+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Перевод с листа: экспериментальные исследования и методика обучения переводу

Перевод с листа: экспериментальные исследования и методика обучения переводу

Коканова Елена Сергеевна — Доцент кафедры перевода и прикладной лингвистики, Северный (Арктический) федеральный университет имени М. В. Ломоносова, Архангельск, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Данная статья рассматривается как один из этапов на пути исследования перевода с листа. Изначально данный вид перевода стал использоваться как упражнение при обучении классическим языкам. Несмотря на то что перевод с листа известен с давних пор, данному виду переводческой деятельности уделяется недостаточное внимание в работах по теории и практике перевода. Нередко перевод с листа позиционируют лишь как полезное упражнение при обучении последовательному и синхронному переводу. Перевод с листа присутствует в качестве компонента содержания обучения большинства переводческих факультетов, входит в структуру экзаменов по первому и второму иностранным языкам [3, с. 8–9].

Не все упражнения по обучению переводу с листа, которые успешно использовались 7–8 лет назад, будут достаточными в настоящее время. Безусловно, преподавателям свойствен «педагогический романтизм» («Раньше студенты были лучше»). Иными словами, связано это с быстрым изменением учебных программ, с одной стороны, и с самими студентами, с другой стороны. Отметим, что современные студенты не глупые, они просто другие. И мы должны учитывать это в обучении переводу. Не следует забывать, что изменения в современном обществе оказывают влияние и на язык. В процессе перевода проявляются особенности интерпретации устных и письменных текстов средствами современного русского языка. В связи с этим следует подчеркнуть, что перевод с листа является проверкой владения родным языком. Интересные данные получены в отношении частотности употребления глаголов пытаться и стараться. Двести лет назад в русском языке глагол стараться был наиболее частотным. Анализ данных Google Books Ngram (GNB) показал, что в последнее время намного увеличилось употребление глагола пытаться [7, с. 855]. Иными словами, можно предположить, что студенты больше пробуют переводить, а не стараются переводить, не несут ответственность за свой перевод. Такова реальность нашего времени. Безусловно, идеально работать с теми студентами, кто сильнее в плане учебы. Но мы поставлены в такие условия, когда приходится работать со всеми. Наша обязанность – научить. Другой вопрос – сколько усилий требуется и от студента, и от преподавателя, когда студент не хочет учиться и не знает, чем будет заниматься в жизни. Как нам кажется, необходимы прежде всего экспериментальные исследования. Как справедливо отмечает Г. В. Чернов, комплексное исследование перевода неизбежно выходит за рамки какой-либо одной науки о языке, речи и речевой деятельности [9, с. 29]. Любые полученные выводы приобретают смысл только в контексте конкретных условий обучения, в той или иной мере разделяемых профессиональным и педагогическим сообществом. Осознание этого необходимо при выборе методов исследования, а также для получения достоверных научных данных. С этой точки зрения актуальным является обращение к окулографическим и нейропсихолингвистическим исследованиям, которые представляют интерес для обсуждения комплекса вопросов о специфических особенностях перевода с листа.

Прежде чем поговорить об исследованиях по переводу с листа, остановимся на самом понятии «перевод с листа», как оно используется в разных языках: sight translation / sight interpreting, on-sight / at-sight translation; das Dolmetschen vom Blatt; перевод с листа и т. д. Представляется, что наличие зрительной опоры оказывается фактором, который в значительной мере осложняет процесс перевода. Не следует считать, что перевод с листа уступает в сложности и значимости другим видам устного перевода и не требует формирования определенных навыков. Вслед за О. А. Крапивкиной мы склонны отстаивать точку зрения о неоднозначности статуса перевода с листа [4]. Так, в англоязычных и в немецкоязычных исследованиях данный вид переводческой деятельности называется либо sight translation, либо sight interpreting. Формат статьи не позволяет рассмотреть этот вопрос подробно, он требует отдельного освещения.

В работах зарубежных и отечественных исследователей перевод с листа воспринимается по-разному. Спорными остаются вопросы о том, как рассматривать данный вид перевода: является ли он самостоятельным видом перевода или же выступает в качестве подготовительного упражнения к другим видам устного перевода. Одно из первых определений перевода с листа принадлежит голландскому исследователю Х. ван Хуфу, который рассматривал данный вид переводческой деятельности как вариант синхронного перевода, когда непосредственно или через микрофон устно передается содержание незнакомого письменного текста [12, с. 90].

Материал исследований показывает, что перевод с листа обладает достаточным количеством отличительных признаков, позволяющих говорить о самостоятельности среди других видов перевода. Не подлежит сомнению тот факт, что перевод с листа является отдельным видом устного перевода, требующим специальной подготовки [5, с. 86]. По мнению М. Виецци, процессы перевода с листа и синхронного перевода коренным образом отличаются друг от друга, а целесообразность использования перевода с листа в качестве инструмента овладения синхронным переводом ставится автором под сомнение [14]. Как отмечает М. Агрифоглио, наблюдается большая интерференция при восприятии текста письменной речи, чем при восприятии текста устной речи. Приводятся следующие статистические данные: при переводе с листа 75 % всех ошибок – буквализмы, в синхронном переводе – 37 %, при последовательном переводе – 24 % [10, с. 61]. Анализ тренировочных переводов студентов подтверждает это утверждение, больше буквализмов встречается при переводе с листа, чем при последовательном или синхронном переводах. Происходит автоматическое использование буквализмов: * министр по здоровью, * лифлеты, * сертификат из поликлиники, * выбрасывать нефть в воду, * коммерческое судно и т. д. В этой связи нельзя не вспомнить образное изображение процесса перехода мысли в слова: «Мысль можно было бы сравнить с нависшим облаком, которое проливается дождем слов» [1, с. 356]. Иногда возникает вопрос: присутствует ли мысль в сознании студентов до того, как они начинают переводить? Согласно данным нейропсихологии, разные ситуации коммуникативного взаимодействия вовлекают в процесс продуцирования речи разные полушария мозга. Так, речь бытовая разговорная эксплуатирует больше ресурсы правого полушария. Повседневный дискурс строится по принципу экономии языковых усилий. В письменной речи доминирует левое полушарие [6, с. 120–121]. Иными словами, перевод с листа предполагает совместную работу левого и правого полушария (как и разные виды публичного дискурса). Так, упражнение на счет вслух от 1 до 120 на время способствует улучшению межполушарного взаимодействия (упражнение хорошо выполнять не только на родном языке, но и на иностранном).

По данным нейропсихологии, когда мы читаем, наш мозг сначала анализирует визуальную информацию, затем в течение пары миллисекунд соединяет информацию, которую мы получили, с тем, что персонально мы знаем об этой информации, анализирует и сравнивает. Совершая такие сложные операции, наш мозг вынужден импровизировать и использовать области, которые предназначены для распознавания устной речи, моторной координации и зрения. В акте чтения участвуют 17 областей мозга, причем не все из них одновременно [8]. При всей своей внешней простоте чтение «про себя» является сложной мыслительной деятельностью. К сожалению, перевод с листа затруднен вследствие низкого уровня техники чтения «про себя». На наш взгляд, окулографические исследования позволяют фиксировать общее время прочтения, объем восприятия, количество фиксаций, среднюю продолжительность фиксаций и т. д. Интересным представляется сравнение процессов предварительного чтения текста для перевода с листа и чтение при одновременном произнесении текста на языке перевода. Следует отметить, что окулографические исследования больше проводят в маркетинге. Существует небольшое количество исследований по переводу. Так, польские ученые представили свои данные по исследованиям перевода с листа у тех, кто занимался переводом с листа (польский и английский языки) год и два года. Исследование показало, что большего внимания (больших остановок) требовали короткие предложение, простые по структуре: S-V-O [11]. Можно предположить, что связано это с недостаточной семантико-смысловой избыточностью сообщения. Напомним, что семантико-смысловая избыточность сообщения значительно облегчает задачу понимания и перевода сообщения синхронным переводчиком, осуществляющим свою деятельность в экстремальных условиях [9, с. 125]. Данные другого окулографического исследования показали, что время перевода у профессионалов по сравнению со студентами сокращается примерно на четверть при переводе с листа [13]. Связано это с тем, что никто не сможет перевести текст с листа качественно без необходимых переводческих навыков.

Как известно, анализ допущенных ранее ошибок и активные действия по улучшению качества перевода с листа – это то, ради чего, собственно, нужна ответственность в переводе. Без свободы принимать самостоятельные решения и генерировать идеи (переводческое мышление) невозможна настоящая ответственность. В психологии различают локусы контроля [2, с. 19–21]. Когда мы спрашиваем студента, кто виноват в плохом качестве перевода, надо учитывать все перечисленные студентом причины неуспеха, то есть внешние локусы. Ограничиться только внешними, впрочем, не получится. Опыт показывает, что такие студенты не становятся переводчиками. Они учатся только потому, что сами не знают, чего хотят. Если же говорить только о внутренних локусах контроля, когда речь идет о студентах с высоким уровнем ответственности, с высокой инициативностью, студентам с заниженной самооценкой может потребоваться психологическая помощь.

Трудно не согласиться с тем, что ответственность – самая ключевая компетенция для любого переводчика. Если хорошо развита профессиональная ответственность, студент (а затем и переводчик) привыкает видеть собственные проблемные в переводе и работать над ними. Поэтому целесообразным является использование аудиозаписи при обучении переводу с листа. Рассмотрение результатов перевода, обсуждения допущенных ошибок является обязательным элементом обучению переводу с листа. Важно, чтобы субъектом оценки качества перевода выступал не только преподаватель, но и сам студент. Едва ли кто-то будет спорить, что для «перевода с листа без листа» нужна постоянная практика перевода.

Подводя итог, отметим, что необходимо продолжить исследование особенностей перевода с листа для улучшения качества преподавания данного вида перевода в вузе. Кроме того, предпринятый анализ не может претендовать на полноту изложения материала.

Библиографический список

1.         Выготский Л. С. Мышление и речь. М.: Лабиринт,1996. 416 с.

2.         Гороховская А. Responsing. Как повысить ответственность подчиненных. М.: Издательские решения, 2017. 116 с.

3.         Коканова Е. С. Практикум по переводу с листа (английский и русский языки): Уч. пос. Архангельск: САФУ, 2016. 132 с.

4.         Крапивкина О. А. Перевод с листа и его статус в процессе подготовки переводчиков // Современная наука: актуальные проблемы науки и практики. 2013. № 11–12. URL: http://www.vipstd.ru/nauteh/index.php/ru/--gn13-11/1039-a.

5.         Наймушин Б. А. О роли и месте перевода с листа в подготовке устного переводчика // Вестник ПНИПУ. Проблемы языкознания и педагогики. 2013. № 8 (50). C. 8692.

6.         Седов К. Ф. Нейропсихолингвистика. М.: Лабиринт, 2009. 250 с.

7.         Соловьев В. Н. Когнитивные аспекты языковой эволюции через призму большого диахронического корпуса // Когнитивные исследования языка. 2017. Вып. XXX. С. 853–856.

8.         Соснина А. Нейропсихология чтения: как мы читали, читаем и будем читать. URL: https://mybook.ru/blog/105-nejropsihologiya-chteniya-kak-my-chitali-chitaem-i/.

9.         Чернов Г. В. Основы синхронного перевода: Учеб. для ин-тов и фак. иностр. яз. М.: Высшая школа, 1987. 256 с.

10.     Agrifoglio M. Sight translation and interpreting: a comparative analysis of constraints and failures // Interpreting. 2004. Vol. 6/1. P. 4367.

11.     Chmiel A., Mazur I. Eye tracking sight translation performed by trainee interpreters. URL: https://www.researchgate.net/publication/262309391_Eye_tracking_sight_translation_ performed_by_trainee_interpreters.

12.     Hoof H van. Theorie et Pratique de l’Interpretation avec Application Particuliere a l’Anglais et au Francais. Muenchen: Hueber, 1962. 190 p.

13.     Jakobsen A. L., Jensen K. Eye Movement Behaviour Across Four Different Types of Reading Task // Looking at Eyes – Eye Tracking Studies of Reading and Translation Processing. Copenhagen: Samfundslitteratur, 2009. P. 103124.

14.     Viezzi M. Information retention as a parameter for the comparison of sight translation and simultaneous interpretation: An experimental study // The interpreter’s newsletter. 1989. № 2. P. 65–69.