+7 (831) 262-10-70

+7 (831) 280-82-09

+7 (831) 280-82-93

+7 (495) 545-46-62

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

ПН–ПТ 09:00–18:00

Русский шансон как феномен современной массовой культуры

Русский шансон как феномен современной массовой культуры

Ускова Анна Игоревна — Канд. филол. наук, доцент кафедры иностранных языков, Воронежский государственный технический университет, Воронеж, Россия

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

Жанр песни, являясь особым культурным феноменом, объединяет два вида искусства словесное и музыкальное. Именно поэтому он пользуется большой популярностью и имеет массовую аудиторию. Песенный жанр уникален также по своей социальной значимости и способности оказывать влияние на слушателей, ведь словесно-музыкальное единство песни представляет обобщенное мироощущение ее исполнителя. Песня как вид диалога между исполнителем и слушателем привлекает искренностью и злободневностью, отражая в текстах все волнующие общество проблемы.

Песенное искусство в различных своих проявлениях претерпевало ряд изменений непосредственно с момента зарождения. В XX веке, помимо изменения содержания самого понятия «песня», появилось большое количество ее жанровых разновидностей. Так, в конце прошлого века в России получило широкую известность и популярность направление, называющееся «русский шансон». Шансон, т. е. эстрадная песня из репертуара шансонье, появился на рубеже XIX–XX веков в репертуаре французских певцов кабаре и впоследствии перешел в современную французскую эстрадную музыку.

Русский шансон как жанр для отечественной эстрады явление довольно молодое. Сам термин был введен в 1990-е гг., когда, как отмечает Л. И. Левин, «блатная песня под французско-нижегородским жанровым псевдонимом “русский шансон” становится самостоятельным сектором музыкальной индустрии и занимает свою, постоянно расширяющуюся нишу на музыкальном рынке» [3, с. 81].

Вопросы, связанные с определением границ исследуемого жанра, являются в настоящее время дискуссионными. Ряд исследователей понимают данный жанр широко, причисляя к нему бардовскую и лирическую песню, городской романс, блатные песни и т. д. Понимающие русский шансон узко выделяют такие признаки, как тематика, сюжет, стилистика, сфера употребления, ценностные ориентиры для определения границ жанра.

С. Гардзонио выделяет следующие основные черты «русского шансона»:

1) совпадение автора и исполнителя текста в одном лице;

2) отсутствие различий между «столичным» и «провинциальным» вариантами;

3) наличие провинции как одной из пространственно-временных констант;

4) автобиографичность произведения;

5) наличие тематически мотивированных прозвищ у авторов-исполнителей (названий групп);

6) тенденция к расширению границ бытования жанра в начале XXI века – от маргинальной среды («блатного» начала) к популярной музыке (эстрадной песне) [2, с. 222].

Под русским шансоном мы понимаем ряд тематически связанных с жизнью криминального мира, исповедующих свою систему ценностей и опирающихся на арго поэтико-музыкальных явлений. Основой жанра является блатная песня, отличающаяся от сходных явлений народного и профессионального песенного творчества.

Русский шансон является продуктом криминальной субкультуры, понятие, а главное принятие которой за последние два десятка лет стало привычным для наших соотечественников. Ее отличительными чертами являются особые, проникшие из криминальной среды и противоречащие общественным нормам морали традиции, ценностные ориентиры, особенности языка, закрепляющиеся в массовом сознании обывателя посредством различных видов искусства. Данный феномен обусловливается многими факторами, среди которых можно выделить менталитет граждан, исторические условия, благоприятствующие вторжению отдельных составляющих криминальной субкультуры в массовую, а также особенности правовой системы России.

Творчество представителей криминальной субкультуры определенно оказало влияние на современную национальную культуру. А. П. Ельчанинов обращает внимание на то, что «творчество вообще и художественное творчество, в частности, является мощным рычагом воздействия на формирование культуры, сознания человека. Творчество как особая реальность может соответствовать отображаемой действительности, а может и не соответствовать ей. Если творчество отображает несуществующую действительность, а еще страшнее однобоко освещает ее, опираясь для достоверности на полуправду, недосказанность, вырванные из контекста факты, возможно формирование новой реальности, в существование которой люди поверят, будут воспринимать выдуманные ценности, идеи как реально существующие» [1, c. 214]. При этом именно те образцы творчества, которые романтизируют и героизируют мир социального дна, оказывают наибольшее влияние на сознание населения, т. к. опираются на такие духовно нравственные ценности, как понимание, прощение, сострадание и любовь.

Первые заметные проявления песенного творчества криминальной субкультуры на отечественной эстраде относятся к постсоветскому периоду. Распад СССР вместе с изменением социально-политических отношений приводит к фактической легализации криминала, который подчиняет себе различные сфер общественной жизни. В период 1990–2000-х гг. в обществе наблюдается пропаганда специфического образа мышления и поведения, диктуемого нормами и ценностям, принятыми в криминальной среде.

Популяризация блатных песен, т. е. песен, рассчитанных на аудиторию криминальной/околокриминальной среды, происходит постепенно, и уже к середине 90-х годов XX века неблагозвучное слово «блатняк» заменяется термином «русский шансон». Таким образом, блатные песни «легализуются», появляется возможность их ротации на радио и телевидении. Все это продиктовано потребностью в идентификации и самоидентификации представителей стремящихся к культурной изоляции сообществ, лиц, сочиняющих и исполняющих подобную музыку. Необходимо также отметить, что все указанные аспекты способствовали росту популярности жанра у все более широкой аудитории: все чаще его почитателями становятся представители разных слоев общества, особенно молодежь.

Первый фестиваль русского шансона под названием «Гоп-стоп шоу» прошел в 1990 году в Москве, годом позже подобное мероприятие было организовано в Санкт-Петербурге. С тех пор шансон становится не только полноправным музыкальным жанром, но и коммерчески успешным направлением. Подтверждает данный факт открытие в 2000 году радиостанции «Шансон», репертуар которой был благосклонно воспринят аудиторией слушателей. Кроме того, на сайте самой радиостанции подчеркивалось, что радио «Шансон» придерживается изначальных ценностей русской культуры, ее традиционной духовности, учитывает «особенности национального характера.

Причиной быстрого распространения жанра шансона является его неэлитарная природа. Популярная музыка начала нулевых годов XXI века являла недоступный мир гламура и потребления, рок-направление со своими символами и цитатами философских трактатов также было далеко от массового слушателя. По-другому обстояло дело с шансоном: лирические композиции о трудностях жизни, о любви и разлуке, о душевности и дружбе быстро нашли отклик у целевой аудитории.

В настоящее время русский шансон занимает лидирующие позиции среди самых востребованных музыкальных жанров. Его популяризацией занимаются не только многочисленные станции радиовещания («Радио Шансон», «Добрые песни», «Питер FM» и т. д.), но и целые телеканалы, посвященные исключительно данному жанру, – «Шансон ТВ» и «Ля-Минор».

Кроме того, федеральные телеканалы все чаще транслируют программы о жизни известных «шансонье», в прайм-тайм теперь можно увидеть бенефисы Е. Ваенги или С. Михайлова. В 2014 году в эфир Первого канала выходит музыкальное шоу «Три аккорда», в рамках которого исполнялись песни различных направлений, в том числе и жанра шансон. Примечательным стал выбор состава жюри, места в котором заняли не только заслуженные деятели культуры, но и настоящий эксперт и легенда жанра Александр Новиков.

Выступая судьей конкурса, А. Новиков высказывался критически в адрес некоторых песен и их авторов, отмечая, что не имея реалистических представлений о местах лишения свободы и особенностях языка заключенных, автор не может создать достойного произведения. Действительно, для того чтобы понять, что именно поют заключенные, существует специальный конкурс лагерной песни «Калина красная». На эстраде же звучат преимущественно получившие некоторую художественную обработку песни.

Характерной чертой шансона является наличие в текстах песен определенной сюжетной линии, передающей реалии жизни. И, хотя сюжеты не отличаются разнообразием, яркость и запоминаемость песни достигается за счет детализации, большого количества арготизмов, которые позволяют в ограниченных рамках текста экономно и экспрессивно передавать эмоции автора. Нередко арготизмы используются в названиях песен: «Блатной», «Фраер», «Шухер», «Жиган-лимон», «Сереге шили дело», «Не спалила, любила», «Чифирнуть бы ништяк». Также по названиям можно проследить жизненный путь лирического героя: «105 статья», «Идет этап», «Лагеря», «Матросская тишина», «А на нарах», «Песня о честном менте», «Отпусти меня, начальник».

Смысловыми центрами текстов шансона являются противопоставления свой – чужой, воля – неволя, верность – предательство. Типичными сюжетами данного тематического круга являются истории о верности «кодексу чести» вора: «Он был рожден под воровской звездой, / И даже за решеткой словно ветер в поле. / Когда вокруг кипеш, в его душе покой. / Смысл его жизни – воровская доля» [11]; об измене «кодексу чести»: «Но понятия здесь поросли трын-травой, / Нарушает закон шелупонь» [10]; о воспоминаниях о жизни на воле: «Эх, воля! Законов нет и нет УК. / Эх, воля! Без кумового и курка. / Эх, воля! Заборов нет и нет зимы / От КПЗ до Колымы» [8]; об описании жизни в конкретных местах лишения свободы: «Владимирский централ – ветер северный! / Этапом из Твери зла немерено… / Лежит на сердце тяжкий груз» [7].

Для большинства песен жанра шансон, описывающих подобные сюжеты, характерна стилистическая сниженность, т. к. их семантика заключает в себе наиболее яркие черты специфической социальной ментальности, проявляющейся в резко отрицательном отношении к общественным этическим нормам и духовным ценностям.

Помимо четкого сюжета песни русского шансона могут быть построены в форме диалога и наставлений более опытных представителей преступного мира. Советы обычно сводятся к установлению границ, в которых нужно выстраивать правильное поведение: «помяни урок – не завяжешь вовремя, загремишь под срок» [9], «за понятья не жуй», «у кума поблатуй», «в пересылках потусуй» [12]. Употребление арго в речи «старожилов», знакомящих молодежь с подобными традициями и нормами поведения, становится неким посвящением в криминальный мир.

Отдельные песни русского шансона посвящены описанию профессиональной жизни преступников, среди них центральное место занимает деятельность воров различных категорий и специальностей: шакалов, щипачей, скокарей, цваных, форточников, фармазонов, медвежатников, маравихеров, авторитетов. В репертуаре отечественных исполнителей профессия вора называется «святым ремеслом» и находится в особом почете среди представителей криминальной субкультуры. В текстах песен можно встретить упоминание как о самых мелких преступниках («Гаси карманчики, в наколках пальчики… Наша профессия – карманник-вор» [4]), так и о более крупных («Я медвежатник – крупный вор» [13]).

Некоторые авторы прибегают к привлечению неоправданно большого количества арготической лексики в текстах своих песен. При этом понять содержание становится возможным, только воспользовавшись специализированными словарями. Это характерно, например, для песен группы «Воровайки» «Хоп, мусорок» и Жеки «Картежник»: «Че ты гонишь, мусор, шнягу не по делу? Че ты паришь мне про нары и конвой? Че мазуришь ты на понт, я не товарка, И пугаешь, падла, бабу Колымой? [5]; «Ну, братан, рули отседа, я шнифтами секанул. Вижу кипишь на болоте, вижу шухер на бану. Кармашей, что лохов, щиплят, обложили мусора, Дуй в катран на Космонавтов, где катается бура» [6]. Необходимо отметить, что поскольку авторы подобных текстов не являются «носителями» арго, они способны только имитировать стилистику «криминального сюжета». Вследствие этого возникает неправдоподобный и фальшивый образ героя, созданный посредством лексики, взятой из словарей. Использование тюремной тематики не в качестве антуража, а просто с целью ее изображения наряду с перегруженным арготической лексикой текстом (вместо единичных вкраплений в речи лирического героя) приводит к потере эстетической ценности песни.

Жизнь криминальной субкультуры, заключенная в жесткие рамки традиций и законов, достаточно примитивна. И данной примитивности жизни полностью соответствует жанр шансона – благодаря своей простоте и доступности. В настоящее время можно утверждать, что русский шансон является одним из феноменов национальной культуры, отражающим жестокую правду жизни зачастую исключительно стилистическими методами, т. е. опираясь на арготическую и обсценную лексику. Подобные приемы включения арготической лексики в тексты песен шансона являются закономерным результатом изменения речевых канонов песенной лирики.

В постсоветский период вследствие глобальных изменений на государственном и культурном уровнях образуется вакуум, постепенно заполняемый новыми ценностями и даже отдельными элементами криминальной субкультуры. Как реакция на переходный исторический период на отечественной эстраде возникает новый песенный жанр – русский шансон.

Популярность жанра шансон отражала стремление общества к постижению простых истин окружающего мира, опирающееся на преувеличенную романтизацию преступного мира и его законов и порядков. Песни также передавали особенности социально-политического развития того времени, когда криминальные структуры играли ключевые роли во всех сферах жизни общества. В это время данный песенный жанр занимает свою нишу несмотря на принципиальные отличия от высоких образцов культуры. На современном этапе русский шансон не снижает своей актуальности и востребованности среди широкой аудитории слушателей, выделяясь на фоне популярной музыки за счет четкого сюжета и законченности фраз, звучащих предпочтительнее, чем их набор клише и междометий.

Библиографический список

1.         Ельчанинов А. П. Криминальное и тюремное творчество: криминогенный и антикриминогенный потенциал преступности // Уголовно-исполнительная система на современном этапе: взаимодействие науки и практики: Материалы международной научно-практической межведомственной конференции. Самара: Самарский юридический институт ФСИН России, 2016.

2.         Копцов А. Н. Языковая эклектика как жанровая черта современного «русского шансона»: на материале песенно-поэтического творчества Елены Ваенги // Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. 2016. Т. 22. № 2. С. 221–225.

3.         Левин Л. И. Блатная песня // Эстрада в России. ХХ век: Энциклопедия. М., 2004. С. 79–81.

Список источников примеров

4.         Воровайки. Гаси карманчики. URL: https://playvk.com/song/Воровайки/Гаси+карманчики/.

5.         Воровайки. Хоп, мусорок. URL: http://onesong.ru/4/gr-Vorovayki/tekst-pesni-Hop-musorok.

6.         Жека. Картежник. URL: http://www.gl5.ru/zh/zheka/zheka.

7.         Круг М. Владимирский централ. URL: http://www.gl5.ru/krug-mikhail-vladimirskij-central.html.

8.         Наговицын C. Воля. URL: http://www.gl5.ru/ %21n/nagovocin-sergey/nagovocin-sergey-volya.html.

9.         Просто Серый. Щипачи-карманники. URL: https://www.chitalnya.ru/work/186459/.

10.     Розенбаум А. Воры в законе. URL: http://alllyr.ru/text50944.html.

11.     Рома Жиган. Жизнь ворам. URL: http://onesong.ru/16/Roma-Jigan-ft-Vyacha/tekst-pesni-Jizn-Voram.

12.     Север C. Телогреечка. URL: http://teksty-pesenok.ru/rus-sergej-sever/tekst-pesni-telogreechka-ty-kak-devochka/1915375/.

13.     Северный А. Я медвежатник. URL: http://shanson-text.ru/song.php?id_song=4445.