+7 (831) 262-10-70

НИЖНИЙ НОВГОРОД, УЛ. Б. ПОКРОВСКАЯ, 42Б

+7 (495) 545-46-62

МОСКВА, УЛ. НАМЁТКИНА, Д. 8, СТР. 1, ОФИС 213

ПН–ПТ 09:00–18:00

  • Перевод патентной документации как объект инновационной деятельности специалиста

    Перевод патентной документации как объект инновационной деятельности специалиста

    Яшина Нина Кузьминична — Доцент, Владимирский государственный университет им. А. Г. и Н. Г. Столетовых, Владимир, Россия

    Ерофеева Елена Николаевна — Студент, Владимирский государственный университет им. А. Г. и Н. Г. Столетовых, Владимир, Россия

    Статья подготовлена для публикации в сборнике «Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода».

    Инновационная деятельность – это особый вид экономической деятельности, направленный на создание, освоение в производстве и продвижение на рынок научно-технической продукции в целях повышения конкурентоспособности выпускаемых товаров и услуг, роста эффективности производства и в конечном итоге улучшения качества жизни людей.

    Известно, что успех инновационной деятельности зависит от создания действенной инфраструктуры, способствующей эффективной реализации инновационных проектов и основанной на партнерстве науки, бизнеса, производства и власти. Основополагающим звеном инновационных проектов, без которого инновационная деятельность предприятия невозможна, являются идеи и знания изобретателей, авторов и разработчиков новых технологий. Следовательно, в современных условиях специалист должен обладать большим багажом научно-технической информации, в частности относящейся к патентам.

    Прежде всего следует отметить, что инновационная экономика не может эффективно развиваться, если инновационный продукт, являющийся результатом интеллектуальной деятельности, не охраняется патентом. Патент – это основной источник технологических инноваций. Он играет ключевую роль в системе охраны интеллектуальной собственности, представляет патентообладателю монопольное, исключительное право на его использование. Патент является защитной мерой при реализации бизнес-стратегии, так как исключает возможность использования конкурентами запатентованной технологии. По мнению лингвиста и технического переводчика Б. Н. Климзо, патент – это подробное описание открытия, изобретения или предмета промышленного производства, имеющее юридическую силу и дающее преимущественное право на изготовление, продажу и использование.

    Патентная информация, которой должен обладать специалист, включает совокупность сведений о результатах научно-технической деятельности, содержащихся в описаниях, прилагаемых к заявкам на объекты промышленной собственности или выданным к патентам, а также в иных источниках. Патентная информация формируется в процессе патентования изобретений и иных объектов промышленной собственности. К источникам патентной информации относятся описания изобретений и полезных моделей, патентные формулы, рефераты, библиографические указатели, а также документы об охраняемых промышленных образцах и товарных знаков. Носитель патентной информации – патентная документация.

    В данной статье мы будем рассматривать подготовку патентной документации как объект научно-информационной деятельности специалиста любого профиля, что позволяет выделить особенности информации, содержащейся в тексте патентных описаний, роль патентной документации, ее необходимость в инновационной деятельности специалиста.

    Из чего же состоит патентная документация? Под патентной документацией следует понимать совокупность публикуемых и непубликуемых документов, содержащих результаты научно-исследовательских, научно-конструкторских и инициативных разработок, заявленных или признанных открытиями, изобретениями, промышленными образцами, полезными моделями, а также сведения об охране прав изобретателей, патентообладателей, владельцев дипломов и свидетельств о регистрации промышленных объектов.

    Как известно, патентная документация подразделяется на две группы источников:

    -   первичная документация – полное описание к выданным патентам;

    -   вторичная документация – библиографические указатели и рефераты

    В данной статье мы будем рассматривать структуру, языковые особенности и способы перевода патентных описаний с английского языка на русский, что крайне необходимо для инженера-разработчика, проводящего патентные исследования.

    Прежде всего, он должен хорошо знать структуру патента. Патент на изобретение имеет четкую структуру, причем каждый из его разделов несет определенную смысловую нагрузку. Требования к структуре описания изобретения зависят от принятых в каждой конкретной стране практики патентования, системы выдачи патентов и правил описания изобретения.

    В России, США и Великобритании пользуются одной и той же системой выдачи патентов, но разными правилами описания изобретения.

    Структура патентного описания

    1.   Заголовок описания и название изобретения (Title of the Invention).

    2.   Реферат (аннотация) (Abstract of the Disclosure)

    3.   Отсылки к родственным заявкам (Cross- References to Related Applications).

    4. Предпосылки к созданию изобретения / уровень техники (Background of the Invention):

    -   область изобретения (Field of the Invention);

    -   описание (обзор) известного уровня техники (Background of the Invention);

    -   критика прототипа (Criticism of the Prior Art).

    5. Резюме изобретения (Summary of the Invention).

    6. Краткое описание чертежа(-ей) (Brief Description of the Drawing (s)).

    7. Описание предпочтительного варианта осуществления изобретения (Description of the Preferred Embodiment).

    8. Подробное описание изобретения (Detailed Description).

    9. Формула изобретения (Claims).

    10. Технико-экономические результаты применения изобретения (Statement of the Advantages to be Gained by the Invention).

    11. Ссылочная часть (References Cited).

    12. Вкладыш с сообщением об отказе от пункта формулы (Disclaimer).

    13. Перечень замеченных опечаток (Certificate of Corrections).

    Но стоит иметь в виду, что в описании изобретения не всегда присутствуют все 13 вышеперечисленных разделов, они могут объединяться, опускаться, приводится в другом порядке. Рассмотрим вкратце наиболее значимые разделы патента.

    Титульная частьэто «шапка» патента. В ней содержатся данные, необходимые для регистрации, хранения и отыскивания патента, а именно: номер патента, название страны, выдавшей патент, дата подачи заявки, дата выдачи патента, классификационные индексы (условные цифровые и буквенные обозначения разделов систем классификации изобретений, к которым относится данный патент), число пунктов патентной формулы.

    Следующий радел, который мы рассмотрим, – это заголовок патента.

    Заголовок патента является самостоятельной его частью, так как заголовки нередко приводятся отдельно от патентов и из переводов заголовков составляются картотеки, по которым специалисты в области науки и техники и работники патентных служб находят описания интересующих их изобретений.

    Предварительное описание представляет собой описание изобретения, которое подается вместе с заявкой и в дальнейшем, в течение определенного срока, заменяется полным описанием. Поэтому при полном письменном переводе патента предварительное описание обычно не переводится.

    Важно знать, что понимается под полным описанием.

    Полное описаниеболее четко отработано по форме и несколько определеннее по содержанию. Если к патенту приложены чертежи, то в полном описании расшифровываются цифры, обозначающие на чертежах различные детали патентуемого устройства. Цифры в описании располагаются в возрастающей последовательности. Если в титульной части отсутствуют данные об изобретателе или владельце патента, то эти данные (имя, адрес) даются в первом абзаце полного описания. Заканчивается полное описание патентной формулой.

    Патентная формула, являющаяся продолжением полного патентного описания, представляет собой самостоятельную часть патента, служащую предметом особого вида технического перевода. С юридической точки зрения патентная формула – главная часть патента, в которой формулируются все черты новизны данного изобретения, отличающие его от уже известных, сходных по содержанию изобретений.

    В патентах на английском языке патентная формула обычно начинается словами: claim, claims (I claim, What we claim is). Обычно формула состоит из нескольких пунктов, представляющих собой нумерованные абзацы. Каждый пункт, каким бы длинным он ни был, в английских патентах состоит из одного предложения. Это стилистически определенная форма изложения патентной формулы. Иллюстративная часть обычно включает чертежи, которые нумеруются и объясняются по их номерам в начале описания.

    Эта четкая структура требует учета особенностей языка патентных описаний при переводе с английского языка на русский. При этом следует помнить, что патентная литература отличается значительным своеобразием среди других жанров научно-технического стиля. Ее своеобразие выражается в основном в канонической форме описания патентов. Язык патентных описаний совмещает особенности двух стилей: научно-технического и официального. Поэтому и языковые средства выполняют одновременно две функции: раскрывают сущность изобретения и определяют границы прав охраняемого документа.

    Особенности языковых средств патентных описаний можно свести к следующему:

    -   широкое употребление штампов и клишированных выражений;

    -   обилие синонимов;

    -   огромное количество полисемантичных слов;

    -   употребление архаизмов и канцеляризмов;

    -   употребление грамматических конструкций от первого лица.

    Рассмотрим каждую особенность языка в описании изобретений подробнее.

    Начнем с употребления штампов и клише. Следует иметь в виду, что язык патентов содержит огромное количество клише, штампов и устойчивых выражений, которые передаются исключительно установленными эквивалентами, которые обязан знать любой переводчик научно-технических материалов, имеющий дело с патентной документацией.

    Вторая особенность языка патентов – это обилие синонимов. Их употребление в британских и американских патентах можно разделить на два типа.

    К первому относятся слова, синонимичность которых проявляется в определенных словосочетаниях. Например, глаголы to increase, to raise, to aid, to better, to enhance, to improve являются синонимами только в сочетании с существительным efficiency и имеют значение «повысить» (КПД).

    Лексические единицы, синонимия которых не зависит от словосочетаний, в которых они употребляются, относятся ко второму типу. Это синонимичный ряд, в который входят слова и словосочетания, имеющие значение «недостаток»: disadvantageous feature, drawback, fault, failing, failure, inadequacy, shortcoming, disadvantage, undesirable feature, weakness, complaint.

    Следующая особенность языка патентных описаний – это многозначные слова. Они представляют собой большую проблему при переводе, так как их значение можно определить лишь по контексту. Полисемантичные слова в американских и британских описаниях изобретений можно условно подразделить на три группы.

    Слова, имеющие разные значения в зависимости от того, в какой грамматической конструкции какого раздела описания они употреблены, входят в первую группу. Например, глаголы to comprise, to consist of, to provide, to relate означают «относиться к» при изложении цели изобретения.

    Ко второй группе относятся слова, имеющие разное значение в определенных словосочетаниях. Например, глагол to meet, который в зависимости от сочетания имеет разные значения: tomeetacondition – «выполнить условие», tomeetadisadvantage – устранять недостаток, to meet a standard – соответствовать стандарту.

    Значение слов третьей группы определяется контекстом, в котором они используются. В качестве примера можно привести слово disclosure, которое может иметь два значения: описание и изобретение – в зависимости от контекста. Например:

    In order that the disclosure will be more fully understood the following detailed description is given with reference to the accompanying drawings. –Дляболееполногопониманияизобретенияприводитсяподробноеописаниесоссылкойнаприлагаемыечертежи.

    Further objects and advantages will be apparent from the following disclosure, reference being had to the accompanying drawings. –Другиецели,преимуществабудутясныизнижеследующегоописанияиприложенныхчертежей.

    Из этих примеров можно сделать вывод, что в первом случае по контексту подходит значение «изобретение», а во втором – «описание». Следовательно, еще раз убеждаемся, что для адекватного перевода многозначных слов необходим контекст.

    Перейдем к другой особенности языка описания изобретений – употреблению специфических слов и выражений. Безусловно, значение некоторых слов, употребляемых в патентной документации, не соответствует словарному значению. Кроме того, перевод таких слов зависит от раздела описания изобретения, в котором они употребляются. В качестве примера возьмем существительное claim. Данное существительное имеет следующие значения: «требование, претензия, утверждение, заявление». В патенте это слово имеет другие значения и передается как «формула изобретения» или «пункт формулы», причем во втором своем значении данный термин употребляется и во множественном числе.

    Рассмотрим следующую особенность – употребление в патентной документации канцеляризмов и архаизмов.

    Самым распространенным канцеляризмом в патентах является слово said, которое переводится как «упомянутый». В патентной документации этот канцеляризм одинаково часто встречается и в формуле изобретения, и в подробном описании. Если возможно, то при переводе следует опускать данное определение. В патенте часто встречаются такие канцеляризмы: accompanying, annexed («нижеследующий, приложенный»), которые идут в качестве определений к существительным description, drawing, claim).

    В описании изобретений широко используются архаизмы. Среди них наибольшую трудность для перевода представляют сложные наречия с there- и where-. Например: thereby, therein, whereafter, whereon, thereacross, therealong, therebetween. Как же переводить такие наречия? Их перевод достаточно прост, Наречия с there- необходимо заменить местоимениями it или them (в зависимости от контекста с соответствующим предлогом). Так, thereabout = about it (them) – «в этом роде, около этого, приблизительно»; thereby= by it (them) – «таким образом, в связи с этим, посредством этого». Для того чтобы перевести наречия с where-, их необходимо заменять местоимением which с соответствующим предлогом: whereafter – «после чего», whereon= on which – «на котором, там».

    Перейдем к последней особенности языка патентной документации – употреблению грамматических конструкций от первого лица. Приведем несколько примеров перевода таких грамматических конструкций:

    а) My invention relates to... – Изобретение относится к…;

    б) I aim to provide an engine… – Цель изобретения – создать двигатель…

    В заключение можно сделать вывод, что инженер-разработчик для решения производственных задач использует патентную информацию, полученную из описаний изобретений на иностранном языке при проведении различных видов патентного поиска, не прибегая к помощи переводчика. В этой связи он должен обладать следующими профессиональными компетенциями: умением выделять патентную формулу, представляющую суть изобретения, определять существенные отличия заявленного технического решения, находить прототипы технических решений, проводить поиск на новизну, определять приоритет изобретения, заполнять патентный формуляр, составлять патентный реферативный обзор. И поэтому для реализации этой важной цели и формирования вышеуказанных профессионально-коммуникативных компетенций требуется детальный лингводидактический анализ текстов патентных документов на иностранном языке.

    Библиографический список

    1.        Англо-русский патентный словарь. М.: Советская энциклопедия, 1973.

    2.        Борисов В. С., Наумова О. Ф., Орлова Н. С. Общие требования к информационному обеспечению инновационной деятельности // Аналит. вестн. 2001. № 4. С. 6–7

    3.        Климзо Б. Н. Ремесло переводчика. Об английском языке, переводе и переводчиках научно-технической литературы. М.: Р.Валент, 2003.

    4.        Мильруд Р. П. Основные способы стимулирования речемыслительной деятельности на иностранном языке // Иностранные языки в школе. 1996. № 6. С. 6–12.

    5.        Необходимость предпринимательской ориентации патентно-информационного обслуживания // Патент. информ. сегодня. 2006. № 2. С. 32–33.

    6.        Поляков О. Г. Английский язык для специальных целей: теория и практика. М.: Тезаурус, 2003.

    7.        Современный словарь ин. слов. М.: Русский язык, 1992.

    8.        Харитонов П. Г. О проблемах инновационного развития России // Биржа интеллектуальной собственности. 2008. № 3. С. 17–19.

  • Специфика англо-русского перевода терминов предметной области «Экономика»

    Специфика англо-русского перевода терминов предметной области «Экономика»

    Светайлов Борис Владимирович — Магистрант, Северо-Кавказский федеральный университет, Ставрополь, Россия

    В рамках перевода научной статьи экономической тематики является актуальным вопрос корректной передачи терминов, специфических для данной области знаний. Однако англо-русский перевод терминологических единиц может вызывать ряд трудностей ввиду отсутствия узуального эквивалента исходной лексической единицы, ее многозначности или недостаточной компетентности переводчика. Важно отметить, что неверный перевод может привести к непониманию содержания работы реципиентом и к частичному или полному искажению смысла исходного высказывания.

    Целью данной статьи является изучение трудностей, с которыми может столкнуться переводчик в ходе передачи с английского языка на русский терминов предметной области «Экономика», и приемов, при помощи которых их можно избежать, достигая максимальной эквивалентности при переводе.

    Материалом для данного исследования послужили статьи по экономике базы SCOPUS, разбитые по квартилям, что дает представление о способах экспликации и перевода на русский язык маркеров эпистемической ответственности в рамках как качественной, так и недостаточно рейтинговой научной периодики. В частности, квартиль Q1 представлен статьями из журнала Theoretical Economics, Q2 — публикацией из периодического научного издания Accounting and Finance, Q3 — из Erasmus Journal for Philosophy and Economics, Q4 — из Journal of Reviews on Global Economics.

    К методам, применявшимся в исследовании, относятся: описательный метод, включающий наблюдение, обобщение, интерпретацию и классификацию единиц языка, описание их свойств, признаков, характеристик. Лингвистические методы данного исследования включают: метод контекстуального анализа, дефиниционный анализ и метод сплошной выборки.

    Изучению терминологических единиц посвящено большое количество исследований. В первую очередь, важно отметить, что крайне важной для понимания сущности термина является, по мнению Е. И. Головановой, функция репрезентации научно-профессиональных знаний и вербализации научной картины мира. Также исследовательница отмечает, что термины закономерно рассматривать в качестве единиц, являющихся «вербализованным результатом профессионального мышления, значимым лингвокогнитивным средством ориентации в профессиональной сфере и важнейшим элементом профессиональной коммуникации» [2, с. 77–78].

    Анализируя роль терминологических единиц как средства моделирования научной картины мира, О. А. Алимурадов, М. Н. Лату и А. В. Раздуев определяют их в качестве «научного… компонента ментального пространства языковой личности и/или лингвокультурной общности» [1, с. 87].

    В целом, ссылаясь на исследование Л. Ю. Кованцевой, можно определить термин как «слово или словосочетание, соотнесенное с одним понятием или объектом в системе понятий специальной области науки или техники, функционирующее внутри текста согласно общим закономерностям построения предложения и в тесной связи с другими словами и словосочетаниями» [3, с. 67].

    Таким образом, термины являются ключевыми единицами лексического состава научной работы. Рассмотрим специфику перевода терминов предметной области знаний «Экономика» и проблемы, с которыми можно столкнуться в ходе данного процесса.

    Часто при переводе требуется использовать устоявшийся в рамках отечественной экономической науки термин, например:

    However, a learning trader is skilled only if he is able to learn the truth quickly [8, с. 440]. — Однако обучающийся трейдер является профессиональным трейдером только в том случае, если он способен быстро добывать достоверную информацию (здесь и далее перевод наш. — С. Б.).

    В данном случае лексема traderпереведена при помощи устоявшегося эквивалента «трейдер», широко распространенного и понятного специалистам-экономистам. Такие варианты перевода, как «торговец», «продавец», «коммерсант», которые можно найти в словаре, являются некорректными и искажают значение данного термина.

    В тексте научной статьи по экономике может встретиться терминологическая единица в виде аббревиатуры, которой нет соответствия в русском языке. В таком случае автору необходимо подобрать наиболее эквивалентный вариант перевода и ввести в русскоязычный вариант статьи окказиональную терминологическую единицу, например:

    Academics and practitioners argue MPR increases start-up costs on engagements and negatively impacts audit quality, client retention and audit firm viability [5, с. 2]. — Ученые и практики утверждают, что ОРП (обязательная ротация партнеров) увеличивает начальные затраты на привлечение клиентов и негативно влияет на качество аудита, удержание клиентов и жизнеспособность аудиторской фирмы.

    В данном примере аббревиатура MPR — mandatory partner rotation — требует создания окказионального эквивалента «ОРП — обязательная ротация партнеров». Как можно заметить, при переводе максимально сохранено исходное значение терминологической единицы, соответствующее выражаемому ею смыслу в научной статье.

    Подобные термины также могут содержать в своей структуре имя собственное, например:

    We study the Markov perfect equilibria (MPE)in which strategies depend only on the set of players who remain in the market [4, с. 212]. — Мы изучаем идеальные состояния равновесия Маркова (ИСРМ), в которых стратегии поведения зависят только от множества игроков, остающихся на рынке.

    Термин Markov perfect equilibriaтакже не имеет устоявшегося эквивалента в русском языке, в связи с чем используется окказиональный эквивалент, полученный в результате дословного перевода лексем, входящих в состав данной терминологической единицы, перестановки фамилии ученого ввиду особенностей синтаксиса русского языка, а также добавления лексемы «состояние», так как в отечественной экономической литературе чаще всего имеет место терминологическое словосочетание «состояние равновесия», но не отдельно взятое существительное «равновесие», употребленное без сопутствующего ему прилагательного. Также вводится новая аббревиатура «ИСРМ», которой необходимо придерживаться в дальнейшем при переводе всей научной работы.

    В статье, из которой был взят вышеприведенный пример, этот термин встречается многократно. В ходе описания идеальных состояний равновесия Маркова автор вводит две терминологические единицы, характеризующие данное понятие. Их перевод также требует некоторых преобразований:

    An MPE with these features is said to be strongly efficient… We refer to these MPEs as weakly efficient [4, с. 221]. — ИСРМ с такими характеристиками называют высокоэффективными... Эти ИСРМ мы называем низкоэффективными.

    В данных примерах корректная передача лексем strongly efficientи weakly efficientважна ввиду их введения в состав терминологической системы исходного термина MPE.Их перевод сопряжен с созданием окказионального эквивалента, что связано с лексико-семантической трансформацией: варианты перевода «сильно эффективный», «слабо эффективный» не соответствуют узусу русского языка в рамках научной статьи, в связи с чем выбраны лексемы «высокоэффективный» и «низкоэффективный», имеющие в дальнейшем в рамках статьи терминологический характер.

    При переводе научных текстов экономической тематики часто можно столкнуться с названиями теорий и концепций, которые также представляют определенную трудность при передаче, например:

    It was IS-LM Keynesian theory during the immediate post WW-II period, and new classical macroeconomics and real business cycle theory later [6, с. 63]. — Ими являлись и кейнсианская теория модели «IS-LM», затрагивающая период непосредственно после Второй мировой войны, и неоклассическая макроэкономика, и, впоследствии, теория реального делового цикла.

    В данном примере присутствуют сразу три наименования экономических концепций, которые имеют узуальные соответствия в русском языке. В случае если переводчик незнаком с ними, он может перевести их некорректно, что приведет к их искаженному пониманию русскоязычными специалистами. Так, new classical macroeconomicsможет быть переведено дословно как «новая классическая макроэкономика»,в то время как устоявшимся эквивалентом является именно «неоклассическая макроэкономика».Данный аспект актуален и для двух других вышеприведенных терминов: устойчивым эквивалентом термина IS-LM Keynesian theoryявляется «кейнсианская теория модели “IS-LM”»,а для real business cycle theory— «теория реального делового цикла».

    Наконец, в некоторых случаях переводчик имеет возможность выбора из нескольких доступных ему вариантов перевода термина, например:

    They involved both changes in fiscal and monetary policy, and changes in attitudes toward business and labor relations, and innovation that support economic growth [7, с. 53]. — Они включали как изменения в бюджетной и денежно-кредитной политике, так и изменения в отношении бизнеса и отношений в сфере труда, а также инновации, поддерживающие экономический рост.

    Термины fiscal policyи monetary policy могут переводиться как «бюджетная политика» и «денежно-кредитная политика» или как «фискальная политика» и «монетарная политика».Оба варианта являются общепринятыми терминами в рамках отечественной экономической науки, поэтому оба перевода равнозначны, вследствие чего переводчик сам решает, какой из них выбрать, и придерживается в дальнейшем переводе именно этого варианта.

    В данном примере также наличествуют термины business, innovationи economic growth.Их перевод не вызывает трудностей, так как осуществляется посредством устоявшихся соответствий «бизнес», «инновация», «экономический рост».

    Таким образом, перевод экономических терминов связан с рядом трудностей и требует как тщательного анализа со стороны переводчика существующих устоявшихся эквивалентов в русском языке, так и создания окказиональных единиц, что обусловливает важность специализации переводчика, так как переводчик, не знакомый с терминологической системой в области знаний «Экономика», может исказить смысл термина в переводе, не имея достаточных фоновых знаний и навыков для правильной передачи данных единиц.

    Библиографический список

    1.    Алимурадов О. А., Лату М. Н., Раздуев А. В. Особенности структуры и функционирования отраслевых терминосистем // Международный журнал экспериментального образования. 2012. № 2. С. 86–88.

    2.    Голованова Е. И. Теоретические аспекты интерпретации термина как языкового знака // Лексикология. Терминоведение. Стилистика: Сборник научных трудов. 2003. С. 73–78.

    3.    Кованцева Л. Ю. Функциональный аспект терминологических единиц в специальных текстах // Ученые записки Комсомольского-на-Амуре государственного технического университета. 2010. № 4. С. 66–70.

    4.    Elliott M. Decentralized Bargaining in Matching Markets: Efficient Stationary Equilibria and the Core // Theoretical Economics. 2019. № 14. P. 211–251.

    5.    Ferguson A. Further Evidence on Mandatory Partner Rotation and Audit Pricing: a Supply-side Perspective // Accounting and Finance. 2017. № 2 (59). P. 1055–1100.

    6.    Hands D. W. Orthodox and Heterodox Economics in Recent Economic Methodology // Erasmus Journal for Philosophy and Economics. 2015. №1 (8). P. 61–81.

    7.    Hughes J. National Economics // Journal of Reviews on Global Economics. 2014. № 3. P. 48–83.

    8.    Massari F. Market Selection in Large Economies: A Matter of Luck // Theoretical Economics. 2019. № 14. P. 437–473.

     

  • Способы передачи маркеров эпистемической ответственности в англо-русском переводе научной статьи по экономике

    Способы передачи маркеров эпистемической ответственности в англо-русском переводе научной статьи по экономике

    Светайлов Борис Владимирович — Магистрант, Северо-Кавказский федеральный университет, Ставрополь, Россия

    В настоящее время английский язык является доминирующим в рамках научного коммуникативного пространства. Данная тенденция затрагивает и русскоязычных авторов научных работ, в связи с чем встает вопрос корректного перевода научных статей как с русского языка на английский с целью доведения результатов деятельности исследователя до большего количества ученых из других стран, так и с английского на русский, что вызвано необходимостью донести важную научную информацию до исследователей, не имеющих возможности знакомиться с научными работами, написанными на иностранном языке.

    Кроме того, важно отметить, что корректный перевод статьи требует знаний о нормах и требованиях, предъявляемых к данному типу текстов в иноязычной среде. Одной из важных тенденций современного научного дискурса, которую необходимо учитывать, является воззрение на научный текст не только как на источник, освещающий фактуальную информацию, но и как на результат исследовательской работы, воспринимаемой через призму имплицитной коммуникации с адресатом, риторической нацеленности, интенции убедить реципиента в достоверности представляемой информации, особенно в рамках экономической науки. В связи с этим актуальным представляется изучение вопроса средств реализации данного подхода в рамках англоязычной научной статьи по экономике и связанных с ним особенностей перевода на русский язык.

    Целью данной статьи является изучение способов перевода маркеров эпистемической ответственности с английского языка на русский, являющихся основным средством для реализации в научном тексте вышеописанного подхода, в рамках статьи экономической направленности.

    Материалом для данного исследования послужили статьи по экономике базы SCOPUS, разбитые по квартилям, что дает представление о способах экспликации и перевода на русский язык маркеров эпистемической ответственности в рамках как качественной, так и недостаточно рейтинговой научной периодики. В частности, квартиль Q1 представлен статьей из журнала Theoretical Economics, Q2 — публикацией из периодического научного издания Accounting and Finance, Q3 — из Erasmus Journal for Philosophy and Economics, Q 4 — из Journal of Reviews on Global Economics.

    К методам, применявшимся в исследовании, относятся: описательный метод, включающий наблюдение, обобщение, интерпретацию и классификацию единиц языка, описание их свойств, признаков, характеристик. Лингвистические методы данного исследования включают: метод контекстуального анализа, дефиниционный анализ и метод сплошной выборки.

    Многоаспектный феномен эпистемической ответственности в рамках научной статьи освещается многими исследователями. А. И. Чепурная в своем исследовании определяет ее как «ответственность за достоверность транслируемой информации». По ее мнению, эпистемическая ответственность является составной частью более широкой категории коммуникативной ответственности, «сопряженной с каждым актом употребления языка» [4, с. 93]. В другом исследовании она указывает на то, что данная категория отсылает также к когнитивной сфере говорящего, поскольку «связана со степенью уверенности автора в истинности сообщаемого: степень уверенности соотносится со степенью принятия на себя ответственности» [3, с. 205–206].

    О. Д. Олесова и Ю. Г. Степанова указывают, что понятие эпистемической ответственности тесно сопряжено с проблематичностью суждения, истинность или ложность которого не установлена, в связи с чем оно лишь претендует на то, чтобы считаться соответствующим действительности [2, с. 210]. Это обосновывает необходимость грамотной репрезентации данного рода суждений и снижения их категоричности ввиду отсутствия полной уверенности автора в выдвигаемой пропозиции.

    Г. Оригги в своей работе указывает на такой существенный аспект эпистемической ответственности, как необходимость внимательного обращения с предоставлением информации в рамках научного дискурса, так как «производство и получение информации такого рода требует высокой точности и достоверности суждения» [10, с. 150]. В связи с этим ответственность автора за выдвигаемую пропозицию является ключевым компонентом научной коммуникации.

    Таким образом, понятие эпистемической ответственности можно определить как ответственность автора научного труда за достоверность и истинность предоставляемой им информации.

    В рамках экономической науки данный аспект важен по ряду причин:

    -     потребность в моделировании и прогнозировании явлений принуждает брать на себя ответственность за отнесение собственных выводов по вопросу к числу достоверных;

    -     оперирование большими числами и статистическими данными зачастую является спорным ввиду сложности получения такого рода информации;

    -     текст научной статьи обязательно требует учета реципиента, так как им может оказаться как ученый, так и политик или государственный служащий, который использует результаты научного труда в дальнейшей деятельности, что зачастую может оказывать значительное влияние на экономическое положение в городе, регионе или стране — а это, безусловно, накладывает определенную степень ответственности на ученого.

    В тексте данная категория находит отражение посредством хеджей и хеджинговых средств, которые помогают автору как эксплицировать степень своей убежденности в выдвигаемом суждении, так и «снизить эпистемическую ответственность за него» и тем самым предотвратить возможную критику [9, с. 160]. В работе М. В. Миколайчик подчеркивается, что использование хеджинговых средств в тексте научной статьи позволяет излагать информацию как мнение по исследуемому вопросу, а не как бесспорную констатацию фактов, благодаря чему автор может «представлять не вполне доказанные положения с максимальной точностью и осторожностью», делая возможным открытие дискуссии по данному вопросу [1, с. 63], что непосредственно сопряжено с понятием эпистемической ответственности.

    Определив функциональную значимость хеджинговых средств как маркеров эпистемической ответственности в научном тексте экономической тематики, перейдем к анализу способов их передачи в англо-русском переводе, для чего обратимся к следующим примерам.

    Подбор вариантного соответствия исходной лексической единице является одним из наиболее частотных способов перевода хеджинговых средств:

    In contrast to the large number of studies examining MPR and audit quality, which generallyreport mixed results, there are relatively few studies investigating the costs of MPR [6, с. 1057]. — В отличие от большого количества исследований, посвященных изучению обязательной смены участников и качеству аудита, которые обычнодают неоднозначные результаты, сравнительно небольшое количество работ посвящено изучению затрат на них (здесь и далее перевод наш. — С. Б.).

    В данном примере хеджи generallyи relatively few, выражающие осторожность автора в выдвижении суждений и попытку снизить их категоричность, переведены посредством подбора эквивалентных соответствий для исходных многозначных лексем как с целью достижения максимально возможной эквивалентности, так и для передачи оттенка эпистемической модальности.

    Наравне с подбором вариантного соответствия могут использоваться различные трансформации, такие как, например, конкретизация и генерализация. Все три вышеупомянутых способа перевода находят отражение в переводе следующих предложений:

    Many economists think the stimulus will be needed longer, and“extraordinary monetary policies” carry risks. Critics and some policymakers in the U.S. Federal Reserve say that the cash central banks are pumping into the global financial system is flowing into stocks, bonds, and commodities, creating potential asset bubbles. Others warn that easy money may cause runaway inflation [8, с. 48]. — Многие экономисты считают, что стимулы будут необходимы дольше и что «чрезвычайная денежно-кредитная политика» несет в себе риски. Критики и некоторые политики из Федеральной резервной системы США делают заявления о том, что денежные средства, которые центральные банки вкачивают в глобальную финансовую систему, перетекают в акции, облигации и сырьевые товары, создавая потенциальные пузыри активов. Другие говорят, что легкие деньги могут привести к проблеме стремительной инфляции.

    В оригинале представлены три глагола речемыслительной деятельности to think, to say и to warn в качестве маркеров эпистемической ответственности, призванных обосновать достоверность представляемой автором информации через ссылки на сторонние источники и продемонстрировать тем самым плюрализм мнений по исследуемому вопросу, для перевода которых использованы различные стратегии.

    Во-первых, многозначный глагол think переведен как «считают»посредством подбора соответствующего вариантного соответствия, наиболее подходящего по контексту среди всех значений исходного глагола. Во-вторых, глагол sayпереведен при помощи трансформации конкретизации как «делают заявления», что также включает и операцию по дифференциации исходного понятия, так как значение глагола sayявляется более широким и менее дифференцированным относительно его перевода в русском языке. Наконец, глагол warnпереведен при помощи трансформации генерализации как «говорят». Важно здесь отметить и то, что оттенок предостережения, отсутствующий в семантическом составе глагола «говорят» в силу произведенной генерализации, компенсируется посредством добавления лексемы «проблема» во второй части предложения, благодаря чему достигается эквивалентность при переводе данного предложения.

    В ряде случаев необходимо прибегнуть к антонимическому переводу:

    Also, it is probably not a good sign that the profession considers economic methodology to be an inferior good in the traditional microeconomic sense: that is, one that economists consume more when incomes fall [7, с. 62]. — Кроме того, возможно, является негативным сигналом тот факт, что в рамках профессии экономическая методология считается низшим благом в традиционном микроэкономическом смысле, то есть таким благом, которое экономисты начинают потреблять больше при падении доходов.

    В данном примере конструкция it is probably not a good sign, посредством которой выражается оттенок эпистемической ответственности в плане снижения автором уровня категоричности выдвигаемого им суждения, переведена при помощи лексической трансформации антонимического перевода как «возможно, является негативным сигналом».

    Наконец, с целью достижения эквивалентности хеджи могут переводиться при помощи таких трансформаций, как смысловое развитие и целостное преобразование:

    However, inefficiencies may be driven by the large costs associated with disagreement. Indeed, one could interpret discounting as the source of matching frictions [5, с. 230]. — Однако можно рассматриватьвысокие издержки, связанные с разногласиями, в качествепричины неэффективности. Действительно, дисконтирование стоит считать источником соответствующих трений.

    В первом предложении произведена трансформация смыслового развития при переводе содержащей модальный глагол хеджинговой конструкции may be driven byкак «можно рассматривать… в качестве», что обусловлено отсутствием соответствующего эквивалента англоязычного словосочетания, в результате чего образуется причинно-следственная связь между ним и его эквивалентом в тексте перевода.

    Во втором предложении хеджинговая конструкция one could interpret, также содержащая модальный глагол, переводится при помощи трансформации целостного преобразования, так как буквальный перевод «можно интерпретировать»в меньшей степени соответствует узусу русского языка, нежели эквивалент «стоит считать», полученный в ходе этой трансформации. Посредством использования данных трансформаций переводчику удается эквивалентно передать хеджинговые средства в тексте перевода.

    Таким образом, маркеры эпистемической ответственности имеют большое значение в тексте научной статьи по экономике, позволяя автору грамотно оформлять суждения, в достоверности которых он не уверен полностью. Эквивалентный перевод данных единиц осуществляется, как правило, при помощи подбора эквивалентного соответствия либо посредством использования ряда трансформаций: конкретизации, генерализации, смыслового развития и целостного преобразования.

    Библиографический список

    1.    Миколайчик М. В. Лексические хеджи в британском и американском вариантах научного экономического дискурса: корпусное исследование // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2019. № 3 (12). С. 63–67.

    2.    Олесова О. Д, Степанова Ю. Г. К вопросу о средствах эпистемической модальности // Вестник современных исследований. 2018. № 12 (27). С. 210–213.

    3.    Чепурная А. И. Модель базы данных языковых средств выражения эпистемической ответственности // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2013. № 1 (19). С. 205–209.

    4.    Чепурная А. И. Эпистемологические основания разграничения факта и мнения при определении степени эпистемической ответственности // Юрислингвистика. 2014. № 3 (14). С. 93–101.

    5.    Elliott M., Nava F. Decentralized Bargaining in Matching Markets: Efficient Stationary Equilibria and the Core // Theoretical Economics. 2019. № 14. P. 211–251.

    6.    Ferguson A. Further Evidence on Mandatory Partner Rotation and Audit Pricing: a Supply-side Perspective // Accounting and Finance. 2017. № 2 (59). P. 1055–1100.

    7.    Hands D. W. Orthodox and Heterodox Economics in Recent Economic Methodology // Erasmus Journal for Philosophy and Economics. 2015. № 1 (8). P. 61–81.

    8.    Hughes J. National Economics // Journal of Reviews on Global Economics. 2014. № 3. P. 48–83.

    9.    Hyland K. Hedging in Scientific Research Articles. Amsterdam: John Benjamins Publishing Company, 1998. 314 p.

    10.  Origgi G. Epistemic Vigilance and Epistemic Responsibility in the Liquid World of Scientific Publications // Social Epistemology: A Journal of Knowledge, Culture and Policy. 2010. № 3 (24). P. 149–159.