+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Языковая личность переводчика как медиатора процесса коммуникации(из опыта работы с иностранными студентами-медиками)

Языковая личность переводчика как медиатора процесса коммуникации(из опыта работы с иностранными студентами-медиками)

Стул Татьяна Григорьевна — Канд. пед. наук, доцент, доцент кафедры иностранных языков и профессионального перевода, Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина, Тамбов, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Сегодня научные, культурные и экономические связи на уровне международного общения развиваются особенно интенсивно. Также происходит расширение границ миграции, развитие средств информации и современных технологий. Все перечисленные факторы объясняют возрастающую роль и значимость перевода в разных сферах нашей жизни. В данной статье мы рассмотрим такой аспект переводческой деятельности, как влияние языковой личности переводчика на процесс перевода, базируясь на нашем опыте работы с иностранными студентами-медиками.

В последние годы увеличивается количество иностранных студентов, обучающихся с привлечением переводчиков, что ставит перед преподавателями и переводчиками задачу повышения эффективности обучения данной категории студентов. Возникает потребность в переводчиках, являющихся специалистами, свободно владеющими своей профессией, и ориентирующихся в смежных областях, готовых к постоянному профессиональному росту.

Любое учебное занятие представляет собой диалог между преподавателем и студентом. В случае же преподавания на языке-посреднике (английский, французский) переводчик находится во взаимодействии с субъектами, являющимися носителями разных языков и относящимися к разным культурам. Устный переводчик как языковая личность осуществляет профессиональную деятельность в специфических условиях межкультурной коммуникации – в рамках непосредственного взаимодействия представителей разных культур. Активная позиция языковой личности устного переводчика как посредника между двумя языками в условиях межкультурной коммуникации не может быть недооценена.

Устный перевод в условиях обучения осуществляется в рамках официального или неофициального регистров общения, и в каждом из них проявляются эмоции, что объясняет возможность возникновения конфликтных ситуаций, и именно от профессионализма переводчика зависит успешность межкультурной коммуникации. Специфика переводческой деятельности определяется в большой мере тем, что переводчик выполняет социальную функцию посредника. По утверждению И. И. Халеевой, релевантной оказывается при этом подготовка специалиста «в области не только, а порой даже – и не столько) межъязыковой, но и интерлигвокультурной коммуникации» [9, с. 64].

По мнению С. В. Серебряковой, «перевод представляет собой опосредованную дискурсивную деятельность, которая требует сосуществования в сознании переводчика когнитивных моделей родной и инофонной культур, включающих, наряду с общими знаниями о мире и собственно языковыми знаниями, знание скриптов коммуникативных событий, фреймов речевых актов, составляющих эти коммуникативные события, релевантных контекстных параметров ситуаций общения и их культурной интерпретации, а также принципов и максим речевого общения, принятых в обеих культурах, составляющих так называемые дискурсивно-прагматические знания» [8, с. 26].

Отношения, которые возникают между переводчиком как языковой личностью и его окружением, сложны и неоднозначны. Переводчик – вторичная языковая личность, он не создает смыслы, он их транслирует. Адресант и адресат обмениваются смыслами, а переводчик лишь оперирует ими. Вместе с тем нельзя не признавать идею приращения смысла, что имеет место в любом переводе: в переводческом пространстве в поле адресата, адресанта и собственно переводчика формируется свой смысл. Доминантную роль в этом процессе играет поле переводчика. В результате каждый перевод не менее уникален, чем текст оригинала, а при переводе одного и того же текста на разные языки в каждом случае будут получены своеобразные тексты, доказательством чего может служить обратный перевода одного и того же текста с разных языков на исходный язык.

Остановимся на концепции переводческого пространства. Как отмечает Л. В. Кушнина, «перевод, как и любая другая сложная система, имеет свою структуру. Это структура нелинейной конфигурации, организованная в виде пространственно-временного континуума. Указанный континуум мы определили как переводческое пространство, которое формируется вокруг содержания текста оригинала и простирается до содержания текста перевода. Каждый из элементов переводческого пространства формирует свою полевую структуру смысла (поле). Взаимодействуя друг с другом в континууме переводческого пространства, эти поля влияют на смыслотранспонирование, вследствие чего сам процесс оказывается нелинейным» [4, с. 15]. «Развертывание переводческого пространства, его осмысление переводчиком, осуществление синергии дифференциальных смыслов приводит к порождению гармоничного текста перевода, смыслы которого соразмерны смыслам текста оригинала. Переводчик по-новому смотрит на перевод, он поистине “погружается в поиск” разнообразных смыслов текста. Переводчик сознательно “выстраивает” собственное переводческое пространство, извлекая разнообразные эксплицитные (явные) и имплицитные (скрытые) смыслы, каждый из которых имеет собственное смысловое поле» [4, с. 17].

И если в художественном тексте невозможно уловить и понять абсолютно все смыслы, заложенные автором, то в медицинском переводе максимально полная эквивалентность полей является приоритетной задачей переводчика. Профессиональное общение – это сложный многоступенчатый процесс, направленный на обмен информацией участников общения, обеспечивающий информированность партнеров и аргументацию позиций. Этот процесс зависит от предшествующего практического опыта общающихся, окружающей обстановки (условий общения), от уровня владения языковым и речевым материалом.

Активная позиция переводчика как языковой личности влияет на изменение текста, он выступает медиатором культур. Рассмотрим понятие «языковая личность». Структура языковой личности может быть представлена в виде модели, состоящей из трех уровней: вербально-семантического, или лексикона, лингвокогнитивного, или тезауруса, имотивационного, или прагматикона [3, с. 36]. Следует отметить, что когнитивный уровень воплощен в тезаурусе языковой личности переводчика и во многом зависит от национальной языковой картины мира.

Согласно разработанной Л. В. Кушниной концепции переводческого пространства и теории гармонизации, «в процессе становления языковой личности переводчика происходит формирование профессиональной переводческой картины мира, в основе которой лежит гармоничное мировоззрение, что обусловлено наличием новой аксиологической переводческой доминанты – категории гармонии » [5, с. 72].

В чем же заключается специфика языковой личности переводчика? Любая информация, проходя через индивидуальное сознание человека, несет своеобразный отпечаток его индивидуальности, т. е. информация на входе и на выходе неидентична. Это характерно не только для межкультурной, но и для монокультурной коммуникации. Как отмечал Ю. М. Лотман, в «нормальном человеческом общении… заложено предположение об исходной неидентичности говорящего и слушающего» [6, с. 15].

Как пишет О. А. Бурукина, «перевод с языка на язык представляет собой не что иное, как трансформацию менталитета» [1, с. 8]. Традиционно языковая личность переводчика оценивается как вторичная языковая личность. В исследованиях А. Н. Плехова вторичная языковая личность определяется как «коммуникативно активный субъект, способный в той или иной мере познавать, описывать, оценивать, преобразовывать окружающую действительность и участвовать в общении с другими людьми средствами иностранного языка в иноязычно-речевой деятельности» [7, с. 3].

При осуществлении устного перевода учебных занятий переводчик работает в непосредственном контакте с коммуникантами, когда возможна обратная связь с участниками межъязыкового общения. При наличии обратной связи с говорящим есть возможность переспросить, уточнить значение незнакомого термина. При наличии обратной связи со слушающими есть возможность следить за их реакцией, регулировать темп свой речи, использовать дополнительные пояснения. В подобных случаях переводчик выступает в роли дополнительного участника коммуникации, отвечая на вопросы и выполняя просьбы участников акта коммуникации.

При устном переводе в условиях непосредственного контакта с обоими коммуникантами зачастую складывается ситуация беседы, когда коммуниканты обмениваются репликами, поочередно выступая в роли говорящего и слушающего. Полнота понимания может варьировать в зависимости от наличия пауз и темпа речи. Переводчик прогнозирует последующее содержание текста на основе уже воспринятой информации.

Особо необходимо обратить внимание на способность языковой личности переводчика преобразовывать окружающую действительность, т. к. от профессионализма переводчика зависит уровень общения представителей нескольких культур, в нашем случае (обучение иностранных студентов на языке-посреднике) от переводчика в определенной степени зависит успешность процесса обучения. А. Б. Бушев полагает, что современный переводчик должен обладать следующими компетенциями: аналитической, креативной, эмоциональной, – а также умением распознавания и продуцирования текстов на двух контактирующих языках [2, с. 26].

Действительно, нельзя не согласиться, что каждый из субъектов в структуре занятия отличается определенным набором психологических особенностей и умений коммуникации. Все это, несомненно, влияет как на процесс общения, так и на его конечный результат – приобретение студентами знаний. Переводчик не должен вмешиваться в конфликт, но ему следует стараться сохранить или создать положительный настрой занятия. Способность переводчика определять и учитывать темперамент и характер преподавателя и студентов помогает уменьшить эмоциональную напряженность при осуществлении коммуникации. Переводчику необходимо знать и воспринимать все регистры общения и переводить их согласно ситуации. Очевидно, что языковая личность устного переводчика играет значительную роль в процессе межкультурной коммуникации.

Британская Национальная сеть переводчиков (National Network for Interpreting) разработала свою систему критериев, на основании которых осуществляется подготовка специалистов и оценивается степень их профессиональной компетентности. Эта система включает прежде всего отличное владение родным языком и языком перевода, эмпатию, эмоциональную стабильность и стрессоустойчивость, развитое чувство инициативы, выдержку, способность к анализу и синтезу, культурную осведомленность, тактичность и дипломатичность, гибкость и адаптивность, умение работать в команде и др. [10]. Очевидно, что этот обширный перечень включает не только лингвистические и коммуникативные умения, но и личностные качества и способности, а также профессионально значимые знания и навыки.

Перевод иноязычного текста – как устного, так и письменного – сопряжен с множеством переводческих трудностей. Проблемы, возникающие в процессе перевода, можно разделить на лингвистические (связанные с неологизмами, фразеологизмами, афоризмами и переводом терминов), культурологические (обусловленные различиями культурных ценностей и адекватной передаче их на языке перевода), социальные и научно-технические. В процессе перевода переводчику приходится решать как чисто языковые проблемы, так и проблемы социолингвистической адаптации текста. Медицинский перевод, как и любой другой специализированный перевод, имеет ряд особенностей. Переводчику следует обладать обширными знаниями в области медицины и уметь ориентироваться в огромном массиве современной медицинской терминологии, чтобы обеспечить адекватный перевод медицинского текста.

Помимо овладения основными понятиями переводоведения, переводчик должны выработать переводческое мышление, которое лежит в основе действий переводчика. Трудность выработки переводческой стратегии заключается в том, что ее нельзя сформировать путем изучения каких-то правил. Необходимый профессиональный подход к переводу формируется у переводчика постепенно в процессе длительной практической деятельности. Стратегия переводчика при решении конкретных задач зависит, в первую очередь, от определения цели перевода и условий его выполнения. Переводчик должен четко представлять, для чего и для кого он переводит, какую задачу будет выполнять создаваемый им текст, как этот текст будет использован.

Профессиональный переводчик должен обладать лингвистической и прагматической компетенцией, общими знаниями, на которых строится запас общей и специализированной лексики, необходимой для понимания и перевода по конкретной тематике. Еще раз подчеркнем, что перевод основан на правильном понимании адресанта (говорящего) переводчиком. Совершенно очевидно, что подобная координация между переводчиком и докладчиком достигается не всегда. В ряде случаев переводчик переводит не то, что сказал адресант, а то, что он намеревался сказать (intended message), но не озвучил вербально. Но любой переводчик может оказаться в такой ситуации, когда определенный сегмент текста или какой-либо термин оказывается непонятным по различным причинам. В подобном случае возможно использование различных стратегий.

Выбор стратегии зависит от множества факторов. Следует упомянуть о компенсации, которая часто осуществляется за счет использования более широкого контекста в переводимом языке по сравнению с переводящим, и о стратегии компрессии, которая дает возможность выразить мысль более идиоматично и избежать вероятных ошибок, прежде всего при переводе на неродной язык. Стратегия ожидания применяется для получения более широкого контекста. Возможность применения стратегии вероятностного прогнозирования обусловлена избыточностью речи. Она особенно актуальна в условиях осуществления перевода одной и той же дисциплины и даже одной и той же темы при работе с разными преподавателями. Чем выше избыточность речевого акта говорящего, тем больше вероятность того, что стратегия вероятностного прогнозирования будет успешной. В некоторых ситуациях, когда переводчик не может найти эквивалент на переводимый язык, используется стратегия знакового перевода, что может привести к буквализмам, однако отсутствие на языке перевода ключевого понятия может привести к потере смысла высказывания.

Медицинский перевод считают специальным видом научно-технического перевода. Распространено мнение, согласно которому медицинский переводчик должен являться специалистом в области медицины. С другой точки зрения, основным занятием медицинского переводчика является собственно перевод с одного языка на другой, а подобная деятельность предполагает наличие специальных знаний в области переводоведения. Конечно же, наличие профессионального образования в области как медицины, так и лингвистики кажется идеальным сочетанием для формирования профессиональной компетенции медицинского переводчика, но является не таким частым явлением, поэтому следует отметить, что фоновые и тематические знания, так же как и все структурные компоненты переводческой компетенции, играют огромную роль для успешной деятельности переводчика с лингвистическим образованием, именно его языковая личность обеспечивает эффективность процесса коммуникации.

Библиографический список

1.         Бурукина О. А. Перевод в контексте современной когнитивной парадигмы // Вестник МГЛУ. Перевод как когнитивная деятельность. М., 2003. С. 5–21.

2.         Бушев А. Б. Русская языковая личность профессионального переводчика: Автореф. дис. … д-ра филол. наук. М., 2010. 21 с.

3.         Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. М.: Изд-во ЛКИ, 2007. 264 с.

4.         Кушнина Л. В. Переводческое пространство как стратегия межъязыкового и межкультурного взаимодействия // Лингвокультурный компонент в переводческом пространстве: Коллективная монография / Под ред. Э. М. Рянской. Нижневартовск: Изд-во Нижневарт. гос. ун-та, 2014. 135 с.

5.         Кушнина Л. В., Силантьева М. С. Языковая личность переводчика в свете концепции переводческого пространства // Вестник Пермского университета. Российская и зарубежная филология. 2010. Вып. 6 (12). С. 71–75.

6.         Лотман Ю. М. Семиосфера. СПб.: Искусство, 2004. 704 с.

7.         Плехов А. Н. Психологические условия развития вторичной языковой личности преподавателя-лингвиста: Автореф. дис. … канд. психол. наук. Н. Новгород, 2007. 23 с.

8.         Серебрякова С. В. Языковая личность переводчика как результат реализации лингвокогнитивного потенциала обучаемого // Вестник Ставропольского государственного университета. 2008. № 58. С. 25–30.

9.         Халеева ИИ. Подготовка переводчика как «вторичной языковой личности» // Тетради переводчика: Научно-теоретический сборник. Вып. 24. М.: МГЛУ, 1999. С. 63–72.

10.     Interpreting Skills Map. URL: http:// www.nationalnetworkforinterpreting.ac.uk/tasks/int_skills/player.html.