+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Переводческое сообщество сегодня: проблемы и решения

Переводческое сообщество сегодня: проблемы и решения

Сдобников Вадим Витальевич — Д-р филол наук, доцент, профессор кафедры теории и практики английского языка и перевода, Нижегородский государственный лингвстический университет им. Н. А. Добролюбова, Нижний Новгород, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Следует признаться, что в названии этой статьи словосочетание «переводческое сообщество» использовано абсолютно интуитивно. Столь неосознанное использование этого словосочетания говорит о том, что оно прочно вошло в нашу речь. И оно имеет полное право на существование, поскольку отражает реальность нашей жизни. Сегодня мы с полным правом можем заявить, что переводческое сообщество в нашей стране существует. Оно разнообразно, включает разные категории специалистов – и оно стремится к сплочению. Переводчики-профессионалы, те, кто только готовится стать профессионалами, и те, кто их к этому готовит, стремятся к объединению. Об этом свидетельствует сам факт проведения Летней школы СПР, в которой участвуют и штатные переводчики, и фрилансеры, и руководители переводческих компаний, и представители вузовского сообщества, и большое количество студентов. В жизни переводческого сообщества страны происходят и другие, не менее значимые события: Российский переводческий форум (TFR), заседания Московского, Санкт-Петербургского и Екатеринбургского переводческих клубов. Я уже не говорю об огромном количестве научных конференций, проводимых различными вузами России.

Несколько лет назад одной из наиболее актуальных проблем для переводческого сообщества было обеспечение взаимодействия между переводческими компаниями и вузами. Этой теме даже была посвящена моя статья в журнале «Мосты». Вполне очевидно, что переводческие компании выступают в качестве заказчиков и потребителей переводческих кадров, и им, разумеется, очень бы хотелось, чтобы приходящие к ним переводчики имели достаточную квалификацию, удовлетворяли тем требованиям, которые предъявляются к специалистам на рынке переводческих услуг. До недавнего времени мы слышали в основном нескончаемые ламентации вроде «вузы не справляются со своими обязанностями», «вузы не готовят переводчиков, которые должны обладать необходимыми знаниями и умениями» и т. п. Наблюдения свидетельствуют о том, что сейчас ситуация начала меняться, началось движение вузов и рынка навстречу друг другу. Вузы осознали, что для того, чтобы готовить переводчиков, удовлетворяющих требованиям рынка, необходимо сотрудничать с представителями переводческого бизнеса, прислушиваться к их пожеланиям и рекомендациям и вовлекать их в образовательный процесс. В свою очередь, представители переводческого бизнеса осознали, что без их непосредственного участия вузы не смогут подготовить тех переводчиков, которые им нужны. Формы взаимодействия разнообразны, они доказали свою эффективность и включают организацию стажировок студентов в переводческих компаниях, организацию конкурсов перевода, участие сотрудников переводческих компаний в работе государственных аттестационных комиссий (что, кстати, является одним из требований Министерства образования и науки РФ), работу переводчиков-практиков и сотрудников переводческих компаний в качестве преподавателей [1]. Я могу привести достаточно большое количество примеров подобного взаимодействия, могу назвать переводческие компании, которые довольно активно сотрудничают с вузами. В их числе «АКМ-Вест», «Ройд», МИА «Россия сегодня» (Москва), «Альба» (Нижний Новгород), «Литерра» и «Стар СПб» (Санкт-Петербург), «Юритех» (Ульяновск) и многие другие. Нет никакого сомнения в том, что высшие учебные заведения, ответственно относящиеся к своей миссии, должны использовать этот опыт и расширять взаимодействие с теми игроками на рынке переводческих услуг, которые готовы к подобному сотрудничеству. Повторяю, таких уже довольно много.

Вместе с тем на рынке есть и другая тенденция, возникшая чуть раньше. Речь идет о создании так называемых отраслевых школ перевода, то есть о разработке и проведении курсов обучения переводчиков на базе самих переводческих компаний. Некоторые компании решили, что «спасение утопающих – дело рук самих утопающих», что ждать от вузов качественных специалистов бесполезно, а потому сами занялись обучением разным видам перевода. По всей видимости, эта тенденция будет сохраняться и впредь, и в этом нет ничего страшного, поскольку отраслевые школы перевода – это хорошая возможность подготовить выпускников вузов так, что они могут стать вполне конкурентоспособными на рынке переводческих услуг, проще говоря, смогут обрести знания и умения, необходимые современному специалисту. Переводческие компании стараются «отшлифовать» молодых специалистов, «заточить» их под себя. В общем, эти усилия можно только приветствовать, поскольку в результате улучшается состояние переводческого рынка, растет престиж переводческой профессии, повышается общее качество перевода. Но и у отраслевых школ перевода есть проблема, которую они, увы, еще не осознали. Я имею в виду отсутствие четкого представления о методических принципах обучения переводу, об общедидактических подходах к подготовке переводчиков, а также отсутствие достаточного опыта преподавания [2]. У меня есть сомнение в том, что каждый переводчик-практик, даже с богатым опытом переводческой работы, сможет стать хорошим преподавателем перевода. Часто все обучение сводится к двум моментам: вот как неправильно было переведено данное предложение и вот как его на самом деле нужно перевести. Все как в старом анекдоте: «И тут выхожу я, весь в белом». Отсутствует самый главный этап обучения: подведение студентов к осознанию того, почему тот или иной фрагмент текста может (заметьте, может, а не должен) переводиться именно так, какие проблемы возникли в процессе перевода и почему они решаются именно таким образом. Я уж не говорю о том, что сам текст как единица перевода не становится предметом переводческого анализа. В общем, организаторам отраслевых школ перевода нужна методическая поддержка, и оказать ее могут лишь университетские преподаватели, искушенные в своем деле. Разумеется, при условии, что сами руководители отраслевых школ захотят этой помощью воспользоваться.

Выше я говорил о стремлении переводческого сообщества к сплочению. Оно возможно на основе обсуждения тех явлений и тенденций, которые либо являются новыми на переводческом рынке, либо уже обрели статус насущных проблем, требующих разрешения. Хороший пример – проведение в январе этого года первой переводческой мастерской по синхронному переводу на базе Военного университета МО, инициатором которого стал К. А. Ельцов. Пожалуй, ни одно собрание переводчиков в последние годы не было столь эффективным, обучающим и, я бы сказал, душевным. Кирилл Александрович рассказал об итогах проведения мастерской, я же хочу подчеркнуть ее значимость как средства объединения усилий переводчиков в решении собственных переводческих проблем.

Сам факт специализации переводчиков в определенных отраслях приводит к возникновению новых форм организации внутри переводческого сообщества. В течение двух с лишним лет инициативная группа Союза переводчиков России проводит большую работу по созданию в нашей стране института судебных (присяжных) переводчиков. Сама необходимость создания подобного института не вызывает сомнений. Это общая тенденция, вызванная развитием современного общества, необходимостью повышения качества переводческого обслуживания, в частности в органах правосудия и в правоохранительных органах. О том, какие именно действия уже были предприняты инициативной группой, было рассказано в рамках нашего пленарного заседания ее членами.

Последний год ознаменовался появлением еще одной очень важной темы, а именно темы разработки профессионального стандарта «Переводчик». Разумеется, кто-то скажет, что мы до сих пор обходились без подобного стандарта. Но сегодня уже вполне очевидно, что профстандарт – это нечто неизбежное. И дело не только в том, что такова государственная политика. Я усматриваю в наличии профстандарта положительный момент, прежде всего для вузов, которые стремятся повысить качество подготовки специалистов. Если стандарт будет действительно отражать реалии переводческой профессии, то и образовательные стандарты подготовки переводчиков-бакалавров, специалистов и магистров должны будут в большей степени ориентироваться на реалии жизни, будут в большей степени учитывать реальные требования, предъявляемые к переводчику на рынке. Этой теме будет посвящен отдельный круглый стол в рамках нашей Летней школы.

Последний год или даже два года были очень сложными для вузовского сообщества. Постоянное обновление государственных образовательных стандартов, пресловутых ФГОСов, вынуждает организаторов переводческой подготовки и рядовых преподавателей отвлекаться на то, чтобы привести существующую структуру подготовки переводчиков и всю учебную документацию в соответствие с только что введенными стандартами, и привыкнуть к этому не получается. Один из самых болезненных вопросов, возникших в последнее время, – как в рамках одного заседания государственной аттестационной комиссии принять экзамен по переводу и первого языка, и второго? Подобная практика, навязанная нам (или якобы навязанная?) министерством, противоречит реалиям переводческой профессии, в рамках которой ни один переводчик не работает одновременно с двумя иностранными языками, а следовательно – и здравому смыслу. У меня, однако, есть информация, что МГЛУ получил разъяснение из Министерства образования и науки, согласно которому словосочетание «государственный экзамен» обозначает лишь форму государственной итоговой аттестации, а вот форма единственного числа здесь вовсе не значима. Собственно, мы это так и воспринимали, однако факультетам и кафедрам было очень сложно, практически невозможно довести свою интерпретацию положения госстандарта до сознания руководителей учебных управлений вузов. Пока преобладает следование букве над сутью. Сейчас мы ждем ответа на запрос в Минобр, подписанный президентом СПР Е. К. Масловским. Будем надеяться, что ожидаемый нами ответ не будет противоречить тому разъяснению, которое уже получил МГЛУ.

В заключение хочу подчеркнуть, что именно Союз переводчиков России как общероссийская общественная организация всей своей деятельностью должен обеспечивать решение насущных проблем переводческой отрасли, идет ли речь о разработке профессионального стандарта или о наполнении образовательных стандартов, всей образовательной деятельности университетов конкретным содержанием, соответствующим реалиям переводческой профессии. Думаю, мы не будем превращаться в профсоюз переводчиков, как требуют от нас в «Фейсбуке» отдельные представители переводческого сообщества. Да это и невозможно. И мы поговорим об этом на наших заседаниях. Я надеюсь, что все наши обсуждения на Летней школе, которая является своего рода съездом переводческого сообщества страны, будут иметь конкретные результаты и положительно повлияют на состояние переводческой деятельности в целом, на процессы, происходящие внутри переводческого сообщества, на качество подготовки специалистов-переводчиков.

Библиографический список

1.         Сдобников В. В. Вузы и рынок: навстречу друг другу // Мосты. Журнал переводчиков. 2014. № 3(43). С. 62–70.

2.         Сдобников В.В. Отраслевые школы перевода: что это такое и зачем? // Мосты. Журнал переводчиков. 2016. № 2(50). С. 69–73; № 3(51). С. 55–62.