+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Структурные особенности глагольных словосложений в немецком языке

Структурные особенности глагольных словосложений в немецком языке

Скоробогатая Татьяна Иосифовна — Канд. филол. наук, старший преподаватель кафедры романо-германской филологии, Гродненский государстенный университет им. Я. Купалы, Гродно, Беларусь

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

В немецком языке наряду с префиксацией и полупрефиксацией как способом образования глагольных лексем распространено и словосложение. Под словосложением понимается способ словообразования, состоящий в морфологическом соединении двух или более корней (основ) [1, c. 469].

Словосложение тесно соприкасается с синтаксисом, «а сами сложные слова соотносимы в какой-то мере со словосочетаниями» [2, c. 50]. Особенно ярко данная связь проявляется в отношениях композита и конструкций с локальными наречиями. Так, в русском языке композитам немецкого языка соответствуют либо словосочетания, либо производные глаголы: hinübergreifen – «протягивать руку», entzweibeiβen – «перекусить пополам, раскусить», totfahren – «переехать насмерть», sich zurückbeugen – «наклоняться назад», hinterherschauen – «смотреть вслед», zusammenbinden – «связывать», herausbohren – «просверливать, высверливать». Целью композитообразования в германских языках является синтаксическое удобство, а не номинация, в отличие от славянских языков, где «словосложение сводится к номинативной функции словообразования» [3, с. 93]. Использование в качестве номинанта сложного слова, а не сочетания отражает тенденцию к языковой экономии.

Семантическая структура сложных глаголов немецкого языка отличается тем, что первый компонент может полностью совпадать по семантике с одним из значений многозначного слова или сохранять общую семантику, объединяющую все оттенки значения слова [4, c. 531], и «сужать» значение глагола. При этом слитный характер написания свойствен только неизменяемым формам глагола. К сложным глаголам относятся глаголы (цельнооформленные в именных формах и цельно- или раздельнооформленные в других формах), состоящие из двух компонентов (словоформ или основ), каждый из которых соотносим в современном языке со знаменательной частью речи [5, c. 115].

Так, наречие zusammen – «вместе, сообща, в целом, в совокупности, в итоге» выражает в сложных словах zusammenschrauben – «свинчивать, соединять на болтах», zusammenkratzen – «наскрести» общее понятие «вместе», в то время как наречие fort – «1) прочь, вон; 2) дальше; 3) в отсутствии» реализует свои значения в следующих композитах: fortdrücken – «оттеснять», fortfegen – «выметать, отметать», fortreiβen – «вырывать, отрывать, отнимать», fortschleifen – «стачивать», fortstoßen – «отталкивать», fortzerren – «оттаскивать».

Однако в некоторых случаях в семантической структуре первого компонента сложного глагола может наблюдаться явление энантиосемии, т. е. противопоставления значений: zusammenschrauben – «свинчивать, соединять на болтах (на винтах)» (значение «связь, соединение») и zusammenhauen – «разбивать (вдребезги); разносить (в щепы); разрушать; уничтожать, избить, исколотить» (значение «разрушение»).

Исследования показывают, что первым частотным компонентам характерны следующие значения: 1) темпоральные: «предшествование» (vorherschlagen – «предварительно взбить»), «начало» (loshämmern – «начать бить молотом»), «завершение» (kleinschneiden – «мелко нарезать»), «продолжение» (weiterbohren – «продолжать сверлить»), «неопределенная длительность» (herumbohren – «сверлить на протяжении длительного времени»); 2) локативные (herumbinden – «обвязывать», hochdrücken – «давить вверх», hineinstoßen – «вталкивать, втыкать»); 3) обобщенно-лексические значения: «связь-соединение» (festbinden – «завязывать; привязывать»), «разрушение» (entzweibeiβen – «перекусить пополам, раскусить»), «гибель» (totbeiβen – «закусать насмерть»), «лишение, изъятие» (wegputzen – «счищать; отчищать», fortschleifen – «сточить») [6, с. 53].

Словосложение является активным процессом для развития немецкого языка, наименование при помощи сложных слов следует по определенной словообразовательной модели, что обусловливает особенность семантизации некоторых сложных глаголов, не зафиксированных в переводных и толковых лексикографических источниках. Порождение новых языковых единиц по аналогии является мощным фактором развития и функционирования языка. Особенно это касается композитов, образованных по модели локальное наречие + глагол, так как в немецком языке и речи имеет широкое распространение индивидуально-речевое, ситуативное образование такого вида сложных глаголов (работы Т. И. Сильман, Н. Л. Левинсон, Ю. Н. Афонькиной) [7, с. 252]. Например, композиты herumfassen, herumflechten, herumgreifen, herumstechen, herumstoßen не отражены в переводных немецко-русских лексикографических источниках. Однако трактовку данным глаголам можно дать, зная семантику наречия herum – «вокруг, около» и значение производящего глагола. Наибольшее количество сложных глаголов образовано при помощи локальных наречий: herunterschütteln – «стряхивать», herunterzerren – «стащить, тащить вниз», hinausbeiβen – «выкусывать», hineinbewegen – «двигать что-либо вовнутрь (шкаф в комнату)», hineinbiegen – «изгибать вовнутрь, вставлять что-либо куда-либо, изгибая предмет» и др.

Высокая степень развития и деривационный потенциал словосложения в немецком языке, спонтанность появления и функционирования в речи слов-сложений, зависимость деривационного значения композита от семантики первого частотного компонента делают невозможным представление глагольных композитов как закрытой системы с определенным набором словообразовательных значений. Наряду с локальными значениями сложные глаголы обладают и другими деривационными значениями: putzen – «чистить» → blankputzen – «полировать, лощить; придавать блеск» (blank – «1) блестящий, сверкающий; 2) чистый; начищенный (до блеска), сверкающий белизной; 3) гладкий»); hauen – «рубить, наносить удар» → danebenhauen – «промахнуться (при ударе)» (daneben – «рядом»); hauen – «рубить, наносить удар» → dreinhauen – «бить с размаху; бить куда попало» (drein – «(туда) внутрь»); klammern – «цепляться» → festklammern – «крепко ухватиться» (fest – «крепкий»); schneiden – «резать» → kleinschneiden – «мелко нарезать» (klein – «маленький, малый, небольшой»); reiben – «тереть» → rotreiben – «растереть до красноты» (rot – «красный»); reiben – «тереть» → trockenreiben – «насухо вытереть» (trocken – «сухой»); rütteln – «трясти, встряхивать» → wachrütteln «растолкать (спящего), разбудить» (wach – «бодрствующий») и др.

Таким образом, словосложение как способ словопроизводства глаголов в немецком языке широко представлен. Первые частотные компоненты (наречия, прилагательные, существительные) обладают словообразовательной функцией и способны выражать различные деривационные значения.

Библиографический список

1.         Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н. Ярцева. 2-е изд. М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. 685 с.

2.         Драганов А. К. Семантико-синтаксические связи в словообразовании // Актуальные исследования лексики (немецкий язык): Межвуз. темат. сб. / Калинин. гос. ун-т; редкол.: Е. В. Розен (отв. ред.) [и др.]. Калинин, 1982. C. 49–57.

3.         Балтова Ю. О словообразовательной и лексической интерпретации некоторых интернационализмов в славянских языках // Новые явления в славянском словообразовании: система и функционирование: Докл. XI междунар. науч. конф. Комис. по славян. словообразованию при Междунар. ком. славистов, Москва, 24–26 марта 2009 г. / Моск. гос ун-т; под. ред. Е. В. Петрухиной. М., 2010. С. 90–99.

4.         Словарь словообразовательных элементов немецкого языка / А. Н. Зуев [и др.]; под рук. М. Д. Степановой. 2-е изд., стер. М.: Рус. яз., 2000. 536 с.

5.         Солодовникова Н. А. Статус второго частотного компонента в составе сложных глаголов (принцип анализа) // Уровни лингвистического анализа в синхронии и диахронии: Межвуз. сб. науч. тр. / Ленингр. гос. пед. ин-т; редкол.: Н. А. Кобрина (отв. ред.), В. В. Кабакчи. Л., 1986. С. 113–120.

6.         Силаева Т. А. Роль первых частотных компонентов в развитии системы глагольной префиксации современного немецкого языка // Весн. БДУ. Сер. 4. Філалогія. Журналістыка. Педагогіка. 1988. № 1. С. 51–54.

7.         Павлов В. М. Понятие лексемы и проблема отношений синтаксиса и словообразования / Акад. наук СССР, Ин-т языкознания; отв. ред. В. Г. Адмони. Л.: Наука, 1985. 299 с.