+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

О трудностях перевода английских слов-реалий на русский язык

О трудностях перевода английских слов-реалий на русский язык

Кузьмина Дарья Юрьевна — Ассистентка кафедры романо-германских языков и перевода, Елецкий государственный университет им. И. А. Бунина, Елец, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Понятие «перевод реалий» дважды условно: реалия, как правило, непереводима (в словарном порядке), и, как правило, она передается (в контексте) обычно не путем перевода. «Если говорить о непереводимости, – пишет Л. Н. Соболев, – то именно реалии, как правило, и непереводимы». Реалии являются маркерами национального в тексте и составляют лакуны в лингвокультурном пространстве принимающей культуры [11, с. 281]. А. П. Бабушкин в статье «Культура, когниция, перевод» разделяет лакуны на абсолютные и относительные. По его мнению, абсолютные лакуны представляют собой случаи полного отсутствия эквивалентов и восполняются свободным сочетанием слов: albanianization – «добровольная политическая изоляция страны и ее последующее экономическое обнищание». Относительные лакуны встречаются гораздо чаще [1, с. 10].

Основных трудностей передачи реалий при переводе две: 1) отсутствие в ПЯ соответствия (эквивалента, аналога) из-за отсутствия у носителей данного языка обозначаемого реалией объекта (референта); 2) необходимость наряду с предметным значением (семантикой) реалии передать и колорит (коннотацию) – ее национальную и историческую окраску [2, с. 82]. Выбор переводческого решения может осуществляться только с обязательным учетом трех составляющих – лингвистических знаний, когнитивного багажа и личного «эмоционального опыта» переводчика [12, с. 49]. В принципе все способы, используемые в переводческой практике для передачи реалий, можно свести к четырем: 1) транскрипция и транслитерация; 2) калька; 3) аналог, или приблизительное соответствие; 4) толкование, или разъяснительный перевод.

1. Транскрипция и транслитерация хороши тем, что позволяют передать звуковой или графический облик слова и не приводят к увеличению объема текста. Недостаток же их заключается в том, что на первых порах они могут быть непонятны носителям принимающего языка, особенно если контекст или ситуация не выявляют значения. Трудно сказать, многим ли русскоязычным читателям ясен смысл замелькавших на страницах нашей прессы слов: истэблишмент, хай-фай, дайджест. Однако высокая частотность употребления приводит к тому, что подобные слова приживаются в языке перевода (видеоклип, менеджер), а некоторые даже настолько хорошо акклиматизируются, что приобретают его грамматические характеристики – формы склонения, числа, словообразовательные аффиксы (шорты, комиксы, ковбойский) [10, с. 32]. Основной принцип транскрипции – передача графическими средствами (буквами) языка перевода фонетического облика слова при максимальной звуковой близости к оригиналу. Передача английской лексической единицы приемом транскрибирования не является точным ее воспроизведением на русский язык из-за различия фонетических систем обоих языков (так, например, английский звук [h] передается на русский язык как [х] или [г]: Harrow – Харроу; [th] как [т] или [с] «Truth» – «Трус» (название журнала) [4, с. 86]. Приемы транслитерации и транскрипции сравнительно редко применяются раздельно; чаще практикуется сочетание обоих приемов. Например, в «Herald Tribune» – «Геральд Трибюн» первое слово передано транслитерацией, второе – транскрипцией. Способы транслитерации и транскрипции применяются при передаче имен собственных, географических названий, названий судов, самолетов, газет, журналов, фирм, а также некоторых неологизмов и пр. Например, Galsworthy – Голсуорси, Downing Street – Даунинг-стрит, impeachment – импичмент и др.

2. Калька представляет собой перевод сложного слова или словосочетания по частям. Этот способ хорош тем, что он позволяет перенести в текст перевода смысловое содержание реалии без увеличения ее объема. Однако возможности калькирования ограничены: оно может быть использовано лишь тогда, когда у переводимой единицы есть составляющие и их сочетание мотивировано (skyscraper – небоскреб, brain drain – утечка мозгов, Salvation Army – Армия спасения). Когда же мотивировка затемнена или отсутствует, калькирование теряет всякий смысл. Покомпонентный перевод демотивированных реалий ни в коей мере не проясняет их значения (напр., log rolling – букв. «катание бревен» – сделка между членами конгресса о взаимной поддержке). Неприемлем способ калькирования и тогда, когда в языке перевода нет удобной, компактной грамматической структуры: tie vote – равный счет + голосование = равное количество голосов, поданных «за» и «против».

3. Аналог, или приблизительное соответствие, – это слово или словосочетание языка перевода, используемое для обозначения понятия, сходного, но не совпадающего с понятием языка оригинала. Достоинство данного способа перевода в том, что он обычно краток и не затрудняет понимания – ведь это знакомое слово, обозначающее привычное нам явление. Недостаток аналога в том, что он «стирает» специфику реалий и не доводит до нас всей полноты их значений. Так, слово drugstore переводят чаще всего как «аптека», хотя это «место, где можно перекусить и купить не только аптечные товары». Таким образом, аналог всегда либо шире, либо уже по значению, чем соответствующая реалия. Он условно приравнивается к реалии, так как имеет с ней общее семантической ядро.

4. Толкование, или разъяснительный перевод, почти всегда приводит к расширению объема текста, и в этом его недостаток. Разъяснение реалии, состоящей из одного или двух слов, может занимать несколько строк: town house – жилой дом в черте города, обычно в два этажа, стены которого вплотную примыкают к таким же домам, образуя непрерывную линию построек. С другой стороны, разъяснительный перевод как никакой другой из перечисленных выше способов раскрывает значение и специфику реалии – и в этом его преимущество. Часто он используется в комбинации с другими приемами – транскрипцией (транслитерацией) и калькой. М. Д. Гутнер называет этот вид перевода описательным. По ее мнению, его следует применять в следующих случаях [5, с. 34]:

1)   когда в русском языке отсутствует обозначаемая им реалия (например: highball – (разг.) виски с содой и льдом, поданный в высоком стакане);

2)   когда сложность перевода вызвана особенностями сочетаемости слов в английском языке (например: negotiated settlement – соглашение, достигнутое в результате переговоров; better-late-than-never admission – признание, сделанное по принципу «лучше поздно, чем никогда»);

3)   когда грамматические структуры английского и русского языков полностью расходятся (например: The general was maneuvered out of the presidency in 1974Генералу пришлось уйти с поста президента в 1974 году в результате маневров его противников); развернутое объяснение с добавлением дополнительных слов пришлось уйти, в результате, его противников вызвано необходимостью адекватно передать чуждую русскому языку конструкцию was maneuvered out of;

4)   когда возникает необходимость передачи газетного заголовка (например, заголовок Three counties to go wet может быть передан на русский язык только при помощи более распространенного объяснения: В трех графствах предполагается продажа спиртных напитков в воскресные дни).

И. Владова в статье «Перевод как межкультурная коммуникация» утверждает, что реалии представляют собой абсолютные лакуны в культурном пространстве иного этноса. Репрезентируя национальное своебразие и фиксируя уникальность исходной культуры по отношению к принимающей, они вводятся в текст перевода в транскрибированном или транслитерированном виде, сохраняя таким образом самобытность отдающей культуры. Многие переводчики, стараясь донести до читателя в максимально возможной степени и смысл, и специфику оригинала, «дублируют» перевод, прибегая к разного рода «гибридам»: members of the shadow cabinet – члены «теневого кабинета», т. е. представители официальной оппозиции; backbenchers – заднескамеечники, т. е. рядовые члены фракции. Передать некоторые стилистические нюансы в переводе, как правило, не всегда удается. Так, привычное для английского языка сокращение GOP (Grand Old Party) мы переводим просто как Республиканская партия, не имея возможности сохранить оттенок некоторой фамильярности [8, с. 36].

Ж. А. Голикова выделяет три приема передачи реалий: транскрипцию, транслитерацию и перевод. Ее позиция по первым двум приема схожа с мнениями предыдущих ученых, а метод перевода расширен и дополнен следующим образом: перевод (или замена, субституция) как прием передачи реалии на ПЯ применяют обычно в тех случаях, когда транскрипция по тем или иным причинам нежелательна. Существуют следующие способы перевода реалии.

1. Ввведение неологизма (в виде кальки и полукальки):

а) калька – заимствование путем буквального перевода (обычно по частям) слова или оборота: Red Army Man – красноармеец, Victory Day – День Победы, Skyscraper – небоскреб;

б) полукалька – новое слово или (устойчивое) словосочетание, являющееся частичным заимствованием: Decembrist – декабрист.

2. Приблизительный перевод (применяется чаще, чем любой другой прием):

а)   принцип родовидовой замены (позволяет передать содержание реалии единицей с более широким (очень редко – с более узким) значением с подстановкой родового понятия вместо видового – прием генерализации): церковь, пагода, мечеть, синагога – храм;

б)   функциональный аналог (удобен для передачи реалий-мер, в частности когда они предназначены для создания каких-то качественных представлений): столько-то миль – очень далеко, сто пудов – очень тяжелый;

в)   описание, объяснение, толкование как прием приблизительного перевода (используется в тех случаях, когда нет иного пути: понятие, не передаваемое транскрипцией, приходится просто объяснять): Two boys were playing flys up with a soft ball – Мальчики играли в мяч; разъяснение реалии, помещаемое в скобках после транскрипции/транслитерации и представляющее собой либо калькирование ее составных компонентов, либо составленное самим переводчиком сжатое описание ее сущности, при этом переводчик, как правило, отмечает свое «вмешательство» в текст оригинала пометкой «примечание переводчика»: polterabend – польтерабенд (традиционный вечер накануне венчания – прим. перев.) [3, с. 135].

3. Контекстуальный перевод – передача содержания при помощи трансформированного соответствующим образом контекста: Сколько стоит путевка на курорт? – How much are accommodations at health resorts?

Л. К. Латышев и А. Л. Семенов выделяют следующие способы передачи безэквивалентной лексики: транслитерация, калькирование, описательный (разъяснительный) перевод, приближенный (уподобляющий) перевод [24, с. 92]. А. О. Иванов также говорит о четырех способах передачи значения реалий: калькирование, использование существующего аналога, транслитерация/ транскрипция, описательный или приближенный перевод [5, с. 86]. Л. Ф. Дмитриева, Е. А. Мартинкевич и Е. С. Кунцевич отмечают приемы транслитерации, транскрипции и калькирования. По их мнению, калькирование применяется в тех случаях, когда требуется создать осмысленную единицу в переводном тексте и при этом сохранить элементы формы или функции исходной единицы. Калькирование используется для передачи именований историко-культурных событий и объектов, титулов и званий, названий учебных заведений, государственных учреждений: back-bencher заднескамеечник [10, с. 32].

Е. А. Кузьмина в статье «Передача этнокультурных реалий в художественном переводе» говорит о том, что особый интерес представляют этнографические реалии, поскольку именно наличие в художественном тексте наименований национальных, особых предметов быта, одежды, продуктов питания придает произведению необходимый колорит. Таким образом, при переводе этнокультурных реалий перед переводчиком стоит сверхсложная задача. Он должен, с одной стороны, сохранить культурное своеобразие исходного текста, ввести иноязычного читателя в увлекательный, необычный мир чужой этнокультуры, а с другой стороны, необходимо сделать этот мир понятным для иностранного читателя, то есть переводчик должен интерпретировать данные явления, сопроводить их пояснениями, комментариями или найти подходящие эквиваленты в собственной культуре [6, с. 225]. Сохранить культурно-специфичные элементы исходной культуры удается при использовании в работе такого приема, как транскрипция (или транслитерация для имен собственных). Но это возможно лишь в том случае, когда существует переводческая традиция передачи таких наименований (например, Октоберфест, автобан). Е. А. Кузьмина утверждает, что калькирование (семантическое заимствование) также является известным способом перекодировки информации с иностранного языка на родной. Напр., русское выражение «целиком и полностью» является калькой немецкого im Ganzen und Vollen. Нередко перевод культурных реалий осуществляется путем применения генерализующей трансформации, то есть переводчик опускает некоторые культурно-специфичные элементы. Оправданием этому служит незначительность смысловой нагрузки, которую несет данная реалия, а также тот факт, что данный элемент исходной культуры мало знаком или вообще незнаком представителю культуры-реципиента. Кроме того, культурные реалии нередко транслируются переводчиком посредством такого приема, как описательный перевод, то есть замена термина дефиницией [8, с. 224].

С. Влахов и С. Флорин полагают, что, обобщив приемы передачи реалий, их можно свести к двум: транскрипции и переводу (в широком смысле слова). Транскрипция предполагает введение в текст перевода при помощи графических средств языка перевода соответствующей реалии с максимально допускаемым этими средствами фонетическим приближением к ее оригинальной фонетической форме: англ. whig – рус. виг. С. Влахов и С. Флорин разграничивают понятия транскрипции и транслитерации. Транскрипция – «передача звуков иноязычного слова (обычно собственного имени, географического названия, научного термина) при помощи букв русского алфавита», а транслитерация – «передача букв иноязычного слова при помощи букв русского алфавита» (например: tomahawk – томагавк, рус. каноэ вместо кану (англ. [kəˈnuː])). С. Влахов и С. Флорин выделяют также такие способы перевода, как освоение, семантический неологизм и замена реалии реалией языка перевода. Под освоением теоретики перевода подразумевают адаптацию иноязычной реалии, т. е. придание ей на основе иноязычного материала обличия родного слова: фр. сonsierge в ж. р. – рус. консьержка.

Таким образом, общая схема приемов передачи реалий в художественном переводе, предложенная С. Влаховым и С. Флориным, получает следующий вид:

Транскрипция (и транслитерация).

Перевод (замена).

1. Неологизм:

а) калька;

б) полукалька;

в) освоение;

г) семантический неологизм.

2. Замена реалий.

3. Приблизительный перевод:

а) родовидовая замена;

б) функциональный аналог;

в) описание, объяснение, толкование.

4. Контекстуальный перевод.

Анализ переводоведческих работ позволяет говорить о необходимости сохранения в переводе национального и исторического колорита оригинала, а для этого нужно знание реалий родного языка. Познав содержание языка, мы проникаем в образ мышления нации, в способ видения мира, начинаем понимать особенности менталитета носителей данной культуры, и вся совокупность фоновых знаний приводит нас к достижению адекватности, полноценности и эквивалентности художественного перевода.

Библиографический список:

1.         Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов: М., 1966. 609 c.

2.         Владова И. Перевод как межкультурная коммуникация // РЯ за рубежом. 2011. № 4. С. 27–33.

3.         Генри О. Город без происшествий // Сборник рассказов (пер. с английского). М.: Московский рабочий, 1981. 408 с.

4.         Голикова Ж. А. Перевод с английского на русский: Уч. пос. для вузов. М.: Новое знание, 2007. 287 с.

5.         Гутнер М. Д. Пособие по переводу с английского на русский общественно-политических текстов: Уч. пос. для вузов. М.: Высшая школа, 1982. 158 c.

6.         Дмитриева Л. Ф., Кунцевич С. Е., Мартинкевич Е. А. Англ. яз.: курс перевода: Книга для преподавания (Ин. яз. для профессионалов). М. – Ростов-на-Дону: ИКЦ «Март», 2005. 288 с.

7.         Иванов А. О. Английская безэквивалентная лексика и ее перевод на русский язык: Уч. пос. Л., 1985.

8.         Кузьмина Е. А. К проблеме перевода этнокультурных реалий // Культура в зеркале языка и литературы: Материалы междун. науч. Конференции / Отв. ред. Н. В. Ушкова. Тамбов: Изд-во Державина, 2008. С. 223–225.

9.         Нелюбин Л. Л. Введение в технику перевода (когнитивный теоретико-прагматический аспект): Уч. пос. для вузов. М.: Флинта, 2009. 216 с.

10.     Романова С. П., Коралова А. Л. Пособие по переводу с английского языка на русский: Уч. пос. М., 2006. 176 с.

11.     Соболев Л. Н. О переводе образа образом // Вопросы художественного перевода. М., 1955. 350 c.

12.      Фененко Н. А. Язык реалий и реалии языка / Под ред. профессора А. А. Кретова. Воронеж: Вор. госуд. университет, 2001. 140 с.