+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Особенности перевода частиц как особой части речи в немецком языке

Особенности перевода частиц как особой части речи в немецком языке

Стрельцова Анна Дмитриевна — Студент, Арзамасский филиал Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского, Арзамас, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

В. М. Алпатов справедливо отмечал, что ни в грамматических исследованиях по отдельным языкам, ни в трудах по общему языкознанию вопрос о частях речи, о количестве и качестве их в языках различных типов и семей, об их лингвистической природе не получил удовлетворительного разрешения. Именно по этой причине одной из основных трудностей исследования вопроса о частях речи считается то, что некоторые классы слов не подходят в систему классификаций многих ученых [1, c. 131]. По этому поводу высказался еще Л. В. Щерба, заметивший, что всегда остается какое-то количество слов, которые никуда не подходят. Их причисляют или к наречиям, или к частицам, являющимся своего рода складочными местами, куда отбрасывают все лишнее, ненужное, что никуда не подходит [5, c. 77].

Что касается германистики, то частицы также не рассматривались в совокупности. Немецкие исследователи выявили спорность проблемы относительно класса частиц, что является их прямой заслугой. Только известный немецкий лингвист Г. Хельбиг в труде «Частицы» раскрыл перспективы и тенденции этого вопроса. Он подчеркивал, что частицы необходимо изучать с точки зрения прагматико-коммуникативных факторов, а не их денотативной семантики, которая у них мала, и не с морфолого-синтаксической стороны [4, c. 272].

Изучая частицы как особенную часть речи, необходимо отметить, что части речи – такая категория, которая связана с сущностью языка как средства общения и поэтому является до известной степени общей всем языкам, хоть и реализуется в языках по-разному. Особое положение частиц наряду с другими частями речи особенно актуально для немецкого языка, поскольку морфологические особенности каждого разряда в системе частей речи связаны с синтаксическими особенностями: порядком слов, с типом предложения, с интонацией. Также стоит заметить, что частицы нельзя смешивать ни с модальными словами, ни с наречиями.

Главным отличием от других неизменяемых слов, а именно модальных слов и наречий, является то, что частицы не могут употребляться как члены предложения. Частицы не могут, как наречия, отвечать на вопросы с вопросительным словом или, как модальные слова, на вопросы без вопросительного слова. В отличие от служебных слов – союзов и предлогов – частицы не служат для выявления отношений между понятиями, а приносят специальный смысловой тон в значение других слов или в значение всего предложения [3, c. 143].

Не обладая независимым лексическим значением, частицы играют в языке значительную функциональную роль, поэтому их часто называют «функциональными словами». Принимая участие в общей модальности предложения (объективной модальности), они вносят в него некую коннотацию, вспомогательные аспекты. Частицы показывают субъективную модальность (второй модальный слой), которая накладывается на общую модальность предложения. Кроме функциональной роли частицы имеют важное стилистическое значение. Роль частиц в большой степени обусловлено контекстуально.

Усилительно-выделительная, или усилительная, частица ja («ведь, же») употребляется в побудительных и повествовательных предложениях и не употребляется в вопросительных предложениях. Например: Die Prüfung ist ja ein Kriterium («Экзамен – это критерий»).

Усилительная частица denn, напротив, довольно часто встречается в вопросительных предложениях. Роль частицы denn в вопросительном предложении (в безударном положении) заключается в том, чтобы усилить значимость вопроса. При этом говорящий должен обращать внимание на предыдущее высказывание и предполагать, что слушатель уже владеет запрашиваемой информацией. Например: Ist das Essen denn schmackhaft? («Эта еда вкусная?»).

Частица doch не употребляется в вопросительных предложениях без вопросительного слова, а используется только в побудительных и повествовательных предложениях. Например: Er probiert doch, diese Arbeit besser zu machen («Он старался сделать эту работу лучше») [3, c. 203].

Частица wohl употребляется в вопросительных и повествовательных предложениях, но не используется в восклицательных и побудительных высказываниях. Например: War die Prüfung wohl ein Erfolg? («Был ли этот отзыв полезным?»).

Частицы bloß и nur можно встретить во многих видах предложений. В повествовательных предложениях они выражают ограничение высказывания со стороны говорящего. Например: Er erhielt nur einen Trostpreis («Он получил только один утешительный приз»). В предложениях эмоционально-насыщенного содержания частицы bloß и nur имеют усилительное значение и подчеркивают мгновенно возникающее чувство или желание говорящего. В вопросительных предложениях без вопросительного слова эти частицы, так же как в повествовательных предложениях, имеют ограничительное значение. По этой причине частицы bloß и nur не могут употребляться со словами, которые ввиду их лексического значения не допускают подобного ограничения. Нельзя сказать: War die Arbeit nur (bloß) ausgezeichnet? («Работа была только отличная?»); War er nur (bloß) Regierungschef? («Он был только главой правительства?»).

В побудительных предложениях с императивом или без него частицы bloß и nur, несущие в этом случае ударение, выражают настоятельное требование, одновременно связанное с угрозой неприятных последствий: Nur (bloß) langsam! («Только медленно!»). В побудительных предложениях безударные частицы bloß и nur выражают отсутствие заинтересованности говорящего в действии. Например: Lass ihn nur reden! («Пусть говорит!»).

Безударная частица auch используется в вопросительных предложениях как с вопросительным словом, так и без него, а также отражает сомнения. Г. Хельбиг приводит следующие примеры: (Der Weihnachtsmann zu den Kindern): «Seid ihr auch alle artig gewesen? («Вы все такие же?»). Выступая в побудительных предложениях, частица auch несколько ограничивает содержание побуждения: Sei auch schön artig! («Будь такой же красивой!») [4, c. 91].

Следует обратить внимание и на частичку mal. Она употребляется в повествовательных и побудительных предложениях и не может использоваться в восклицательных и вопросительных предложениях. Безударная частица mal в повествовательном предложении показывает что-то «непринужденное», придает высказыванию смягчающий оттенок: Er will die Arbeit mal abschließen («Он все-таки хочет завершить работу»). Сохраняется то же коммуникативное значение в побудительных предложениях, но одновременно собеседник побуждается к выполнению действия, выраженного в побуждении: Komm mal her! («Иди сюда!»). Известный лингвист-русист. В. В. Виноградов писал, что «присоединяясь к императивным формам, частица ка придает волеизъявлению смягченный характер, интимную или фамильярную окраску» [2, c. 458]. То же самое можно сказать и о немецкой частице mal. Употребление частиц, а именно частицы mal, зависит не только от структурного типа предложения, но и от его лексического наполнения.

Несомненно, можно выявить значение частицы, если обнаружить, какие семантические компоненты значения частицы взаимодействуют с контекстом и какие именно элементы контекста помогают им проявиться, в результате чего оказываются реализованными функции уточнения, усиления, ограничения значений других слов и т. д.

Библиографический список

1.         Алпатов В. М. История лингвистических учений. Уч. пос. для вузов. 4-е изд., испр. и доп. М.: Языки славянской культуры, 2005. 368 с.

2.         Виноградов В. В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. М.: Высшая школа, 1972. 601 с.

3.         Перельман Г. И. Сопоставительный анализ немецких и русских частиц // Язык, культура, менталитет: проблемы изучения в иностранной аудитории: Материалы VII международной научно-практической конференции 24–26 апреля 2008 г. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2008. 261 с.

4.         Хельбиг Г., Буша Й. Немецкая грамматика. Лейпциг: Энциклопедия, 1989. 383 с.

5.         Щерба Л. В. О частях речи в русском языке // Языковая система и речевая деятельность. Л.: Наука, 1974. 432 с.