+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Перспективы исследования когнитивных функций устных переводчиков

Перспективы исследования когнитивных функций устных переводчиков

Савчук Антон Валерьевич — Преподаватель кафедры психологии, аспирант, Минский государственный лингвистический университет, Минск, Беларусь

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

В истории развития человеческой цивилизации устный перевод играл и продолжает играть роль важнейшего инструмента коммуникации и взаимодействия между представителями разных народов и культур. Процесс устного перевода невозможно свести лишь к механическому переносу информации из одной знаковой системы в другую – его сущность и феноменологическая природа не ограничивается сугубо внутрилингвистическими проблемами и является областью мультидисциплинарного интереса. Закономерным следствием исторического развития переводоведения, в особенности области устного последовательного и синхронного видов перевода, стало уточнение дескриптивного подхода, направленного на анализ продуктов перевода, подходом процессуальным, нацеленным на изучение психологии личности переводчика и психологическое содержание его деятельности. Именно терминологический аппарат и эмпирические методы психологических дисциплин в наибольшей степени позволяют проследить за ходом мыслительных операций переводчика на всем пути акта перевода: от восприятия текста оригинала до озвучивания текста на целевом языке. Подобный парадигмальный сдвиг, совершенный как самими практиками перевода, так и теоретиками смежных дисциплин, не только носит фундаментальный характер, но также имеет огромное прикладное значение для разработки методик подготовки, отбора и оценки специалистов переводческой сферы, зачастую сталкивающихся с информационной перегрузкой, лимитом времени и прочими стрессогенными условиями. Многочисленные модели обучения переводчиков и анализ наблюдений за деятельностью специалистов всегда подчеркивали особую роль познавательных свойств, таких как скорость мышления, концентрация внимания, объем и распределение ресурсов рабочей памяти. Данные когнитивные процессы лежат в основе профессиональной компетенции переводчика и позволяют ему в режиме реального времени применять усвоенные лингвокультурные знания, коммуникативные навыки и трансформационные приемы. Положение о когнитивной обусловленности процесса устного перевода подкрепляется также сложными лабораторными исследованиями в области нейрофизиологии и психофизиологии головного мозга, продемонстрировавшими вовлеченность в синхронный перевод обоих полушарий – не только участков символьных систем, но и зон, отвечающих за мыслительное планирование и контроль [4]. Деятельность устного переводчика с когнитивной точки зрения не может ограничиваться предметно-специфической проблематикой, так как перевод уже сам по сути является когнитивным процессом [1], связанным с общими познавательными функциями, к которым относятся память, мышление, внимание и система контроля распределения ресурсов для их функционирования [6]. Уместно предположить, что если понимание, переформулирование, речепорождение, составляющие структуру процесса устного перевода, зависят от общих когнитивных функций, то качества последних могут определенным образом отражаться на качестве результатов самого перевода. Тогда, с одной стороны, можно говорить о том, что уровень развития определенных когнитивных способностей является предпосылкой успешного осуществления устного перевода [3], а следовательно, диагностика когнитивных функций может обладать прогностическими возможностями. Кроме того, когнитивные характеристики могут так или иначе влиять на динамику профессиональной подготовки переводчика – эффективность усвоения информации и скорость формирование навыков. С другой стороны, как утверждают некоторые ученые, эффективное обучение устному переводу и многолетний опыт работы в переводческой сфере способствует развитию общих когнитивных функций личности. Приобретенные впоследствии качества могут проявляться и реализоваться в других сферах деятельности, не связанных с устным переводом [2]. В связи с некоторым расхождением в отношениях перевода и когнитивных процессов испанский психолог Ф. Падилла выделяет два основных направления исследований устного перевода. Один из них, метод когнитивных компонентов, заключается в сравнении результатов различных выполненных заданий, связанных с тем или иным когнитивным компонентом, с результатами самого перевода. Второе направление, метод когнитивных корреляций, опирается на сопоставление когнитивных показателей переводчиков разного уровня подготовки и опыта работы [5]. Следует отметить, что оба метода связаны одной общей задачей – рассмотрением перевода на уровне познавательных механизмов с целью поиска новых решений в повышении его эффективности. На сегодняшний день пока не существует единого мнения по вопросу о том, какой метод наиболее валиден и может ли он существовать в целом. Как отмечают многие специалисты, проблема психологического анализа процесса перевода заключаются как раз в низкой валидности исследований, которые характеризуются недостаточно разработанным анализом когнитивных факторов с точки зрения реальных условий протекания переводческого процесса. Думается, что путь разрешения противоречия «когнитивного переводоведения» лежит в максимальном приближении экспериментальных заданий к реальной профессиональной деятельности переводчика.

Во-первых, при подборе методик следует учитывать, что устный переводчик чаще всего взаимодействует с вербальной информацией, представленной на двух языках, образующих языковую пару (язык исходный – язык целевой). Содержание заданий, следовательно, эффективней выстраивать на основе вербального материала на двух языках. Для переводчика родной язык обязательно является одним из рабочих языков, и можно с большой долей вероятности говорить о том, что задания на родном языке, являющемся первой знаковой системой, будут выполнены с более высокими показателями, чем задания на иностранном языке. Лингвистическая задача исследователя будет сведена к определению степени расхождения результатов на родном и неродном языках в разных заданиях с учетом специфики самих языков. Задания на основе вербального материала той или иной знаковой системы можно давать как отдельными циклами, так и чередуя их между собой. Последний способ в качестве упражнения, думается, может быть эффективен для повышения навыка межъязыкового переключения.

Во-вторых, для переводчика важнейшим каналом восприятия информации является слуховой. При определенных условиях переводчик имеет опорный текст, презентацию или же ведет переводческую запись, что естественным образом лишь снижает общую нагрузку на аудиальные системы памяти и внимания, но не лишает их ведущей роли в процессе перевода. Звуковая форма предъявления заданий, таким образом, видится наиболее приемлемым вариантом для восприятия информации для эксперимента.

В-третьих, в диагностическом эксперименте должен иметь место и сам перевод, качественно-количественные показатели которого могут быть сравнимы с результатами того или иного вербального задания на память или мышление. К количественным показателям, помимо совокупного числа правильных ответов или решений, в заданиях можно отнести временные особенности их выполнения. Очевидно, что в устном последовательном или абзацно-фразовом переводе время реакции и темп речепорождения являются показателями относительными и часто определяются требованиями аудитории, особенностями оратора и т. д. В то же время на «высшем» уровне переводческой деятельности, при синхронном переводе, темпоральные характеристики являются критичными показателями, так как в условиях синхрона понимание и речепорождение осуществляются без задержек. Качественные показатели относятся не только к анализу допускаемой в устном переводе вариативности форм передачи мысли с одного языка на другой, но и к рассмотрению лексического или семантического ответа в вербальных заданиях на когнитивные функции. Важной частью исследования также является выявление самих способов решения задач и описание их самим переводчиком. Данный фактор относится к уровню метакогнитивного развития, т. е. к умению понимать и описывать свои ментальные операции для их возможной последующей оптимизации. Так, например, пробные опыты с заданиями на рабочую память на материале английского языка позволили выявить (со слов испытуемых и на основе внешних наблюдений) наличие нескольких вариантов стратегий запоминания и удержания серии элементов в памяти. Результаты и их обсуждение показали, что по сравнению с внутренним беззвучным повторением каждого слова более эффективным оказалось построение в сознании цепочек ассоциаций в виде образов.

Когнитивно ориентированные исследования устного перевода по предложенной методологической модели, на наш взгляд, не ограничиваются лишь сугубо диагностическими целями для разноуровневых групп переводчиков или обучающихся переводу. Если валидность экспериментальной концепции со временем подтвердится, то будущие вербально-когнитивные методики могут послужить основой для создания тренировочных упражнений, являющихся интересными не только для самих переводчиков и преподавателей перевода, но также для всех специалистов коммуникативной деятельности на иностранных языках.

Библиографический список

1.         Усачева А. Н. Перевод: от лингвистической теории к когнитивной модели // Вестник ВолГУ. Сер. 2. Языкознание. 2011. № 1–13. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/perevod-ot-lingvisticheskoy-teorii-k-kognitivnoy-modeli.

2.         Daro V. Non-linguistic factors influencing simultaneous interpretation // Bridging the gap. Empirical research in simultaneous interpretation / Ed. by S. Lambert, B. Moser-Mercer. Amsterdam: Benjamins translation library, 1994.

3.         Linck J. A, Osthus P. Working memory and second language comprehension and production: A meta-analysis // Psychonomic Bulletin & Review, 2014.

4.         Moser-Mercer B. Michel Cr. M., Golestani N. fMRI of Simultaneous Interpretation Reveals the Neural Basis of Extreme Language Control // Cerebral Cortex. 2015. Vol25. Iss12. P. 4727–4739

5.         Padilla P., Bajo M. T. and Padilla F. Proposal for a cognitive theory of translation and interpreting: A methodology for future empirical research // The Interpreters’ Newsletter. 1999. 9. P. 6178.

6.         Pochhacker F. Aptitude for Interpreting. Philadelphia: Benjamins Current Topics, 2014 p.