+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Трудности перевода романов А. С. Арсеньевой (А. Анзеровой)

Трудности перевода романов А. С. Арсеньевой (А. Анзеровой)

Крехалева Мария Игоревна — Студент, Северный (Арктический) федеральный университет имени М. В. Ломоносова, Архангельск, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Анна Сергеевна Арсеньева (писавшая под псевдонимом Александра Анзерова) является наиболее ярким представителем писателей-мигрантов. У нее была нелегкая судьба, ознаменованная арестами, ссылками и длительным пребыванием в заключении. Все накопившиеся переживания и чувства она смогла переложить на бумагу лишь после выезда в Германию, где ее уже не ограничивала жесткая цензура советского правительства. Воспоминания о советских тюрьмах и ссылках не покидали А. С. Арсеньеву до конца ее дней. Она стала автором двух романов, которые были изданы на немецком и голландском языках: «Из страны безмолвия» и «У Белого моря». Данные романы до настоящего времени не были переведены на русский язык. Таким образом, ее судьба и литературная деятельность представляет собой безусловный практический и теоретический интерес.

В данной статье мы познакомимся с судьбой А. С. Анзеровой и проанализируем трудности перевода ее романов с немецкого языка на русский.

Анна Сергеевна Арсеньева (1897, Москва – 1942, Кенигсберг) родилась в семье известного царского дипломата, посла России в Норвегии Сергея Васильевича Арсеньева и помещицы Екатерины Васильевны Шеншиной. В семье было семеро детей, из которых Анна была младшей. Всех их после Октябрьской революции ждала нелегкая судьба [1].

А. С. Арсеньева окончила гимназию и Высшие женские курсы, также она работала в конторах и занималась частными переводами. В 1922 году была арестована по обвинению в контрреволюционной агитации. 16 ноября 1922 года была осуждена на два года в концентрационном лагере. Местом заключения стал Соловецкий лагерь особого назначения. После освобождения она была оставлена в ссылке в Архангельске. 23 января 1931 года ее арестовали в Архангельске по обвинению в «контрреволюционной агитации во время богослужения». Она была отправлена в Пинюгский лагерь на Северном Урале, но через 2 месяца возвращена в Архангельск как подследственная. В октябре 1931 года ей было разрешено выехать в Москву для консультации с врачами, но лишь на один месяц (у нее было обнаружено заболевание крови). А. С. Арсеньева пребывала в ссылке до выезда в Кенигсберг в 1933 году. Она жила там до смерти (21 сентября 1942 года) и там же была похоронена [2].

Литературный псевдоним А. С. Арсеньевой – Александра Анзерова – возник по названию одного из скитов на Соловках (Свято-Троицкий Анзерский скит), куда она была выслана вместе с сестрой Верой и куда в 1922 году прибыла их мать Екатерина Васильевна, урожденная Шеншина, похоронив мужа – Сергея Васильевича Арсеньева [3].

Романы А. С. Арсеньевой являются одними из немногих ярких письменных памятников, запечатлевших события того тяжелого времени –
20–30-х годов XX столетия. Действия, описанные в данных произведениях, разворачиваются в Архангельской области, на бескрайнем Севере, являвшемся в то время одним из главных местоположений ссыльных центров и концентрационных лагерей в стране. Героями ее романов, основанных на реальных событиях, стали находившиеся там раскулаченные крестьяне, дети дворян, а также сосланные священники.

Данные произведения передают все ужасы и неблагоприятные условия советских тюрем и концентрационных лагерей. Однако через строки пробивается жизненная сила писательницы, ее желание не сдаваться и не оступаться перед любыми трудностями, готовность выступить против сложившегося режима [4].

Поскольку сам текст романов не вызывает особых трудностей для восприятия, мы бы хотели обратиться к рассмотрению особенностей, приближенных скорее к фонетическому, нежели к семантическому уровню. Мы выделили три группы проблем, с которыми можно столкнуться при переводе каждой из частей романа:

1)   перевод топонимов;

2)   перевод имен собственных;

3)   перевод реалий.

Отдельно будут рассматриваться также прочие случаи, которые могут вызвать проблемы при переводе.

Роман „Am Weißen Meer“ («У Белого моря», 1938) [6]

Перевод топонимов

Не имеющие интернациональных аналогов топонимы переводятся на уровне фонем посредством транскрипции: Nord-Dwina, der Dwinafluß – река Северная Двина; Weliki-Ustjug – Великий Устюг; Petschora – Печора; Pert-Osero – Пертозеро. Трудность обнаружилась при переводе топонима Kottowaly – Котовалы, так как не удалось найти его русского аналога. Топонимы с характеризующим словом (die Einsiedelei am Pert-Osero, Onega-Bucht, Solowetzki-Kloster) переводятся в соответствии с русскими аналогами – Пертозерский скит, Онежская губа, Соловецкий монастырь.

Перевод имен собственных

Имена собственные, встретившиеся в романе и обнаруживающие общепринятые соответствия, были переведены с использованием дополнительных источников: der hl. Prokop – Святой Прокопий; der Großfürst Nikolaj Nikolajewitsch – великий князь Николай Николаевич; Vater Michail – отец Михаил. Не имеющие интернациональных аналогов имена собственные переводятся на уровне фонем посредством транскрипции: Marussia – Маруся; Zusulja – Зусулья.

Перевод реалий

Реалии, имеющие интернациональные аналоги, переводятся с использованием дополнительных источников и словарей: 30 Werst – 30 верст (примерно 32 км); der Vorsitzende des Sowjets – председатель Совета (Верховный Совет СССР); die Frauenbaracke – женский барак; die Philipponen – филиппоны (старообрядцы); die 3. Internationale – 3-й Интернационал; die Jungkommunistin – комсомолка. Особую трудность вызывало сочетание das Verteilungsladen für die Mitarbeiter der GPU – внутренний магазин выдачи для сотрудников ГПУ, так как не удалось найти русский аналог данного учреждения, выбор был обусловлен контекстом. Также трудность представляет собой сочетание die Gemeinde der „Ehelosen“, не указывающее аналога в русском языке, выбор был сделан в пользу варианта «община “Холостяков”».

Помимо этого, при переводе возникли трудности, связанные с отсутствием того или иного понятия в русскоязычных словарях – вариант перевода в таких случаях порождается непосредственно переводчиком: in Not und Elend – в крайней нищете; durch das weite Land ziehen – проделать большой путь. Также при переводе нужно было передать авторскую метафору с лексемой die Feuerwolken: Da erschienen eines Tages finstere Feuerwolken am Himmel. – Однажды на небе появились темные облака пламени.

Кроме того, нами было отмечено чрезмерное употребление союза da, поэтому чаще всего наиболее удачным вариантом перевода являлось его опущение во избежание утяжеления текста перевода.

При переводе отдельным моментом стала передача лозунгов и прозвищ (выбор вариантов обусловлен контекстом): „Zu etwas verpflichtet uns doch unsere Erziehung.“ – «К чему-то обязывает нас только наше воспитание»; „Klare Sternchen“ – «Яркая звездочка».

Отдельные трудности также возникали при переводе следующих выражений: Wie du das alles weißt? – Откуда ты все это знаешь? (выбор наиболее благозвучного варианта перевода); für den Besuch – для гостей (выбор обусловлен контектом); Unterricht in fremden Sprachen – из контекста неясно, имелись ли в виду уроки на иностранных языках или же уроки иностранных языков. Выбор был сделан в пользу сочетания «на иностранных языках», так как если бы подразумевались уроки иностранных языков, то вероятнее в тексте оригинала мы встретили вариант Fremdsprachenunterricht.

Также при переводе часто опускалась лексема Genossin с целью благозвучности текста перевода: besonders nichts von dieser Genossin und ihrem Mann – особенно то, что принадлежит ей и ее мужу.

Отдельное внимание стоило уделить переводу сочетания в предложении: Die Alte lag noch immer auf den Knien und schaute ihr ratlos nach. – Старуха все еще неподвижно стояла на коленях и беспомощно смотрела ей вслед. Выбор варианта обусловлен устойчивостью выражения в русском языке.

Кроме того, автором была использована традиционная пасхальная фраза и приведен ее немецкий аналог, который опускается при переводе в силу избыточности: “Christos woskresse!“ – „Christus ist auferstanden!“ und „Woistinu woskresse!“ – „Er ist wirklich auferstanden!“ – «Христос воскрес!», а в ответ: «Воистину воскрес!»

Отдельную сложность вызвали сочетания: wir standen dicht vor Osternприближалась Пасха (выбор обусловлен контектом); entblößt bis zum Leibe – полностью обнаженный (выбор обусловлен контектом).

Роман „Aus dem Lande der Stummen“ («Из страны безмолвия», 1936) [5]

Перевод топонимов

Для перевода части топонимов также пришлось задействовать дополнительные источники, к примеру: Sperlingsberge – Воробьевы горы (местность на юго-западе Москвы). Не имеющие интернациональных аналогов топонимы переводятся на уровне фонем посредством транскрипции: Nikitskaja Worota – Никитские Ворота (площадь); Deneschni Pereulok – Денежный переулок. Примечательно, что у топонима Nikitskaja Worota прилагательное получает женский род, а не множественное число, вероятно, соотносясь с существительным «площадь». Топонимы с характеризующим словом (Butyrki-Gefängnis, Brjansker Bahnhof, Lubjanka-Straße) переводятся в соответствии с русскими аналогами – Бутырская тюрьма (также «Бутырки» или «Бутырка»), Брянский вокзал (в настоящее время Киевский вокзал), улица Лубянка.

Перевод имен собственных

Имена собственные, встретившиеся в романе и обнаруживающие общепринятые соответствия, были переведены с использованием дополнительных источников: das Große Theater – Большой театр; der Kreml – Кремль; Graf Mirbach – граф Мирбах Не имеющие интернациональных аналогов имена собственные переводятся на уровне фонем посредством транскрипции. Примечательно использование в псевдониме автора Alexandra Anzerowa (Александра Анзерова) буквы «z», которая по правилам фонетики не соответствует русской фонеме [з]. Также стоит обратить внимание, что лексема Kraft в романе является именем, а не переводится как «сила».

Перевод реалий

Перевод реалий, имеющих интернациональные аналоги, также выполнялся при помощи дополнительных источников и словарей: die Tscheka – ЧК (Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем); die Weißen – белые; die Roten – красные; die Kommandantur – военная комендатура; „gewesene Leute“ – «бывшие люди»; die GPU – ГПУ (Государственное политическое управление); All-Russische außerordentliche Kommission zur Bekämpfung der Gegenrevolution – Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем; Innengefängnis – «внутренняя тюрьма». Однако не все реалии, встретившиеся в романе, имели интернациональные аналоги. К примеру, не удалось найти русский аналог понятиям British-Labour-Delegation (Британская делегация труда) и Deutscher Arbeiter- und Soldatenrat (Немецкий Совет рабочих и солдатских депутатов), перевод был выполнен пословно. Примечательно, что в тексте автором было объяснено понятие Stawka – ставка, а также дата 7 ноября – 7. November, den ersten Jahrestag der Revolution – годовщина Революции.

Особенностью романа является описание революционных событий, поэтому под белыми и красными цветами подразумеваются люди (метонимия). Текст пропитан образами (например, das Rote Moskau – красная Москва). Также при переводе возникли проблемы с сочетанием Französische Artillerie, поскольку из истории неясно, каким образом к революционному времени относится французская артиллерия. Помимо этого, автором была использована аллюзия на драматическую трилогию Фридриха Шиллера 1799 года „Wallensteins Lager“ – «Лагерь Валленштейна».

Таким образом, нами были переведены и проанализированы романы А. С. Арсеньевой „Am Weißen Meer“ («У Белого моря») и „Aus dem Lande der Stummen“ («Из страны безмолвия»), выявлены особенности и трудности их перевода. В результате работы над данными романами можно сделать вывод, что их перевод на русский язык в любом случае представляет собой трудоемкий процесс и требует подробного анализа и изучения дополнительной литературы. Тем не менее, перевод текста в целом не представляет собой большой трудности, поскольку автор не является носителем языка и зачастую делает выбор в пользу более доступных конструкций. Стоит отметить, что проблемы, поставленные в романах А. С. Арсеньевой, достойны внимания и являются актуальными и в настоящее время.

Принимая во внимание все вышесказанное, можно сделать вывод, что более подробное изучение творчества писателей-мигрантов может внести огромный вклад в развитие литературы, а также профессиональных навыков переводчика, поскольку данные произведения представляют собой драгоценную редкость, чаще всего лишь на языке оригинала. Интерес к писателям-мигрантам возрастает, а в обществе со свободой слова предоставляется возможность изучать их более досконально.

Библиографический список

1.    Дойков Ю. В. 2011–2012. Архангельск: Центр документации. 2013. 208 с.

2.    Бирюков Г. Соловки – Кенигсберг. Арсеньевы. URL: https://dovydenko.ru/drugie-avtory/363-georgij-biryukov-solovki-kenigsberg-arsenevy.html.

3.    Московский журнал. История государства Российского: литературно-художественный, историко-краеведческий журнал, М.: Вечерняя Москва, 2007. № 8.

4.    Арсеньев Н. С. Дары и встречи жизненного пути. Франкфурт-на-Майне, 1974.

Список иллюстративных источников

5.      Anzerowa А. Aus dem Lande der Stummen. Breslau: Bergstadtverlag, 1936.

6.      Anzerowa А. Am Weissen Meere. Paderborn: Verlag Ferd. Schoenlngh, 1938.