки, ни белки, ни зайцы не могут выдержать такого холода. В данном случае повтор выполняет и изобразительную, и эмоционально-выделительную функции.

Категория пространства и времени, являясь основой художественного мира в целом, в сборниках рассказов Джека Лондона “The Son of the Wolf” и “The God of His Fathers” выполняет роль лейтмотива, связывающего все рассказы между собой. При анализе материала было установлено, что категория хронотопа является пластичной, что позволяет писателю задействовать ее как в целях создания визуального образа, так и для отражения эмоционального состояния героев. Для создания стилистически выразительных и запоминающихся хронотопов Джек Лондон использует и лексические, лексико-синтаксические, и синтаксические стилистические средства. Среди используемых писателем лексических средств особое место занимают эпитет, метафора и олицетворение. В числе лексико-синтаксических средств самыми частотными стали сравнение и повтор. Также Джек Лондон часто использует стилистические приемы в составе конвергенций.

Библиографический список

1.    Бахтин М. М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической поэтике // Вопросы литературы и эстетики. М.: Художественная литература, 1975. С. 234–407.

2.    Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: Наука, 1981. 137 с.

3.    Крупчатов Л. М. Теория литературы: Учебник. М.: Флинта: Наука, 2012. 358 с.

4.    Купина Н. А., Матвеева Т. В. Стилистика современного английского языка: Учебник для бакалавров. М.: Юрайт, 2013. 415 с.

5.    Москальская О. И. Грамматика текста (пособие по грамматике немецкого языка для институтов и факультетов иностранных языков): Учебное пособие. М.: Высшая школа, 1981. 183 с.

6.    Федотов О. И. Основы теории литературы: Учебное пособие для студентов высших учеб. заведений: в 2 ч. Ч. 1. Литературное творчество и литературное произведение. М.: Владос, 2003. 272 с.

7.    Хализев В. Е. Теория литературы: Учебник. 3-е изд., испр. и доп. М.: Высшая школа, 2002. 437 с.

Список источников

8.    London J. The God of His Fathers. Other Stories / Bancroft Library. The Library of the University of California. N. Y.: McClure Phillips Company, 1901. 320 p.

9.    London J. The Son of the Wolf. Tales of the far North. N. Y.: Grosset & Dunlap, 1900. 225 p.